Протезирование в США — это как выиграть джекпот, — жена бойца АТО

Ветеран АТО Дмитрий Котов год назад лишился обеих ног, перенес 27 операций. На днях он вернулся из США и рассказывает вместе с женой Татьяной, как прошел протезирование и реабилитацию в Америке

Ведущие

Михаил Кукин

Гостi

Татьяна Котова,

Дмитрий Котов

Протезирование в США — это как выиграть джекпот, — жена бойца АТО
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-21_kotov.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-21_kotov.mp3
Протезирование в США — это как выиграть джекпот, — жена бойца АТО
0:00
/
0:00

Боец батальона «Киевская Русь» Дмитрий Котов, возвращаясь с боевого задания 28 декабря 2016 г., с товарищами подорвался на мине. Один из них погиб, еще двое были серьезно ранены. Дмитрию ампутировали обе ноги, и весь следующий год был для него сплошным испытанием — он перенес три десятка операций, и вот два месяца назад отправился в США, где ему провели протезирование. В студии также его жена Татьяна Котова.

Михаил Кукин: Буквально три дня назад вы вернулись из Америки, были там 2 месяца на протезировании и на курсе реабилитации. Расскажите, как вы получили ранение, если это не военная тайна?

Дмитрий Котов: Я считаю, что это уже не военная тайна. Это было боевой выход, задача была – войти в серую зону, дойти до позиций противника, сделать проход для последующего наступления. Задачу мы выполнили, можно сказать успешно, сделали видео-фотосъемку, сделали проходы. На обратном пути наша группа наткнулась на мину МОН-50. В группе нас было 4 человека, старший группы — старшина Сергей Кабанов – при обнаружении мины он принял решение ее разминировать. Мы подошли к ней, она замаскирована была, первый человек прошел мимо нее, второй – обнаружил. В процессе разминирования она сработала. Как показывало следствие, скорее всего она была с «сюрпризом», поэтому она была поставлена на неизвлекаемость. Кабанов погиб на месте, потому что он проводил разминирование. Мне оторвало одну ногу, вторая осталась висеть еще.

Михаил Кукин: Но потом ее ампутировали.

Дмитрий Котов: Да, ее ампутировали, потому что там сохранять нечего было. Тарас Ружинский стоял дальше, его посекло осколками, сейчас проходит реабилитацию, начал становится на ноги. Четвертому повезло – на груди висел автомат, и три осколка попали в автомат на уровне груди, его не зацепило.

Михаил Кукин: Наверное, его усилиями вас и вытащили потом?

Дмитрий Котов: Да, это был грузин Зураб, служил он в грузинском легионе, он относится к 25 батальону. Он сразу нам оказал первую медицинскую помощь, помог затянуть жгуты, уколол обезболивающее, вызвал по рации подмогу.

Михаил Кукин: Быстро вас забрали?

Дмитрий Котов: Да, благодаря случайности, недалеко на наших позициях была скорая помощь с позывным Айболит, волонтеры, случайно у них не было работы, они просто сидели, пили чай. Ребята из грузинского легиона быстро прибежали, погрузили нас на носилки, машина как можно близко подъехала. Нас отвезли в Бахмут, там нам сделали первые операции, прооперировали, на следующий день утром вертолетом отравили в Харьков.

Михаил Кукин: После этого вы перенесли 30 операций.

Дмитрий Котов: Ну не 30, а 27.

Михаил Кукин: Я так понимаю, это испытание было и для вас, и для вашей супруги. Татьяна, может быть даже вам было тяжелее, потому что для Дмитрия это физические страдания, для вас – моральные. Не поймешь, что тяжелее на самом деле.

Татьяна Котова: Да, тяжело было ужасно, страшно, даже было плохое предчувствие перед этим 28 декабря. 28-го  нам сообщили в 9 вечера (подрыв случился в 16:00). Приехал Димин родной брат. Не было понятно ничего, было только понятно, что нет одной ноги. Мы очень даже обрадовались, что он живой. Начали расспрашивать про руку, голову. Ничего непонятно. Мы выехали на Харьков, Диму прооперировали в Харькове. Оба, и Тарас, были в реанимации.

Михаил Кукин: Сколько времени пробыли в Харьковском госпитале?

 

Дмитрий Котов: Неделю, затем первым самолетом отправили меня на Киев. В Бахмуте была первая операция, четыре в Харькове, остальные в Киеве в центральном военном госпитале на Печерске.

 

Михаил Кукин: На сколько сейчас хорошее медицинское обслуживание бойцов? Сейчас даже удаление аппендицита – большие затраты. Кто взял на себя затраты?

Татьяна Котова: Лечение, операции, антибиотики, кровь – все абсолютно предоставляется министерством обороны. Для раненых бойцов это все бесплатно, естественно, не без помощи волонтеров. Средства гигиены, одноразовые пеленки – это все волонтерское.

Михаил Кукин: Когда вы поняли, что есть перспектива, что можно сделать протезирование и реабилитацию  в США, когда появилась эта надежда и благодаря кому?

Татьяна Котова: Это как лотерея. джекпот. Это абсолютная случайность, которая нам подвернулась благодаря тому, что Дима познакомился с Ириной Ващук, которая основатель благотворительного фонда «Revived soldiers Ukraine».

Михаил Кукин: Это украинский фонд?

Дмитрий Котов: Ира Ващук сама живет в Америке очень долго, она из Украины, родители ее, она организовала этот фонд, деньги она собирает в основном там, это деньги людей, которые родились в Украине, потом поехали в Америку.

Михаил Кукин: Знаете примерно сумму, во сколько им это обошлось, или они вам так и не говорили?

Дмитрий Котов: Нет. Я могу однозначно сказать, как только я надел первый раз протез, сделанный в США, я сразу понял, что приехал туда, куда нужно. Я надел, понял, что по размеру, нигде не давит. Меня научили ходить на нем.

Со мной было еще два солдата. Женя Редько и Сергей Булан. У Булана было две ампутации, не было ноги и руки. Ему ставили протез на руку. Буквально через неделю-две, он вернется в Украину. 

Полную версию беседы слушайте в звуковом файле или в видеотрансляции.