Порошенко не задекларировал активы в офшорной зоне, — Хмара

Глава правления Transparency International Алексей Хмара комментирует обнародованную информацию относительно офшорных состояний президента Украины

Ведущие

Дмитрий Тузов,

Евгения Гончарук

Гостi

Олексій Хмара

Порошенко не задекларировал активы в офшорной зоне, — Хмара
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-04-04_hmara.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-04-04_hmara.mp3
Порошенко не задекларировал активы в офшорной зоне, — Хмара
0:00
/
0:00

Дмитрий Тузов: Насколько ситуация серьезна? Или то, что мы слышим в медиа, преувеличено?

Алексей Хмара: Столько всего говорят — сложно что-либо комментировать вокруг этого дела. Порошенко, став президентом Украины, пообещал продать свой бизнес или передать его. Он обратился в одну инвестиционную компанию, чтобы она осуществляла управление от его имени. В этом году он заявил, что это будет «слепой траст». Специальная организация абсолютно анонимно для Порошенко будет управлять его имуществом.

Дмитрий Тузов: Поэтому «слепой траст»?

Алексей Хмара: Да, он не имеет возможности видеть, что и как там происходит с управлением. Но может пользоваться результатом работы такого траста.

Дмитрий Тузов: Пользоваться результатом — это получать прибыль?

Алексей Хмара: Да. Поскольку президент Украины является первым выборным лицом, по Конституции Украины он не имеет права заниматься бизнесом. Но в 2014 году, когда президент Украины уже был избран и просил мобилизоваться, во время Иловайской трагедии, — он сам или люди, которым он доверяет, оформляли новые офшоры для возможной продажи бизнеса. В этих новых офшорах президент указал себя конечным выгодополучателем. Этим он нарушил требования украинской конституции. Это и есть нарушение. К сожалению, ответственность, которая была предусмотрена, — уже прошла. Мы говорим об административной ответственности, срок давности которой — один год с момента проступка. Проступком считалось неуказание этой офшорной собственности в декларации за 2014-й год. Такую декларацию он подал 30-го марта 2015 года — год после этого прошел 1-го апреля 2016 года. Уголовная ответственность тоже не распространяется — он имеет широкий иммунитет полномочий как президент Украины и не может быть привлечен к ней.

Евгения Гончарук: Вы видите неувязку в его заявлениях, что процесс передачи — длительный. Может быть так, что это стечение обстоятельств?

Алексей Хмара: Эти офшорные компании были зарегистрированы в августе 2014-го года. Компании не закрывались и остаются активными. Но эти новые офшорные компании, созданные за время президентства, продолжают существовать и работать. Все это время Порошенко, который, вроде как, передал активы в «слепой траст» — не передал их, они остаются за ним. Номинальное участие в бизнесе осталось за Порошенко. Тут он нарушает пункт антикоррупционного законодательства о конфликте интересов: о совмещении бизнес-деятельности с государственной службой. Это, в первую очередь, нехорошо для него репутационно.

Дмитрий Тузов: Этот «слепой траст» сейчас пустой и на нем нет активов?

Алексей Хмара: Сейчас об этом никто не может сказать, пока Порошенко не покажет договор, согласно которому и что он передал в управление «слепому трасту». Из тех «обрывков» информации, которые стали известны благодаря утечке данных, невидно, чтобы «слепой траст» уже существовал.  Мы не можем утверждать, что правы мы, а Порошенко — нет, поскольку мы не видим всех документов. Но мы точно можем утверждать, что он надлежащим образом не комментирует ситуацию вокруг его активов.

Дмитрий Тузов: Но все-таки краткий комментарий от президента прозвучал. Можете его охарактеризовать?

Алексей Хмара: Мы имеем какие-то публично доступные материалы. В случае президента — это заявление и поползновения со стороны его окружения. Я пока не готов доверять словам президента. Сейчас он подал декларацию за 2015-й год, в которой нет упоминаний о новых офшорах. Предполагаем, что он мог об этом забыть.

Я напомню, что согласно последним изменениям антикоррупционного законодательства, предусмотрено, что начиная с этого года, как только национальное агентство по предотвращению коррупции заявит, — начнут действовать специальные электронные системы декларирования. Туда будут заносить большие объемы данных об имуществе, доходах и расходах публичных служащих, в первую очередь, — президента Украины. Там есть специальные поля об активах, акциях за рубежом. Данные необходимо занести, включая информацию о конечном бенифициаре — собственнике этих активов. Поэтому Порошенко теперь будет куда вписать эту информацию. В то же время, 60 дней, которые даются, чтобы задекларировать имущество, достаточно, чтобы президент мог вспомнить: какие активы были и что с ними делать дальше.

Евгения Гончарук: НАБУ отреагировало достаточно быстро, сказав, что не имеет право расследовать офшорные компании Порошенко. Но есть ряд других чиновников (Валерия Гонтарева, Игорь Кононенко и т. д.) — будут ли расследовать их деятельность?

Алексей Хмара: Все они должны быть фигурантами таких расследований. Насколько я понял из сегодняшних заявлений НАБУ — информация сейчас проверяется и уточняется. Потом будет даваться оценка. Хочу напомнить, что пока мы пользуемся лишь кусками информации, которые стали доступными.

Евгения Гончарук: Срок давности по поводу других фигурантов также вышел?

Алексей Хмара: Все указанные лица тоже являются политиками и чиновниками. Они тоже должны заполнять все в декларациях. Когда они сделают это в электронном виде, согласно новой системе декларирования, — будет 2-3 года давности этого нарушения и достаточно времени, чтобы органы могли этим заняться. Поскольку они по старой системе декларирования тоже, я так понимаю, не указали эти данные — их ситуация аналогична с президентом Украины.

Дмитрий Тузов: Им удачно наполнили: не забыть о виргинских офшорах, заполняя электронную декларацию?

Алексей Хмара: Абсолютно верно. Это сейчас дружественное напоминание со стороны небезразличного общества своим топ-представителям.

Дмитрий Тузов: Ситуация для них получилась удачной. А в чем проблема, ведь операции с офшорными компаниями не запрещены законодательством?

Алексей Хмара: Если они не указали данные об имуществе и бизнес продолжает работать в их интересах — тем самым они нарушают законодательство Украины. Но если бизнес передан в управление третьим компаниям или лицам — никаких нарушений, скорее всего, не будет.

Дмитрий Тузов: Вся это история — «мыльный пузырь» и ее зря подняли, как вы считаете?

Алексей Хмара: Нет, очень даже не зря. Это хороший урок для Порошенко. Он же по своей инициативе не рассказал сам о своих активах за границей. Никто не спорит, что Порошенко — бизнесмен, активы которого зарегистрированы в офшорах. Но не так давно он создал новые бизнес-активы, используя офшоры. При этом, будучи президентом Украины. Это нарушение, о котором он умолчал. Журналисты пролили на это свет — мы знаем, что происходит. Даже если есть законодательный или политический иммунитет — это не защитит человека именно потому, что общество не будет молчать.

Комментарии