Процедура получения статуса «детей войны» упрощена, но социальных гарантий пока не дает, - Касьянова

Сложно ли детям, пострадавшим от вооруженного конфликта, получить соответствующий статус? Рассказывает представительница организации «СОС-Дитячі містечка — Україна»

Ведучi

Алена Бадюк

Гостi

Дар’я Касьянова

Процедура получения статуса «детей войны» упрощена, но социальных гарантий пока не дает, - Касьянова
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-02_kasyanova.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-02_kasyanova.mp3
Процедура получения статуса «детей войны» упрощена, но социальных гарантий пока не дает, - Касьянова
0:00
/
0:00

В студии Громадського радио — директор по развитию программ организации «СОС-Дитячі містечка — Україна» Дарья Касьянова.

Алена Бадюк: Вы были в этой студии ровно год назад. Мы обсуждали эту же тему. Тогда вы прогнозировали, что к лету прошлого года ситуация изменится. Некоторые сдвиги в этом вопросе уже есть. С апреля формально этот статус легче получить.

Дарья Касьянова: Работа над этим статусом оказалась сложной, потому что у всех представителей профильных министерств, это прежде всего Министерство социальной политики, Министерство здравоохранения, а также у представителей общественных организаций какое-то очень странное собственное разное видение того, что такое статус, нужен ли этот статус, что в дальнейшем он будет давать. В апреле прошлого года было принято постановление. Оно было оспорено общественными организациями. Потом оперативно была создана рабочая группа. Началась активная работа над тем, чтобы расширить категории детей, которые имеют право получить статус детей, которые пострадали в результате военных действий. Работа шла интенсивная, активная и, как мне казалось, была заинтересованность всех стейкхолдеров в том, чтобы было принято такое правильное решение в интересах детей, которые пострадали. На каком-то этапе все заглохло. Опять мы вернулись к первому вопросу, зачем нужен этот статус, насколько дети пострадали, может, не так уж они сильно пострадали.

Но есть Конвенция ООН о правах детей, где четко зафиксировано, что государство обязано приложить усилия, чтобы защитить своих детей. Пятый год в стране идет война. Ничего, к сожалению, не сделано, чтобы защитить детей. Положение было переделано. Категории детей, которые пострадали и могут претендовать на получение статуса, были расширены. Процедура действительно была упрощена. Стало ли проще? В декабре только 9 детей со всей Украины получили этот статус. Это ретравматизация. Ребенку, который потерял ногу, на его глазах погибли родные, нужно приходить и доказывать, что это было, переживать опять эти эмоции.

Сейчас есть другая проблема. Она связана с тем, что на местах, прежде всего в Луганской и Донецкой областях, служба по делам детей задает вопрос, как теперь. Нужен какой-то очень простой и понятный алгоритм. Самый сложный вопрос касается психологического насилия. Очень часто родители детей, которые перенесли, например, сексуальное насилие, отказываются куда-либо обращаться. В данной ситуации наиболее простой способ получить статус ребенка, который пострадал в результате военных действий, через психологическое насилие, потому что нужна длительная психологическая поддержка.

Алена Бадюк: Какие документы сейчас нужно предоставлять, чтобы иметь возможность получить этот статус?

Дарья Касьянова: Самое первое — написать заявление в произвольной форме о просьбе предоставить статус ребенка, пострадавшего в результате военных действий. Это могут сделать либо родители, либо законные представители ребенка. Если ребенку исполнилось 14 лет, он может сделать это самостоятельно.

Нужно выписать обстоятельства, приложить свидетельство о рождении, где зафиксировано место рождения ребенка. Это может быть школьный табель, полученный на неподконтрольной территории или в серой зоне. В ближайшее время мы с общественными организациями подготовим инфографику, которая систематизирует то, какие документы, в каком случае и куда подавать.

Алена Бадюк: Этот статус могут получить дети с неподконтрольных территорий?

Дарья Касьянова: Да, на украинской территории. Мы расширили категории детей. Первая категория — переселенцы. Во-вторых, это категория детей, которые проживают на неконтролируемых территориях, а также это дети, родители которых погибли в АТО. Это дети бойцов АТО, это дети людей, которые попали в плен.

Алена Бадюк: Это кроме тех детей, в отношении которых были совершены преступные действия?

Дарья Касьянова: Да. Если ребенок получил травму, потерял родных, это документируется, вопросов не возникает.

Алена Бадюк: Известно ли сегодня что-то о каких-то компенсациях, каких-то программах поддержки?

Основная волна проблем начнется, когда дети будут уже взрослыми

Дарья Касьянова: Я думаю, что договоренности, изменения этого постановления как раз и были из-за того, что дальше ожидаются какие-то материальные выплаты. Вдруг все 500 тысяч или даже миллион детей, которые жили в Луганской и Донецкой областях, будут претендовать на это.

Сегодня общественные организации на всех территориях работают с детьми-переселенцами, с детьми, которые проживают в серой зоне, вблизи линии разграничения. Все эти дети имеют возможность получать бесплатную психологическую помощь, социальную поддержку, в том числе материальную.

Если ребенку на тот момент, когда он пострадал от войны, еще не было 18, он может получить этот статус. Специалисты нам говорили, что основные сложности, основная волна проблем начнется, когда дети будут уже взрослыми. Это могут быть депрессии, суициды, невозможность или нежелание создавать собственные семьи.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.