Существует механизм, чтобы исключить россиян из состава спецмиссии ОБСЕ, - Виталий Мартынюк

Обвинение отдельных членов Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в шпионаже в пользу России и эффективность работы миссии в целом: анализирует эксперт

Ведущие

Сергей Стуканов

Гостi

Віталій Мартинюк

Существует механизм, чтобы исключить россиян из состава спецмиссии ОБСЕ, - Виталий Мартынюк
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr-kyivdonbass-2018-07-27_martynuk.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr-kyivdonbass-2018-07-27_martynuk.mp3
Существует механизм, чтобы исключить россиян из состава спецмиссии ОБСЕ, - Виталий Мартынюк
0:00
/
0:00

В студии Громадського радио Виталий Мартынюк, руководитель международных программ Центра глобалистики «Стратегия ХХІ».

Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ работает в Украине с 2014 года, в нее входят представители 44 стран. В Украине находится почти 700 наблюдателей миссии, 556 из них — на Донбассе.

 

Сергей Стуканов: Чуть более недели назад немецкие журналисты утверждали, что ряд представителей России в Специальной мониторинговой миссии занимаются шпионажем в пользу России, в частности передавали ФСБ данные, фотографии баз, внутреннюю переписку, данные с камер наблюдения, а также личные данные членов Специальной мониторинговой миссии.

Россияне в Специальной мониторинговой миссии: как они туда попали и есть ли возможность их оттуда исключить?

Виталий Мартынюк: Возможность есть, но для того, чтобы понять, какая это возможность и как они туда попали, нужно вернуться в март 2014 года, когда единогласным решением всех 57 членов ОБСЕ была создана эта миссия. Россия в том числе поддержала это решение и мандат данной миссии. Мандат миссии каждый год продляется – этот мандат будет действителен до марта 2018 года. Как правило, в феврале принимается решение о продлении мандата этой миссии.

В 2014 году мандат был утвержден 21 марта – фактически сразу же после незаконного провозглашения присоединения Крыма к РФ. Это было сделано, на мой взгляд, неслучайно. Миссия вводилась в Украину для мониторинга ситуации безопасности в Украине на фоне того, что уже массово проходили протесты в Крыму, призывы к сепаратизму, такое же движение развернулось и на юго-востоке Украины. Миссия была введена, она должна была действовать на территории всей Украины, включая Крым. Но 21 марта – это буквально три дня после провозглашения незаконной аннексии Крыма. И Россия рассматривает, что миссия действует по всей территории Украины, за исключением Крыма.

Специальная мониторинговая миссия не направлялась на урегулирование российско-украинского конфликта, потому что в Европе и в мире в целом тогда еще не признавали, что существует агрессия РФ. Поэтому Россия в марте 2014 года не рассматривалась как сторона конфликта.

Сергей Стуканов: С другой стороны, миссия получает мандат на год и он продлевается. Ставился ли вопрос о выводе россиян из миссии в течение последующих лет?

Виталий Мартынюк: Я не могу утверждать на 100%, как этот вопрос рассматривался в ОБСЕ. Но украинская сторона его поднимала. В ОБСЕ опасаются (хотя и Россия не скрывает этого), что если жестко поставят вопрос о выводе всех граждан РФ из состава миссии, Россия не поддержит продление мандата. Это будет означать, что миссия перестанет существовать.

А теперь о возможности. Есть прецедент, это было апробировано во время балканских войн, когда миссия вводится по механизму «единство минус один». «Минус один» — сторона конфликта. В данном случае – Россия. Если бы пошли по этому механизму, можно было бы принять решение без голоса РФ. Для этого в рамках ОБСЕ ее нужно четко признать стороной конфликта.

Сергей Стуканов: Заместитель главы Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине Александр Хуг, реагируя на данные немецких журналистов, сказал: «Я не могу точно утверждать, мы должны провести расследование». Павел Климкин, глава украинского МИД, заявил следующее: «Мы точно уверены, что все россияне в составе миссии работают на спецслужбу. Я только одного не знаю: на одну спецслужбу или на все вместе». Курт Волкер, спецпредставитель США по Украине, сказал, что не удивлен, что россияне занимаются шпионажем. Достаточно ли этих данных для того, чтобы реально признать в рамках ОБСЕ Россию стороной конфликта и ходатайствовать о варианте «единство минус один»?

Виталий Мартынюк: Я бы развел это на два вопроса. Первый – признание России стороной конфликта. И это немного другая доказательная база, Украина предоставляет ее на международных площадках.

Другой пакет — причастность граждан России в составе мониторинговой миссии ОБСЕ, в том числе на востоке Украины, в шпионаже в пользу тех или иных российских институций. Это немножко другой пакет, здесь действительно нужны доказательства, что граждане России причастны. Такие доказательства выдало немецкое СМИ о том, что есть подтверждающие факты. Таким доказательством является, например, нашумевшее признание в нетрезвом состоянии одного из граждан РФ в составе миссии.

Сергей Стуканов: Это был Максим Удовиченко, он признался, что служил в Главном разведывательном управлении России.

Виталий Мартынюк: Да. Эти факты нужно собрать и предоставить в ОБСЕ пакет, который будет указывать на то, что Россия использует своих граждан для шпионажа.

Сергей Стуканов: В начале июля журналист Евгений Спирин обратил внимание на то, что в составе миссии до сих пор остаются те россияне, которые в 2016 году были замечены на свадьбе дочери боевика Бабая, хотя тогда их обещали исключить.

Виталий Мартынюк: Я приведу еще один факт, как работает Специальная мониторинговая миссия и почему россияне до сих пор остаются.

Да, тогда исключили одного человека, но на его место пришел другой – может быть, он меньше пьет и не делает такие громкие заявления. Но ситуация остается та же. За наблюдателя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ платит страна-член ОБСЕ, а не идут деньги из общего бюджета ОБСЕ. Россия добровольно решила платить зарплату наблюдателям-гражданам РФ — взяла эту финансовую нагрузку на себя. Немногие страны хотят тратить деньги для того, чтобы направлять в большом количестве своих наблюдателей.

Сергей Стуканов: Насколько эффективно выполняет свою работу миссия в течение четырех лет?

Виталий Мартынюк: Конечно же хочется, чтобы эффективность этой миссии была намного выше. В 2016 году мы проводили серию семинаров в Киеве и в Харькове, где собирали представителей Донецкой и Луганской областей и обсуждали проблему миссии ОБСЕ и ее работу на востоке Украины. Тогда было очень много негативных высказываний. Если оценивать спустя два года, качество работы миссии немного улучшилось. Наблюдатели больше разобрались в ситуации, ни у кого нет сомнения, что Россия — агрессор, она и развязала эту войну и делает сейчас все, чтобы конфликт не затухал. Поэтому и оценка стала более объективной.

Но все же наблюдатели Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ ограничены мандатом: они могут смотреть, слушать, фиксировать и докладывать только то, что они увидели и услышали. Но даже фиксация полезна – без нее вообще бы не было никакой информации. Откровенно говоря, миссия для России является неудобной. Поэтому миссия должна оставаться и в дальнейшем.

Но если миссия неудобна для России, почему она не закроет ее? Здесь два главных ответа. Если она проголосует против миссии, то четко и громко скажет в ОБСЕ: «я — агрессор» — она этого сделать не может. И второе – она использует эту миссию, о чем свидетельствует фактаж по поводу сбора компромата и шпионажа.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

При поддержке:
stopka_ukrainska_ukr.png