ПриватБанк передал обязательства по вкладам крымчан фирме «Рога и копыта», — адвокат

Сумма обязательств ПриватБанка перед крымскими вкладчиками превышает 7 млрд грн. Только сейчас стало известно о странной операции предыдущего руководства ПриватБанка в отношении «крымских» депозитов

Ведущие

Татьяна Курманова,

Ирина Ромалийская

Гостi

Дмитро Дугінов

ПриватБанк передал обязательства по вкладам крымчан фирме «Рога и копыта», — адвокат
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-18_duginov.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-18_duginov.mp3
ПриватБанк передал обязательства по вкладам крымчан фирме «Рога и копыта», — адвокат
0:00
/
0:00

С адвокатом Дмитрием Дугиновым говорим о том, как банк передал свои обязательства по вкладам крымчан аффилированной финансовой компании.

Татьяна Курманова: Как обстоят дела с крымскими вкладчиками ПриватБанка?

Дмитрий Дугинов: После национализации ПриватБанка в середине декабря 2016 года у всех крымских вкладчиков, которые уже три года лишены законного права на распоряжение своими средствами, переданными ПриватБанку в Крыму, появились большие надежды.

Президент Украины по телевиденью уверил всех, что все обязательства банка гарантированы, после национализации вкладчики и все клиенты банка могут быть на 100% уверены, что теперь их деньги в еще большей безопасности.

Как оказалось, политика ПриватБанка, которая применялась предыдущим руководством, а именно — полное нежелание признавать своих крымских клиентов таковыми и нежелание отдавать деньги под любыми предлогами, сохранилась.

Ирина Ромалийская: Что произошло после аннексии?

Дмитрий Дугинов: Счета всех клиентов ПриватБанка в Крыму были заблокированы.

Ирина Ромалийская: И снять деньги было невозможно на протяжении всех трех лет?

Дмитрий Дугинов: Да. В 2014 небольшие суммы разблокировали некоторым крымчанам, которые переехали на материк, предоставили в банк справку, что они уже зарегистрированы на материковой части Украины. Но это были очень незначительные суммы, а депозиты не выдавались.

Ирина Ромалийская: После национализации банка появилась надежда, что ситуация разрешится?

Дмитрий Дугинов: В прошлый раз в эфире я рассказывал, что новый председатель правления банка господин Шлапак на пресс-конференции в начале февраля сообщил, что банк рассматривает возможность выполнения своих обязательств перед крымчанами, но при одном условии: получение от государства новой докапитализации в размере около 14 миллиардов гривен.

Через некоторое время мне в руки попало письмо — официальное обращение господина Шлапака к премьер-министру Гройсману, в котором он описывает ситуацию и просит у него 14 миллиардов.

Самое интересное, из содержания данного письма стало известно: оказывается, еще в ноябре 2014 года ПриватБанк все свои обязательства передал финансовой компании ФИНИЛОН.

Татьяна Курманова: Расскажите подробнее, что это за компания?

Дмитрий Дугинов: Она является аффилированной с ПриватБанком, в соучредителях компании имеется ПриватБанк. В 2014 году согласно договору уступки долга все обязательства перед крымскими вкладчиками ПриватБанк передал компании ФИНИЛОН. В письме также написано о том, что банк для выполнения ФИНИЛОН-ом обязательств перед крымчанами перечислил им 8 215 457 404,28 копеек. На тот период это вся сумма заблокированных весной 2014 года средств. Но, как пишет в этом же письме господин Шлапак, компания ФИНИЛОН эти обязательства не выполнила.

Более того, крымская недвижимость ПриватБанка, которая стояла 203 миллиона гривен, также была продана компании ФИНИЛОН, и банк получил за нее эти деньги.

Теперь получается, что по сути ПриватБанк не является должной стороной в ходе судебных разбирательств

Ирина Ромалийская: А что сейчас с компанией ФИНИЛОН?

Дмитрий Дугинов: По сути эту компанию можно назвать «Рога и копыта». Это аффилированная компания, у которой есть директор, несколько сотрудников, по информации господина Шлапака, сейчас на счетах компании 62 миллиона гривен. У них даже есть сайт, на котором размещены контакты и расположены они в том же здании, что и офис ПриватБанка в Днепре.

Мы неоднократно отправляли им адвокатские и информационные запросы с просьбой прокомментировать ситуацию, но эти письма до них не доходят. Они просто не забирают их.

Чем это может грозить крымским вкладчикам? С одной стороны, согласно номам законодательства, передача долга без извещения об этом самого кредитора (крымских вкладчиков), является юридически ничтожной.  

Но мы прекрасно знаем, чтобы получить деньги от ПриватБанка, крымские вкладчики были вынуждены подавать иски в суд и судиться 2-2,5 года до стадии исполнительного производства, которое блокируется.

То же самое может произойти и с компанией ФИНИЛОН. Если правительство не даст банку эти 14 миллиардов (а я не уверен, что они дадут эти деньги), у ПриватБанка будет замечательная правовая позиция. Она будет очень хромать, но это не остановит их в том, что они будут обжаловать в судах всех уровней все, что касается признания данного договора переуступки долга недействительным.

Татьяна Курманова: После национализации ПриватБанка поменялось отношение к вкладчикам хотя бы в рамках судебных исков?

Дмитрий Дугинов: Нет, к сожалению, ничего не изменилось. Судебные процессы, которые были начаты до национализации, продолжаются сейчас, позиция банка остается той же. Единственное, что изменилось, — письменная позиция банка. Они, отвечая и на наши заявления, на обращения вкладчиков, говорят о том, что крымский вопрос поставлен банком перед руководством государства в лице Минфина и в целом Кабмина, поэтому все вопросы, связанные с вкладами крымчан, будут решены только после того, как будет получено то или иное решение правительства.

Татьяна Курманова: Раньше вы рассказывали о судебных исках, которые были выиграны вкладчиками, но суд блокирует взыскание сумм?

Дмитрий Дугинов: Да, ситуация остается. 16 февраля было отменено четвертое решение о запрете исполнительной службе взыскивать в принудительном порядке денежные средства с ПриватБанка. Мы думали, после национализации пусть не сразу, но постепенно банк начнет выполнять свои обязательства, в частности, в ходе исполнительного производства. Но это не так.

Государство запретило само себе выполнять то, что оно обязано

27 февраля Окружной суд Днепропетровской области по заявлению ПриватБанка опять запретил исполнительной службе взыскивать с ПриватБанка в принудительном порядке суммы депозитов по крымским вкладам по решениям, которые уже вступили в законную силу. Ничего не изменилось. Государство запретило само себе выполнять то, что оно обязано.

Татьяна Курманова: Сумма, озвученная в письме, на которое вы ссылаетесь, адекватна?

Дмитрий Дугинов: Эта сумма 8 215 000 взята из финансовой отчетности банка по состоянию на 30 мая 2014 года. Она включает всех вкладчиков, но на данный момент большинство вкладчиков, которые открывали депозиты в ПриватБанке в Крыму получили свои деньги от российского фонда защиты вкладчиков. Поэтому сумма, которую ПриватБанк должен вернуть своим крымским вкладчикам, которые не обращались и не получали компенсацию от РФ, существенно меньше. Но в связи с тем, что ПриватБанк долго не выполняет свои обязательства, в ходе судебных разбирательств, которые длятся годами, истцы увеличивают исковые требования, штрафные санкции: суммы депозитов увеличиваются незначительно, а вот штрафные санкции достигают колоссальных объемов.  

Если ПриватБанк сейчас в добровольном (относительно) порядке не начнет выполнят обязательства перед своими крымскими клиентами, в итоге по решению судов, которые вступят в законную силу, задолженность банка перед клиентами возрастет в десятки раз. Скорее всего, в связи с тем, что государство блокирует выполнение решений, вкладчики будут вынуждены обращаться в ЕСПЧ.

Ирина Ромалийская: Есть ли законченные на национальном уровне процессы?

Дмитрий Дугинов: Масса. Сейчас в исполнительной службе Днепра находится более 600 исполнительных производств — это те, кто прошел все три инстанции и находится на стадии принудительного взыскания. Мы начинаем нашу работу над подачей исков в ЕСПЧ в отношении государства Украина в связи с тем, что государство больше года не может обеспечить выполнение решений судов.

Татьяна Курманова: У меня складывается ощущение, будто ситуация затягивается намеренно, для чего это? Ведь штрафные санкции растут, а это хуже для государства.

Дмитрий Дугинов: Да, хуже для государства. Приходится констатировать. И люди в руководстве банка, и руководстве государства через некоторое время покинут посты — люди понимают, что сейчас они могут открыто нарушать законодательство. А вкладчики будут вынуждены подавать иски в ЕСПЧ, после чего государство Украина должно будет возмещать деньги. Но что такое «государство Украина будет возмещать деньги»? Деньги будут возмещаться из государственного бюджета, который формируется из налогов, которые собирают с каждого гражданина.

Татьяна Курманова: Что делать гражданам, правозащитникам в этой ситуации?

Дмитрий Дугинов: Минфин по распоряжению премьер-министра изучает данный вопрос на предмет возможности докапитализации банка в данных суммах. Минфин, Нацбанк на наши запросы отвечает тем, что соответствующий государственные органы занимаются решением данной ситуации.

Но к этому процессу не привлечены ни сами вкладчики, ни их представители, ни правозащитники. В ближайшее время мы собираемся провести большой круглый стол с привлечением как самих вкладчиков, так и их представителей, правозащитников, представителей руководства Минфина и ПриватБанка. Я надеюсь, руководство этих учреждений придет, потому что вопрос зашел слишком далеко. Но решить его относительно мирным и обоюдовыгодным способом, несмотря на это, все равно возможно.