Страх аннексии Крыма был еще с 90-х годов, - Ахтем Чийгоз

Каким было движение сопротивления российской оккупации в 2014 году на полуострове? Была ли в тот период аннексия неизбежной? Обсуждаем с заместителем главы Меджлиса крымскотатарского народа

Ведучi

Алена Бадюк

Гостi

Ахтем Чийгоз

Страх аннексии Крыма был еще с 90-х годов, - Ахтем Чийгоз
https://static.hromadske.radio/2018/02/hr_kyivdonbass-2018-02-24_chijgoz.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/02/hr_kyivdonbass-2018-02-24_chijgoz.mp3
Страх аннексии Крыма был еще с 90-х годов, - Ахтем Чийгоз
0:00
/
0:00

В студии Громадського радио — заместитель главы Меджлиса крымскотатарского народа, бывший политзаключенный Ахтем Чийгоз.

Алена Бадюк: Чем жил Крым 4 года назад, после того, как уже были смерти на Майдане, когда Янукович бежал из страны?

Ахтем Чийгоз: Крым не жил, Крым окунулся во мрак. И не только как территория, в первую очередь это люди, жизни, судьбы. Все, кто смотрел телевизор, проявлял любовь к России, увидели танки, тысячи колон бронетехники, кошмарных «Уралов», в которых сидели солдаты.

Я хорошо помню первые дни, начиная с утра 27 числа, когда опустели площади, потому что уже была информация, что спецназовцы вошли в административные здания. С того момента Крым очень сильно изменился. Не было той эйфории «мы вернулись в гавань», это неправда. Были отдельно взятые сумасшедшие, которые, напившись, выходили и что-то кричали. Впоследствии всех остальных вынуждали выходить большими группами на площадь и показывать, как мы рады, что Россия вернулась. Все это ложь. Многих из тех людей, которые участвовали в оккупации, ее оформлении через «референдум», впоследствии я видел в СИЗО, где сидел.

Крым перестал быть привлекательным. Даже те работники, которых привозили в командировки работать в СИЗО из Бурятии, Мордовии, с Сибири, Урала, сначала восхищались солнцем и теплом, а через три месяца говорили, что их не отпускают. Я спрашивал в чем причина того, что им не хочется здесь быть. Они отвечали, что здесь невозможно жить, здесь хуже, чем в бывшем «совке».

Алена Бадюк: 26 февраля 2014 года, когда вы вышли на митинг, предполагали такое развитие событий?

Ахтем Чийгоз: У нас всегда присутствовал страх, не физический, а моральный. У нас спонсировали пророссийские организации, которые постоянно не давали забыть историю взаимоотношений крымскотатарского народа с Россией. Мы в Крыму не раз прошли этот путь во времена независимой Украины, когда ситуация была на грани. Это начало 90-х, 1995-й год, конец 90-х.

Если поднять заявления Меджлиса крымскотатарского народа за последние 20 лет, там четко отслеживается беспокойство и указывается на опасность аннексии. Но 26-го мы как гражданское население пришли, показали свое мнение и не дали от имени народа какой-то кучке авантюристов и бандитов сделать политические заявления. Мы считали, что мы выполнили долг как граждане. Нас спрашивают, почему мы не захватили это здание. А смысл? Мы же достигли цели. Мы не дали сделать заявления, сессия не состоялась. Это и спутало карты оккупанта. Они должны были мягко через такое решение аннексировать Крым, но мы сломали этот план, поэтому они были вынуждены ночью ввести туда спецподразделения.

Алена Бадюк: Можно ли было избежать этого?

Ахтем Чийгоз: Можно было. 26-го нет, 27-го нет, можно было избежать, условно говоря, в 95-м году, когда история с Мешковым показала, что небольшая группа политических предателей может привести к отторжению территории. Власти Украины тогда не пошли на большее, чем заняться подкупом и уговорами преступного бомонда, который потом сыграл роль.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.