Полицейские не носят жетоны на охране массовых мероприятий, — правозащитник

Три года после Майдана, а идентифицировать служащих новосозданных Нацгвардии и полиции все так же сложно. Говорим об изменениях к закону, которые бы позволили определять, кто стоит за формой

Ведущие

Ирина Ромалийская,

Наталья Соколенко

Гостi

Михайло Каменєв,

Володимир Шевченко

Полицейские не носят жетоны на охране массовых мероприятий, — правозащитник
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr-news-17-02-03_kamenev_shevchenko.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr-news-17-02-03_kamenev_shevchenko.mp3
Полицейские не носят жетоны на охране массовых мероприятий, — правозащитник
0:00
/
0:00

В студии «Громадського радио» правозащитник и юрист Михаил Каменев, который разработал законодательные изменения об обязательности читабельных жетонов для полиции и Нацгвардии. Чтобы не повторялись истории как с «Беркутом» во времена Майдана, когда люди в форме избивали людей, но так и не были идентифицированы. Два законопроекта уже зарегистрирован в Верховной Раде.

Руководитель Тернопольской правозащитной группы Владимир Шевченко рассказывает о мониторинге использования жетонов сейчас.

Ирина Ромалийская: О каких изменениях идет речь?

Михаил Каменев: Да, мы как раз встречались с вами в этой студии 5 месяцев назад, когда все было только в разработке. За это время мы успели обсудить идеи изменения законодательства с Национальной полицией, Национальной гвардией, правозащитниками, экспертами, депутатами, и выкристаллизовались два законопроекта. Один о Нацгвардии, и один о полиции.

С Нацгвардией проблема очень простая — они охраняют мирные собрания, но при этом у них нету никаких опознавательных знаков. А их нашивка с фамилией скрыта бронежилетом, который они всегда носят. Проблема по Нацполиции — после Революции Достоинства был принят новый закон, и там есть норма о жетонах, но они не исполняют свою функцию — информация не читабельна, а если и читабельна, то непонятно, что потом с этими цифрами дальше делать.

У нас очень короткие и простые идеи — это законодательное требование сделать жетоны читабельными, установление персональной дисциплинарной ответственности за не ношение или скрытие жетонов, обязательное нанесение нашивок на спецсредства, то есть, чтобы полицейского со щитом или в бронежилете можно было идентифицировать. И последняя идея — единая государственная база этих номеров с бесплатным доступом через интернет. Чтобы можно было по номеру (то есть не всю базу закачать сразу, а по запросу) получить информацию: ФИО, место работы, должность, специальное звание, и является ли этот сотрудник наделен полномочиями, не в отпуске ли он, не отстранен ли. И эти два законопроекта были зарегистрированы, их поддержали 23 депутата.

Наталья Соколенко: Есть ли подобный опыт такой персональной идентификации в других странах? Или это украинское изобретение, вынужденное после событий Революции Достоинства?

Михаил Каменев: Мы не придумываем велосипед. Читабельные жетоны с номерами — это практика большинства европейских стран. Во всех странах вокруг нас уже это сделано, даже в Беларуси и России. Вопрос, конечно, и в имплементации — мало написать хороший закон, нужно его еще исполнять. Для меня был очень интересен мониторинг по жетонам в Украине, его результаты шокировали.

Ирина Ромалийская: Владимир Шевченко в нашей студии как раз для того, чтобы презентовать результаты этого мониторинга.

Владимир Шевченко: Під час моніторингу виявлено, що дуже мала кількість працівників поліції носять жетони на видному місці. У Тернополі зокрема до наших моніторів викликали слідчо-оперативну групу, і один з працівників поліції, який приїхав, сказав, що його жетон знаходиться на формі, а сам він був у цивільному, а зверху просто жилетка. Фактично ми не могли зрозуміти, хто це такий. Моніторів затримали.

Ирина Ромалийская: А затримали за що?

Владимир Шевченко: Поліцейські не дозволяли фотографувати свої жетони.

Ирина Ромалийская: Які результати моніторингу?

Михаил Каменев: Один з координаторів цієї кампанії Сергій Перникоза буквально вночі надіслав мені цей звіт, я чесно кажучи реально був шокований цими цифрами. Я не думав, що все так погано. 23% з опитаних працівників поліції досі не отримали жетони. У нас 106 тисяч поліцейських, тобто десь 25 тисяч ходить без жетонів. І тільки 12% з тих, у кого є жетони, носять їх на однострої. Лише 7% дозволили їх сфотографувати на перше прохання моніторів.

Моє спостереження — і я працював у патрульній поліції — на патрулювання вони все-таки не приховують жетони, я такого не бачив, щоб їздили без жетонів. А на охороні громадського порядку, коли вони працюють під час мітингів і демонстрацій, вони їх не носять.

Наталья Соколенко: Какая перспектива принятия этих законопроектов? Вы пытались посчитать, сколько депутатов готовы их поддержать?

Михаил Каменев: Мы считали следующим образом — 23 депутата подписали законопроекты, а значит 23 голоса уже есть…

Ирина Ромалийская: Депутаты каких фракций подписали?

Михаил Каменев: У нас есть подписанты из фракции «Самопомич», есть подписанты и главный инициатор законопроекта из фракции «Батькивщина», у нас есть Карпунцов и еще несколько депутатов из БПП, и у нас есть Антон Геращенко из «Народного Фронта». Есть «свободовцы», есть небольшая группа Добродомова, и еще разные внефракционные депутаты. Игорь Мосийчук из «Радикальной партии», член профильного комитета Попов.

Наталья Соколенко: А «Оппозиционный блок»?

Михаил Каменев: Их подписи не собирались. Мы считаем, что нам будет достаточно сил условной коалиции.