Смерть крымской татарки Веджие Кашка: «полиция» изъяла все видео — в деле их нет

Николай Полозов проводит адвокатское расследование смерти крымской татарки Веджие Кашка, которая умерла в машине скорой помощи по дороге в больницу после задержания силовиками РФ в Крыму

Ведучi

Виктория Ермолаева

Гостi

Николай Полозов

Смерть крымской татарки Веджие Кашка: «полиция» изъяла все видео — в деле их нет
https://static.hromadske.radio/2018/02/hr_kyivdonbass-2018-02-26_polozov.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/02/hr_kyivdonbass-2018-02-26_polozov.mp3
Смерть крымской татарки Веджие Кашка: «полиция» изъяла все видео — в деле их нет
0:00
/
0:00

В студии — адвокат Николай Полозов. Говорим о смерти крымскотатарской активистки, одного из символов крымскотатарского освободительного движения Веджие Кашка и о том, как Следственный комитет России отказался возбуждать уголовные дела по факту ее смерти.

Николай Полозов: Суть этого дела заключается в том, что некий турецкий гражданин взял в долг у Веджие Кашка 7000$ и просто не отдавал. А надо понимать, что самой Веджие было 83 года, она являлась ветераном крымскотатарского национального движения на ряду с Мустафой Джемилевым и другими участниками этого движения, которые боролись за возвращение на Родину.

Она и ее друзья, конечно же, оказались в зоне риска: они проявляли активность, приходили поддерживать украинских политзаключенных к судам, они не приняли оккупацию. Гражданин Турции не просто решил ей деньги на отдавать. А по сути обвинил ее и ее друзей в вымогательстве.

Если дела о вымогательстве расследуют обычные органы полиции, то в данном случае дело вел центр противодействия экстремизму – политическая полиция, которая преследует инакомыслящих, занимается делами об экстремизме. Для меня совершенно очевидно, что все это дело о вымогательстве – попытка оказания давления на крымскотатарских активистов.

Они пришли на очередную встречу с должником, их всех повязала полиция совместно с сотрудниками ОМОНа, по свидетельству очевидцев, с хрупкой Веджие Кашка обращались очень грубо (повалили ее на пол, застегнули наручники за спиной). Буквально через несколько десятков минут ей стало плохо, ее повезли в больницу и по дороге, в карете «скорой», она скончалась.

На ее похороны пришли несколько тысяч человек со всего Крыма. Я ее знал лично, к сожалению, мало знал. Когда ее родственники обратились ко мне с просьбой помочь им добиться истины, понять причины – в связи с чем она умерла, я не мог отказать, я начал независимое адвокатское расследование всех обстоятельств ее гибели.

На текущий момент известно, что Следственный комитет отказался возбуждать два уголовных дела: касаемо причинения смерти  (об умышленном убийстве, о причинении смерти по неосторожности и причинении тяжких, телесных повреждений. которые привели к смерти) и о превышении служебных полномочий.

Веджие Кашка Кримські новини
Виктория Ермолаева: Какая причина отказа официальная?

Николай Полозов: В случае с сотрудниками полиции – в их действиях не нашли состава преступления. А в случае с причинением смерти Следком не нашел событие преступления. То есть, якобы она просто умерла от старости. У нее якобы было больное сердце – но это неправда. За несколько месяцев она проходила лечение в Турции, и у турецких врачей не было нареканий относительно работы ее сердца. Она вообще лечила другое заболевание, которое никак не связано со смертью.

Вполне очевидно, что российская власть покрывает своих силовиков. В России вообще сложно привлечь к ответственности силовиков, которые причастны к пыткам, убийству мирных граждан. Поэтому расследование этого дела сопряжено со значительными сложностями. Я понимаю, что сопротивление со стороны органов госвласти будет значительным.

Я подал заявление об ознакомлении с материалами проверки, на основании которой было отказано в возбуждении уголовного дела. Там содержатся имена лиц, результаты судебно-медицинской экспертизы. С постановления следователя ясно, что у нее были сломаны ребра — якобы это в результате реанимационных мероприятий было сделано. Опять же, надо это выяснить, устанавливать, проводить независимую экспертизу. Потому что мы понимаем, что даже сотрудники больницы, эксперты в Крыму зависят от российской власти и могут давать не совсем правдивые сведения.

Виктория Ермолаева: Наверняка нелегко доказать, что могли повлиять все-таки сотрудники правоохранительных органов РФ на то, что Веджие не стало. Не легко, но возможно?

Николай Полозов: Я думаю, что возможно. Уже есть косвенные доказательства, которые могут свидетельствовать о мотиве. Например, сотрудники полиции вечером того же дня изъяли все записи видеокамер, которые были возле того места. Они изъяли, и в деле мы их не видим. Это свидетельствует о том, что происходила зачистка следов. По свидетельству очевидцев, действия силовиков, были вовсе не такие, как описывает следователь в своем постановлении.

Виктория Ермолаева: Какие ваши следующие шаги в этом деле?

Николай Полозов: Прежде всего добиться ознакомления с материалами проверки. После будет возможность уже подготовить мотивированные жалобы. Мы можем обжаловать отказ следователя как его руководителю, так и в органы прокуратуры и в суд. В рамках российской правовой системы — это все будет достаточно сложно.

Конечно же, Веджие Кашка мы не можем вернуть обратно. Но обращение в Европейский суд после прохождения российских инстанций позволит как минимум ее родственникам рассчитывать на получение компенсации. Таким образом, мы сможем в том числе в последующем (когда, может быть, политическая ситуация изменится) на основании этих материалов, посадить на скамью подсудимых тех, кто причастен к ее смерти.

Полную версию интервью слушайте в звуковом файле или видеотрансляции