После двухнедельного пикета переселенцы и вице-мэр Киева прямо в эфире договорились о встрече

Переселенцы требуют внимания от столичной власти. Возле здания киевской мэрии проходит бессрочный пикет переселенцев из Крыма и Донбасса

Ведущие

Татьяна Курманова,

Михаил Кукин

Гостi

Сергей Морозов,

Олег Перетяка

После двухнедельного пикета переселенцы и вице-мэр Киева прямо в эфире договорились о встрече
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-24_peretiaka_morozov_povoroznik.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-24_peretiaka_morozov_povoroznik.mp3
После двухнедельного пикета переселенцы и вице-мэр Киева прямо в эфире договорились о встрече
0:00
/
0:00

В студии Громадського радио — координатор Луганской коалиции «Граждане за прозрачность действий власти», член Общественного совета при Киевской горгосадминистрации Олег Перетяка и руководитель «Жилищного союза переселенцев», член Общественного совета при Киевской горгосадминистрации Сергей Морозов, которые уверяют, что столичные власти не выполняют требования госпрограммы по поддержке переселенцев и отказываются с ними встречаться. На связи со студией — заместитель председателя КГГА Николай Поворозник.

Михаил Кукин: По какому поводу пикет? Почему он так долго длится? Это значит, что его не замечают?

Олег Перетяка: В Киеве более 160 тыс. переселенцев. Это уже, можно сказать, жители территориальной громады города Киева. К сожалению, чиновники не обращают внимание на те проблемы, которые существуют. В декабре 2015 года Кабмин принял программу по адаптации и интеграции переселенцев в территориальные громады. В соответствии с этой программой на всех территориях к середине прошлого года должны были принять местные программы. Но Киевская администрация даже не собиралась делать эту программу. Хотя мы, как члены Общественного совета, приглашали чиновников на круглый стол и требовали делать эту программу. Но нас игнорировали. Мы даже создали рабочую группу по нашей инициативе для того, чтобы разработать план действий по разработке программы. Мы предложили, что нужно включить в программу. Но чиновники выхолостили наше предложение. Они сделали программу формальной и безответственной.

Михаил Кукин: То есть они все-таки ее приняли?

Олег Перетяка: Нет. Они начали готовить ее без наших предложений.

Татьяна Курманова: Какие ваши предложения были вычеркнуты?

Сергей Морозов: Мы ведем работу уже почти 2 года. Мы долго добивались и вот наконец-то добились того, что они начали делать программу. Сначала нам говорили: «У нас нет времени». Потом предлагали отдать это юристам. Мы сделали действенную программу. Когда они увидели, что программа действенна, ее взяли и подменили. Мы предоставили нормальную программу, ее отдали юристам, и тут вдруг по электронке приходит программа, которую я же им дал для образца. Это была программа Ровненской области, которую приняли год назад. Она была хороша год назад. Мы эти наработки, которые должны были начаться год назад, сами сделали и включили в программу. В общем, команда была дана сверху. Во время последнего разговора с руководством, уже во время пикета, когда была Ассоциация городов, нас постарались отвлечь и убрать оттуда. Мы решили сделать благородный шаг и написали Кличку, что теперь такого благородного шага мы ждем от них. И ушли.

Тогда мы приехали, поговорили ни о чем и получили только один ответ — «Зачем вы сюда приехали?» Это сказал руководитель департамента соцполитики Крикунов.

Со своими предложениями и возмущениями мы успели обойти всех заместителей, в том числе и первого. В конце концов мы пришли к тому, что нужно обращаться к Кличку. Оказалось, что Кличко уже год не принимает народ. Открываешь сайт КМДА — последний прием был в феврале 2016 года.

И мы решили, что мы должны заставить Кличка принять эту программу. Иначе тут нам делать нечего.

Олег Перетяка: Мы являемся членами Общественного совета, который уже 2 года существует при КМДА. Ни разу за все это время ни Кличко, ни его заместители не приходили поинтересоваться, чего мы хотим. Нас не слышат и не хотят слышать.

К разговору присоединяется заместитель председателя КГГА Николай Поворозник.

Михаил Кукин: Главная претензия представителей переселенцев заключается в том, что их не принимает ни Кличко, ни его замы. А у них есть претензии по выполнению комплексной госпрограммы по поддержке переселенцев.

Сергей Морозов: Мы были у вас. Вы дали команду своим подчиненным, в каком направлении доработать программу, которая у нас была. Мы доработали программу в этом же направлении. Потом они передернули карту и подсунули нам программу годичной давности.

Николай Поворозник: Как по мне, последняя наша с вами встреча, которая состоялась около месяца назад, была достаточно конструктивной. Я вам показал начало решения проблем, которые сегодня существуют. То, что вы их не воспринимаете и хотите идти своим путем, — это другая история. Наверное, это правильно. У вас есть способы и возможности добиваться того, чего вы хотите. Но для того, чтобы проблема решалась быстрее, мы договаривались сделать программу попроще.

Михаил Кукин: Что значит «проще»? В каких пунктах вы не сходились?

Сергей Морозов: Мы с Николаем Юрьевичем сошлись во всех пунктах. И мы доработали программу строго по его указанию. Подмена произошла на уровне департамента. Но когда я обратился к нему с тем, чтобы он вмешался, он мне не отвечал в течении недели. То есть я понял, что команда была от него. Если бы вы с нами встретились, мы бы все решили. В нашей программе мы выполнили все пункты. А у меня сейчас лежит программа, которую мне дали. Ни одной вашей установки там выполнено не было.

Михаил Кукин: Николай, это правда?

Николай Поворозник: Я проходил мимо вас. Я поздоровался с людьми, которые стояли на пикете, и вы мне не задали ни одного вопроса.

Олег Перетяка: А вы не поинтересовались, почему мы стоим?

Николай Поворозник: Если вас что-то не устраивает, давайте проводить еще один раунд переговоров.

Михаил Кукин: Люди стоят уже 2 недели. А вы говорите, что последняя встреча была месяц назад.

Олег Перетяка: Он ошибается. Встреча была около двух месяцев назад.

Михаил Кукин: Но, если люди пикетируют, вероятно власть должна была обратить на них внимание.

Николай Поворозник: Я это не поддаю сомнению. Я за день до того проходил мимо и здоровался с ними.

Михаил Кукин: Давайте попытаемся добиться какого-то конструктива. Что можно сейчас сделать? Гости студии говорят, что документ подменили. Вы можете встретиться с ними и обсудить это? Это так или нет? Потому что они утверждают, что их вариант был с вами согласован.

Николай Поворозник: Документ был согласован со мной, кроме двух пунктов, если я не ошибаюсь. Но это не решение вопросов в телефонном режиме без соответствующих документов на столе. Я обещаю, что на следующей неделе мы обязательно встретимся и будем искать пути выхода из ситуации.

Олег Перетяка: Во-первых, Администрация должна была сделать эту программу еще в середине прошлого года. Во-вторых, мы уже объявили пикет бессрочным. Пикет будет продолжаться до тех пор, пока Кличко не подпишет программу.

Сергей Морозов: Пока речь идет о плане действий, в котором есть пункт «программа». Вот этот пункт «программа» был вычеркнут. Сотрудники департамента его просто выкинули.

Олег Перетяка: 14 апреля состоится большой сбор переселенцев перед КМДА.

Михаил Кукин: Можете назвать конкретную дату? Когда вы их ждете в гости?

Николай Поворозник: 28 марта в 15:00.

Возвращаемся к разговору с общественными активистами Олегом Перетякой и Сергеем Морозовым.

Михаил Кукин: Что именно было выхолощено в вашем варианте? На чем вы настаиваете?

Сергей Морозов: Николай Поворозник дал нам установки. Во-первых, изучить потребности переселенцев. Во-вторых, разработать механизмы распределения жилья. В-третьих, написать о том, что мы начинаем разрабатывать программу. Потому что план действий утверждается лично главой Администрации. А вот программа — там, где финансы, она должна была выйти к июню на Киевсовет.

Михаил Кукин: То есть ее должны были утвердить депутаты?

Сергей Морозов: Да. Когда нам подменили программу, мы увидели, что этого пункта о разработке программы нет. И мониторинга плана действий нет. Дополнительно мы поставили пункты о жилищных программах и ученных-переселенцах. В Академии наук нам пообещали выделить территорию на своей земле для ученных-переселенцев. Этот пункт выбросили. Получается, ученные-переселенцы не нужны Украине.

В Министерстве оккупированных территорий нам говорили о возможности выделения земли для АТОшников. У нас очень много переселенцев, которые воевали за Украину. Участники АТО-киевляне возвращаются из АТО домой, а эти ребята возвращаются под забор. Этот пункт из программы быв выброшен.

Михаил Кукин: Почему государство должно вам помогать получать в столице что-то бесплатно?

Олег Перетяка: Мы разрабатываем механизм, чтобы учитывались особенности переселенцев — одни могут заплатить, другим нужна какая-то помощь, кому-то нужно социальное жилье.