Раскрывать данные об «исполнителе» опасно для его жизни, - Чудовский о спецоперации с Бабченко

Адвокат, который защищает обвиняемого в сотрудничестве с террористами работника СБУ, рассказывает о деле своего подзащитного и комментирует спецоперацию с журналистом Бабченко

Ведущие

Алена Бадюк

Гостi

Ігор Чудовський

Раскрывать данные об «исполнителе» опасно для его жизни, - Чудовский о спецоперации с Бабченко
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-02_chudovskiy.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-02_chudovskiy.mp3
Раскрывать данные об «исполнителе» опасно для его жизни, - Чудовский о спецоперации с Бабченко
0:00
/
0:00

Гость эфира — адвокат капитана СБУ, которого обвиняют в сотрудничестве с террористами, Игорь Чудовский.

Алена Бадюк: В каком деле вы сейчас работаете? Кто ваш подзащитный?

Игорь Чудовский: Мы вступили в дело через неделю после ареста капитана СБУ, который проходил службу в зоне АТО, нес службу в Луганском СБУ до захвата здания сепаратистами, вышел на подконтрольную территорию. По специальности он контрразведчик. Это человек, который не изменил присяге, который в момент захвата ждал приказа от вышестоящего командования приступить к обороне здания, потом уничтожал документы, оперативные сводки, досье на негласный аппарат. Сейчас он довольно успешно вел работу до марта. В марте одним из судов он был арестован. Его обвинили в пособничестве терроризму на основании того, что его задержали в момент передачи по электронной почте информации агенту из служебного кабинета с компьютера, которым пользуются такие оперативные сотрудники. Агент — это завербованный негласный сотрудник СБУ, который выполняет поставленные задачи. Он работает на территории так называемой «ЛНР».

Люди, которые задерживали капитана, не располагали данными об агенте, поскольку он является негласным сотрудником. Об этом знало только непосредственное руководство, к которому у меня есть много вопросов. Никто из сложившегося чиновничьего бомонда не готов выступить в защиту своих сотрудников, сливают сотрудника, дистанцируются, не идут против следствия.

Я думаю, что секретная часть находится в Киеве, мы вносим ряд запросов, ходатайств и будем доставать это дело, будем смотреть, что пересылалось. Какая задача ставилась нашим подзащитным? По имеющейся информации, которая поступила из Луганска, многие ныне действующие правоохранители, работники прокуратуры, военной прокуратуры, СБУ имеют связи с неподконтрольной территорией и выполняют задачи, поставленные террористами.

Алена Бадюк: Можно ли сейчас спрогнозировать итог этого дела? Если фигуранты дела работают в интересах Украины, могут ли иметь место такие ситуации?

Игорь Чудовский: Есть право на ошибку, но ошибка должна тщательно проверяться, быть опровергнута добытыми доказательствами невиновности. Доказательств виновности, описанных в подозрении, мы не увидели. Есть ссылка на телефонные номера. Мы увидели, что телефонные номера, которые фигурируют как то, что это информация с ограниченным доступом была передана агенту. Но дело в том, что эти телефонные номера принадлежат тем людям, которые возникли из оперативного донесения агента, находящегося на территории «ЛНР». Они требовали дополнительной проверки и установки, с кем конкретно по трафикам разговора они взаимодействуют на территории Украины, РФ.

Алена Бадюк: Вы говорите, что сотрудников контрразведки «сливают». Каким образом можно доказать причастность или непричастность определенного сотрудника к этим органам?

Игорь Чудовский: На каждого сотрудника, который дает согласие работать, заводится секретное дело, к которому имеет доступ только оперативный сотрудник. Даже его руководство знает только псевдоним человека, который работает на определенной территории.

Я не ожидал, что к моему подзащитному после задержания будут применены пытки и издевательства. 60 километров доставления в изолятор временного содержания превратились в 12 часов издевательства на морозе. Его коллеги, не убедившись в том, что это изменник, которым «слили» эту информацию, поставили задачу добыть дополнительные доказательства. Применили физическую силу.

Алена Бадюк: Что касается причастности Германа к контрразведке, то Генеральный прокурор Украины Юрий Луценко опроверг информацию о том, что Герман работает на службу контрразведки. То, что вы говорили немного ранее…

Игорь Чудовский: Исключает информированность Генерального прокурора. Герман в свою защиту в суде говорит о том, что он агент. Если он агент, то это дело находится в контрразведке. И сейчас контрразведчики хватаются за голову и думают, что же сделал Генеральный прокурор. Сначала он рассекретил Катерину в НАБУ, а сейчас рассекретил агента, который выводит их на людей из фонда Путина, близких к Пашинскому.

Человек достаточно состоятельный. Неужели 10 тысяч долларов его привлекли, хотя есть риск пожизненного заключения?

Алена Бадюк: Есть ли у общества надежда услышать правду относительно дел, в которых фигурируют представители службы контрразведки?

Игорь Чудовский: Эти дела имеют право на рассекречивание и результат. Мне известны некоторые громкие факты на той территории, когда проводились спецоперации, достигался успех. Веры к контрразведчикам у меня больше, но веры к контрразведчикам-чиновникам, которые превратили профессию в заработок денег, нет. А таких очень много. Мы на протяжении 25 лет наблюдали, как СБУ стала филиалом ФСБ России.

Алена Бадюк: Нужно ли было разглашать данные об «исполнителе» в деле Бабченко? Это же огромные риски для его жизни.

Игорь Чудовский: Я с вами полностью согласен. Если бы это была операция российских спецслужб, должна работать программа по защите свидетелей. У нас его выставляют героем. Чтобы развалить дело, спецслужбам России нужно ликвидировать основного свидетеля.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.