Расстрелы наркозависимых в ОРДЛО — средство перераздела рынка наркотиков, — Крищенко

Исполнительный директор Национальной горячей линии по вопросам реабилитации нарко- и алкозависимых считает, что репрессивными мерами проблему наркозависимости не решить

Ведущие

Андрей Куликов

Гостi

Вадим Крищенко

https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/05/hr_kyivdonbass-17-05-01_krishenko.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/05/hr_kyivdonbass-17-05-01_krishenko.mp3
Расстрелы наркозависимых в ОРДЛО — средство перераздела рынка наркотиков, — Крищенко
0:00
/
0:00

Гость эфира — исполнительный директор Национальной горячей линии по вопросам реабилитации нарко- и алкозависимых (0800507703) Вадим Крищенко.

Андрей Куликов: Почему вы заявляете, что государство самоустранилось от решения проблемы, и кто в государстве должен был отвечать?

Вадим Крищенко: На сегодняшний день проблема наркомании решается в государстве не комплексно. Я, как представитель Национальной Горячей Линии по вопросам реабилитации нарко- и алкозависимых, считаю, что рынок реабилитационных услуг в Украине представляют дикий Дикий Запад. Загуглите: «Услуги реабилитационных центров» — выпадет миллион позиций. Все они представляют панацеидальные способы, уникальные…

Андрей Куликов: Очень интересное слово вы употребили — «панецеидальные» — с одной стороны, вроде, панацея, а с другой — и паранойя.

Вадим Крищенко: Просто надо шире разбираться в том, что зависимость — это хроническая болезнь и панацеи нет. Нет никаких таблеток, никаких универсальных способов лечения зависимости с какими-то гарантиями, с результатами, которые превышают больше 80 процентов. Это ремиссия. Возможно она продлиться всю жизнь, возможно, ремиссия будет прерываться срывами.

Проблема реабилитации — это системная проблема Украины, которая уже существует лет 10. Инициативные группы, неравнодушные писали проекты законов о предоставлении психосоциальных реабилитационных услуг для наркозависимых в Украине. Все это заканчивалось тем, что это даже не попадало в Комитеты Верховного Совета по социальной политике, Министерстваохраны здоровья. Необходимо коллегиальное, решение, разработка этого закона Министерством здравоохранения и Министерством соцполитики.

Социальная сфера в Украине не самая выгодная для чиновников, так как нужно вкладывать деньги. Существует такая проблема, как нарушение прав пациента. Пару недель назад был случай: в Косачевке, селе в Черниговской области, Служба безопасности Украины, «вроде бы» обнаружила этот центр. Там 200 наркозависимых.

Андрей Куликов: А почему вроде бы?

Вадим Крищенко: Ну «вроде бы» обнаружила, потому что 10 лет он существовал — все об этом знали и никого это так не беспокоило. Косачевка — это не единственный такой центр. Был спрос у родственников на такую услугу, когда «запаковывают» наркозависимого с применением физическое насилия, психологического давления и везут в какое-то место — неизвестно, чем он там занимается. Там действительно были и смерти, и громкие нарушения прав человека, прав доступа к облуживанию. Рождает этот спрос абсолютно неадекватное отношение государства к домашнему насилию в семьях, где есть наркозависимые.

Нужно понять, что наркозависимый — это больной человек, это не преступник и когда он требует там с ножом у ушей требует, шантажируя маму, что он выбросится из окна, 500 гривен, приезжает полиция, ну вот вчерашний случай: у молодого человека, доброволец АТО, на почве употребления наркотиков начали развиваться психозы, я думаю, еще и посттравматический синдром. Вызвала мама полицию. Полиция говорит: «Это ваша семейная ссора. Это ваши семейные разборки.» У меня вопрос к главе Нацполиции, главе Патрульной службы: «Где у нас есть в Уголовном кодексе «это ваша семейная разборка, мы там не вмешиваемся»? Тут необходимо вносить правовые изменение. Этим мы сейчас активно занимаемся, исходя из скромных ресурсов Национальной Горячей Линии, потому что это все держится на волонтерстве.

Андрей Куликов: Кто финансирует вас?

Вадим Крищенко: Это волонтерский проект. Cейчас ведем тесное сотрудничество с Альянсом общественного здоровья — это известная организация, которая будет реализовывать Проект Питч в Украине.

Андрей Куликов: Проект Питч — это что?

Вадим Крищенко: Проект Питч — это адвокация, поддержка, понимание — то, что должно помочь.

В сфере борьбы с такими социально опасными заболеваниями, как ВИЧ, СПИД, как наркозависимость, как туберкулез государство принимает очень скромное участие. В основном это донорские организации, это иностранные фонды. Создается впечатление, что они больше беспокоятся о нашем обществе, нашем отношении к уязвимым социальным группам, чем наше государства.

Андрей Куликов: Какие нужно найти слова, факты, может быть, чем их нужно напугать, если не удается вызвать сочувствие, для того чтобы они сказали: «Ну вот это уже время действовать»?

Вадим Крищенко: За последний месяц на Национальную Горячую Линию был совершен 201 звонок. Субъектами помощи были люди от 25 до 42 лет — это генофонд, эти люди находятся в репродуктивном возрасте, среди них много женщин. Наша статистика не впечатляет депутатов.

Андрей Куликов: 080050703 — это Национальная Горячая Линия по вопросам реабилитации нарко- и алкозависимых.

Наркозависимый человек — это не преступник, но тем не менее преступления совершают.

Вадим Крищенко: Человек болен. Болезнь имеет медицинский и психосоциодуховный факторы. Для наркозависимого, также как и алкозависимого, состояние трезвости воспринимается как крайне дискомфортное. Употребление алкоголя, наркотиков, практики зависимого поведения — это выход из состояния стресса. Не наркотики делают человека наркоманом, а обстоятельства в его жизни, скорее всего они имеют более глубинный фактор, духовный, психологический, социальный. Наркотики — это уже симптом. Очень важно декриминализовать этих людей, потому что мы сами загнали их в подвалы. Зайдите на Радужный, на Борщаговку — почему у нас все подъезды завалены шприцами? Мы их сами туда загнали, потому что ну все, что может полиция, — отпустить за 200-500 грн.

Андрей Куликов: Вы цитируете Киев: Радужное, Борщаговка. А что в других городах? Киев — это самый яркий пример?

Вадим Крищенко: Киев — самый близкий пример, потому что в основном звонки киевские. Наибольшие проблемы — это индустриальные города.

Наркотики есть, будут и были. Борьба с наркотиками в той мере, в которой занимается на сегодняшний день, например, Департамент борьбы с наркопреступностью, напоминает борьбу с ветряными мельницами. В 2014 или 2015 году на встрече Генассамблеи ООН, все представители сказали, что репрессивная наркополитика потерпела полный крах во всем мире.

Андрей Куликов: Мне рассказывали, что на оккупированных территориях, так называемых ДНР и ЛНР, в частности в ДНР, те, кто там пришел к власти …

Вадим Крищенко: Расстреливали. Да, знаем. У нас есть такие факты.

Андрей Куликов: Это подействовало?

Вадим Крищенко: Это не подействовало. Это просто был передел рынка и все наркотики, которые сейчас продаются на территории оккупированной в Донбассе — импорт из Российской Федерации. Все это под контролем каких-то лиц. Расстреливали под эгидой борьбы с наркотиками. Уровень наркомании, я не думаю, что упал. Возможно, те, кто употреблял наркотики перешли на алкоголь. Алкоголь — это такой же наркотик, только легальный.

Андрей Куликов: Вам больше звонят люди нарко- или алкозависимые? Или их родственники?

Вадим Крищенко: Больше звонят наркозависимые, потому что есть определенная граница — это Уголовный кодекс, а алкоголь не воспринимается обществом, как нечто страшное. Просто алкоголь социально адаптированный.

Андрей Куликов: Кто занимается зависимыми от азартных игр? Противодействием игромании? Есть ли какая-то система или горячая линия подобно вашей?

Вадим Крищенко: Мы тоже работаем с игроманией. Специфических реабилитационных центров нет. Корни болезни одни и те же. Пока не будет поддержки государства, системной работы в этом плане не будет. Игра помощью практики зависимого поведения вызывает такие же эмоции, такой же уход от реальности, как вызывают наркотики и алкоголь. Есть еще одна проблема — информационная лудомания — это интернет-зависимость.

Андрей Куликов: Лудомания? Расшифруйте это слово.

Вадим Крищенко: Информационная лудомания — это зависимость от интернет-ресурсов, социальных сетей, онлайн-игр. Медицинского аспекта нет. Этим занимаются центры, которые занимаются лечением алкоголиков и наркоманов, хотя это не совсем правильно.

Андрей Куликов: Ваши советы родственникам, друзьям — тем, кто каждый день имеют контакт с нарко- и алкозависимыми людьми. Что делать?

Вадим Крищенко: Зависимость — это семейная болезнь. Нужно принять этот факт. Если у вас в семье есть больной, если вы прожили с ним больше, чем полгода на одной территории, у вас психическое расстройство, которое называется созависимостью — вы зависимы от его эмоциональных состояний, у вас навязчивое желание спасти его даже ценой собственной жизни. Есть Школа для родственников в Киеве. Занятия проходят на Довженко 2А по понедельникам, вторникам, средам и субботам в 19.00.

Философия этой школы — это философия жесткой любви. Надо понять, что жесткая — это не жестокая и ключевое слово — любовь: это когда мама вместо того, чтобы дать сыну очередных 200-300 грн или одолжить у соседки бутылку водки, говорит: «Дорогой мой, я тебя люблю. Ты для меня очень важен и ценен, но я не буду соучастницей твоего самоубийства. Когда ты употребляешь, мне горько, у меня болит сердце. Если ты хочешь употреблять, это твой выбор. Я не могу за тебя делать выбор, но я не буду содействовать тебе в этом, поэтому, пожалуйста, если ты не платишь свою часть коммунальных услуг, если ты живешь на иждивении, если ты дебоширишь, пожалуйста, иди на улицу и употребляй.» У матерей такие слова вызывают панику.

Андрей Куликов: Сколько человек приходит и как часто они меняются?

Вадим Крищенко: Некоторым сразу не нравятся вещи, которые я говорю. Бояться бросить свое чадо, пытаются его уговаривать. Уговорить активно употребляющего наркозависимого невозможно.

Андрей Куликов: Сейчас довольно много людей, в том числе и медиков, выступают за декриминализацию, например, марихуаны — конопли. По вашему мнению, как человека, который много лет много делает для того, чтобы помогать наркозависимым людям, это шаг в позитивном направлении или наоборот?

Вадим Крищенко: Необходимо дать обществу правильный месседж. Что мы получим от декриминализации. На сегодняшний день 5 грамм — допустимая норма, которая может находиться у человека для собственного употребления, за которую будет административная ответственность, а не уголовная. За хранение более 5 грамм вас могут посадить в тюрьму. Сегодня звонят родители с сообщениями о психозах у четырнадцатилетнего ребенка, которые вызваны спайсами — синтетическими каннабиноидами — тем, что сейчас продается вместо легальной марихуаны.

При поддержке:

Цю публікацію створено за допомогою Європейського Фонду Підтримки Демократії (EED). Зміст публікації не обов'язково віддзеркалює позицію EED і є предметом виключної відповідальності автора(ів).