Суп с шерстью, пребывание в «стакане» и другие условия содержания в крымских СИЗО

Говорим с представителем Крымской правозащитной группы Александром Седовым

Ведущие

Виктория Ермолаева

Гостi

Александр Седов

https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-17_sedov_2.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-17_sedov_2.mp3
Суп с шерстью, пребывание в «стакане» и другие условия содержания в крымских СИЗО
0:00
/
0:00

В судии Громадського Радио – представитель Крымской правозащитной группы Александр Седов.

Виктория Ермолаева: Оказание медицинской помощи заключенным в Крыму в принципе находится на низком уровне. У нас есть много примеров, когда политзаключенным не оказывают медицинскую помощь. Например, мы знаем историю с Александром Кольченко.

Александр Седов: Да, человека пытали при задержании, ему сломали руку и фактически отказались лечить. Прошло более двух лет. На данный момент рука срослась, но без нормального лечения. Руководство СИЗО и колонии это использовало и угрожало ему вообще не лечить руку, если он не будет вести себя соответственно. Есть масса случаев, когда людей отказывались лечить после пыток.

Сами условия содержания в Крыму настолько ужасны, что даже здоровому человеку заболеть там не представит никакой сложности.  Изолятор вообще не предназначен для того, чтобы какой-то более-менее длительный срок содержать там людей.

Виктория Ермолаева: Мы знаем, что в СИЗО нечеловеческие условия содержания, когда в комнате 2 на 2 метра могут поместить троих, люди вынуждены спать по очереди.

Александр Седов: Три – это весьма оптимистично. Там бывает до 20 человек. Если камера рассчитана на 20 человек, в ней может быть 40.

Некоторые люди находятся более двух лет в СИЗО.

Некоторые люди находятся  в СИЗО более двух лет.

Виктория Ермолаева: Есть информация, что у жены Владимира Балуха не хотели принимать лекарства.

Александр Седов: Да, руководство СИЗО отказывается принимать лекарства, если нет рецепта от врача, если оно входит в список запрещенных лекарств, даже самые необходимые лекарства доставить в СИЗО невозможно.

Виктория Ермолаева: Адвокат Эмиль Курбединов рассказывал: « Ребята говорят, что, когда приносят суп, там плавает кожа с шерстью, если это каша, то она на таком масле, что через неделю у тебя желудок просто встанет, хлеб полусырой». По словам адвоката, люди в Симферопольском СИЗО массово страдают от укусов блох и клопов.

Александр Седов: Реакции нет никакой. По делу Евгения Панова адвокат даже сделал фотографию, где у человека руки по локоть искусаны клопами. Никто на это никак отреагировал.

Почти все задержанные крымские татары являются мусульманами. Были случаи, когда фигуранты дел заявляли о том, что их пытались кормить свининой.

Виктория Ермолаева: Также рассказывают историю о «стакане». Перед тем, как заключенных отправляют в суд, то на 6 – 7 часов людей ставят в узкую камеру, где можно только сидеть. В этих помещениях тесно и душно. Это рассказывает адвокат Алексей Ладин.

Александр Седов: Это однозначно пытки. Человек, попадая в суд, не может следить за тем, что происходит. Это можно рассматривать как наказание за отсутствие сотрудничества с властями, с руководством СИЗО.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле. Первую часть интервью с Александром Седовым читайте по ссылке.