Теперь я думаю, что Федосенко жив, — адвокат Соколовская о пропавшем помощнике

Больше двух месяцев назад исчез Сергей Федосенко — помощник адвоката Оксаны Соколовской. На днях в Одессе было найдено тело мужчины. Опознали ли в нем Сергея Федосенко?

Ведущие

Алена Бадюк,

Татьяна Курманова

Гостi

Оксана Соколовская

Теперь я думаю, что Федосенко жив, — адвокат Соколовская о пропавшем помощнике
https://static.hromadske.radio/2017/01/hr_kyivdonbass-17-01-12_sokolovskaja.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/01/hr_kyivdonbass-17-01-12_sokolovskaja.mp3
Теперь я думаю, что Федосенко жив, — адвокат Соколовская о пропавшем помощнике
0:00
/
0:00

С адвокатом Оксаной Соколовской говорим о подробностях исчезновения ее помощника Сергея Федосенко.

Татьяна Курманова: Вы заявили, что найденное в Одессе тело принадлежит вашему пропавшему помощнику Сергею Федосенко. Вскоре оказалось, что это не он.

Оксана Соколовская: Заявление было озвучено в связи с предоставлением мне фотографий, на которых я действительно увидела сходство с Сергеем. Это было еще 5 января. В дальнейшем мне пообещали предоставить дополнительную информацию с Малиновского управления полиции города Одессы. Частично эта информация была получена. Фотографии были переданы в Шевченковское управление, которое занимается заявлением о розыске Сергея. С моим участием сегодня было проведено опознание по фото. Мне предоставили 3 фотографии. По некоторым чертам лица я поняла, что это не Сергей.

Я бы не акцентировала внимание на этом, если бы не дата нахождения трупа. Когда я проводила опознание, мне сказали, что тело нашли в октябре. В этом же временном диапазоне было подано заявление о его пропаже. Как стало известно сегодня, труп был найден 12 июля. Это слишком ранний период. После этого с участием Сергея постили фотографии, он неоднократно принимал участие в разных акциях. Это можно посмотреть на его страничке в Фейсбуке. У меня пропали сомнения насчет того, что это тело может принадлежать Сергею.

Таким образом тема остается открытой. Где же Сергей? Все розыскные мероприятия продолжаются. Он объявлен в государственный розыск. Никто до сегодняшнего дня ничего не знает о его месте нахождения. Молчание Сергея после такого количества информации, поступившей в прессу, наталкивает на мысль о том, что с ним что-то не так.

Алена Бадюк: Когда вы общались с Сергеем в последний раз?

Оксана Соколовская: Где-то в июне. В июле-августе он перестал выходить на связь. В дальнейшем его номер был отключен.

Либо это запугивание со стороны известно кого, либо это заинтересованность в показаниях свидетеля по делу убийства Юрия Грабовского. Но почему-то никто из адвокатов потерпевшей не может связаться с Сергеем для того, чтобы взять у него пояснения.

Татьяна Курманова: Но при этом вы на своей странице написали, что мать Федосенко рассказала оперативникам о том, что Сергей звонил ей на Новый год.

Оксана Соколовская: Да. Но согласно с уголовно-процессуальным законодательством, показания с чужих слов у нас не допускаются и не принимаются во внимание. Я с матерью Сергея в последнее время не общалась. Она просто не берет трубку. Есть механизмы получения информации и доступы к соответствующим номерам телефона. Поэтому я думаю, что у следствия есть огромное поле для деятельности в данном производстве.

Татьяна Курманова: То есть близкие Сергея, насколько я понимаю, думают, что он жив. Адвокат сестры Грабовского Анна Боряк на днях написала, что, если с представителями потерпевшей что-то произойдет, это нужно списывать на профессиональную деятельность.

Оксана Соколовская: Это абсолютно логично. У нас практически все судебные рассмотрения происходят в открытом режиме. По неизвестным для меня причинам, это дело было почему-то закрыто. Кому-то очень хочется передачи и анализа информации, которая будет озвучена в суде.
Анна Боряк абсолютно логично предположила, что данные обстоятельства не могут быть случайными. Странным остается неизвестность местонахождения Сергея. Ведь не сложно написать пост. А тут тишина, явно чем-то спровоцированная. Я не верю, что Сергей просто не узнал информацию о себе.

Алена Бадюк: Но заявление о пропаже Сергея подали именно вы.

Оксана Соколовская: Я, то есть даже не мать. Соответственно можно предположить, что она знает, где Сергей. Почему в этом случае она скрывает его местонахождение от всех, мне неизвестно.

Татьяна Курманова: В своем недавно опубликованном посте вы упомянули о странностях Сергея. Вы написали, что, возможно, он ждет накала страстей для своего феерического появления. Что вам позволяет так думать?

Оксана Соколовская: Это личностные характеристики человека. Я его знала немного лучше, чем все остальные. Ему всегда не хватало признания. Поэтому вполне возможно, что он ждет чего-то. Это последняя из моих версий и предположений. Я все-таки убеждена, что с ним провели какую-то работу, в связи с чем его никто не может найти.

Татьяна Курманова: Вы думаете, что он жив?

Оксана Соколовская: Теперь я думаю, что он жив. Пока нет никакой другой информации, я хочу в это верить.

Алена Бадюк: Адвокат Боряк предполагала, что он может быть убит, потому что видел третьего участника убийства.

Татьяна Курманова: Давайте напомним о версии, которую озвучивал ваш сотрудник. Он был последним, кто видел Грабовского — он сидел в выходной день в офисе, Грабовский зашел в сопровождении какого-то мужчины, открыл сейф, что-то забрал и ушел.

Оксана Соколовская: Да. Все пытались взять у него описательные характеристики человека, с которым Юрий приходил в офис. Эти характеристики никак не совпадают с характеристиками обвиняемых в преступлении. Также им было проведено неопознание Яковенко. То есть он не узнал в Яковенко человека, который сопровождал Грабовского в офисе. Об этом третьем человеке неряшливого вида и среднего телосложения 40-45 лет говорил Сергей и говорит Анна Боряк. То есть не все причастные к этому убийству лица были найдены и задержаны органом досудебного следствия.

Алена Бадюк: Почему следствие не отреагировало?

Оксана Соколовская: Я думаю, что суд разберется с этой ситуацией. Могу лишь сказать, что бытовая версия, которая была передана в суд органом досудебного следствия, не совсем соотносится с доказательствами, которые были озвучены Матиосом. Думаю, что на протяжении следствия разрабатывалось очень много версий. Сначала подводили к версии про русский след. Не получилось — перешли к бытовой версии.

Я официально не участвую в этом деле. У меня есть свои правоотношения с Ольгой Грабовской. Я имею право на ознакомление с делом. Но официально, как представитель потерпевшей, я не в деле. Поэтому озвучивать обстоятельства дела я не имею права.

Татьяна Курманова: Можете напомнить, в чем заключается эта бытовая версия?

Оксана Соколовская: Орган досудебного следствия позиционирует это как грабеж с целью наживы.

Татьяна Курманова: Как с этим вяжется всем известное видео?

Оксана Соколовская: Я думаю, что этот вопрос мы еще будем поднимать в суде. Там было не только это видео. Есть другие доказательства, которые сводят бытовую версию на нет. Посмотрим, как суд будет дальше рассматривать дело. На данный момент мне непонятна позиция суда.

Татьяна Курманова: Каким образом было обнаружено тело вашего коллеги Юрия Грабовского?

Оксана Соколовская: На него указал подозреваемый Чмелев. Он подробно рассказал о том, как они с Яковенко его убили. Конечно, показания у них абсолютно разные. Поэтому интересно, что они будут говорить в суде.

Алена Бадюк: Эти показания задокументированы?

Оксана Соколовская: Да, конечно. На стадии досудебного следствия могут даваться любые показания. Они вообще не принимаются во внимание. Основные показания по новому ОПК даются именно в суде.

Алена Бадюк: С момента пропажи Федосенко вы общались с его родителями?

Оксана Соколовская: Общалась. Я звонила его матери. По ее словам, он с ней связывается и с ним все нормально. Она сказала: «Если вам он нужен, вы его и ищите».

Татьяна Курманова: На каком этапе находится закрытое судебное заседание?

Оксана Соколовская: Дело на этапе назначения к рассмотрению. Ждем назначения даты заседания.

Татьяна Курманова: Будет ли кем-то предъявлено ходатайство об открытии процесса?

Оксана Соколовская: Конечно. Представители потерпевшей готовят такие ходатайства. Если представители потерпевшей выйдут на причастных к этому преступлению лиц, они будут подвержены серьезной опасности, так как при закрытом рассмотрении информация для прессы будет закрытой.