Прошедшим плен украинцам не выплачивают помощь, - юрист

С Алиной Павлюк говорим о расследовании военных преступлений, освобожденных пленных и о выплатах, которые им полагаются

Ведучi

Татьяна Курманова

Гостi

Аліна Павлюк

Прошедшим плен украинцам не выплачивают помощь, - юрист
https://static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-31_pavluk.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-31_pavluk.mp3
Прошедшим плен украинцам не выплачивают помощь, - юрист
0:00
/
0:00

Гостья эфира — юрист Украинского Хельсинского союза по правам человека Алина Павлюк.

Татьяна Курманова: Что такое военные преступления? Кто их должен рассматривать?

Алина Павлюк: Термин «военные преступления», который мы используем в правозащитной сфере, мы берем с Римского устава Международного уголовного суда. Под таковыми мы подразумеваем именно те преступления, которые выложены в 8 статье Римского устава. Это один из ключевых блоков, которые отнесены к подследственности Международного уголовного суда.

Если говорить о национальном уровне, то некоторые соответствия с этими составами преступлений есть в двух статьях Уголовного кодекса — 437 («ведение агрессивной войны») и 438 («нарушение правил и законов ведения войны»). Они довольно ограничены по своему составу, но это та основа, с которой на данное время можно работать, которая уже применяется нашими правоохранительными органами.

Татьяна Курманова: Кто занимается сбором доказательств для Международного уголовного суда?

Алина Павлюк: Наше законодательство никак это не регулирует. У нас отсрочена ратификация Римского устава до 2019 года. Но сейчас Украина приняла две декларации, которыми распространила действие Римского устава на свою территорию, поэтому мы говорим, что можем обращаться в Международный уголовный суд. Собирать доказательства могут по сути все: неправительственные организации и государственные органы. Сейчас большой уклон ведется на работу неправительственных организаций, которые документируют жертв разных преступлений, которые совершались на Востоке и в Крыму. Если говорить о наших правоохранительных органах, то это Генеральная прокуратура Украины. Касательно Востока это Главная военная прокуратура. У них создано специальное управление по расследованию военных преступлений. На фоне всех остальных органов оно довольно успешно работает. По моей информации именно они передают данные в Международный уголовный суд. Как заявляет СБУ, она также собирает информацию, но подтвержденных данных о передаче этой информации в Международный уголовный суд нет на данное время. Офис Уполномоченного президента Украины по вопросам реабилитации участников АТО также заявляет о своем намерении документировать и передавать информацию в Международный уголовный суд.

За время войны у нас через плен прошли более 3 тысяч человек. Только на территории Донецкой области было около 40 мест несвободы. Каждое место, каждого потерпевшего нужно отработать. Узнать о тех подозреваемых, которых они могут назвать, выстроить иерархию, собрать фото-, видеодоказательства.

Работа с военнопленными начиналась еще в 2014 году СБУ и проводилась крайне некачественно. Время проходит, потерпевшие, когда их постоянно дергают, результата нет, не хотят уже говорить. Они много забывают. Из-за несвоевременности работы с людьми мы уже потеряли много информации.

Татьяна Курманова: Освобожденным пленным обещали выплаты, но с этим тоже проблема.

Алина Павлюк: На данный момент никаких выплат произведено не было. У людей отказываются принимать заявления. Само постановление Кабмина действует. Нормы по поводу 100 тысяч гривен каждому освобожденному действуют. СБУ говорит о том, что они передали министерству социальной политики все списки освобожденных месяц или полтора назад. Мы советуем обращаться, делать это в письменной форме, получать письменные ответы.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.