У нас в госпитале нельзя плакать. Это самое главное, — волонтер

Что нужно, чтобы не потеряться в этом мире после войны? Чем может помочь каждый из нас?

Ведущие

Татьяна Курманова

Гостi

Екатерина Ольховик

У нас в госпитале нельзя плакать. Это самое главное, — волонтер
https://static.hromadske.radio/2016/12/hr_kyivdonbass-16-12-03_olhovyk.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/12/hr_kyivdonbass-16-12-03_olhovyk.mp3
У нас в госпитале нельзя плакать. Это самое главное, — волонтер
0:00
/
0:00

В студии «Громадського радио» — волонтер киевского госпиталя Екатерина Ольховик, которая, по словам бойцов, одним свои появлением в палате помогает им выздоравливать. Чем может помочь каждый из нас?

Татьяна Курманова: Как вы стали волонтером?

Екатерина Ольховик: Мой путь начался с Майдана, потому что в течение нескольких месяцев я вместе со своими подругами кормила одну сотню. Мы готовили им еду и менялись раз в три дня. Потом на Фейсбуке я прочла пост Натальи Юсуповой с просьбой о помощи. После этого я начала оббивать пороги Волонтерской сотни. Меня однажды попросили привезти коробки для медикаментов. Я оккупировала 3-4 аптеки в своем микрорайоне, начала собирать эти пустые коробки и перевозить их в госпиталь. Потом появился еще один волонтерский склад, и я там и осталась. Несмотря на то, что там очень много горя, все ребята очень светлые, они приняли меня и там я стала такой, какой есть сейчас.

Татьяна Курманова: Как вам удается находить энергию для того, чтобы приходить туда с улыбкой? Откуда вы черпаете силы?

Екатерина Ольховик: От них. И это взаимно. Я называю это обменом безусловной любовью. Когда приходишь и видишь, что можешь сделать для них что-то, появляется ресурс.

Татьяна Курманова: Вы поддерживаете связь после того как ребята выходят?

Екатерина Ольховик: Да. Со многими я дружу. Многие переехали в Киев.

Татьяна Курманова: Как вам удается вселять в людей надежду?

Екатерина Ольховик: Я не знаю, это внутри. Мне очень хочется помогать людям. Мне очень нравится видеть результат того, что сделала.

Татьяна Курманова: Что сейчас необходимо в госпитале? Насколько государство обеспечивает ребят?

Екатерина Ольховик: Государство обеспечивает. Самое главное для ребят сейчас — это внимание и поддержка людей. Они искренне хотят общаться. А из такого — домашняя еда.

Татьяна Курманова: На каком уровне находится обеспечение медикаментами?

Екатерина Ольховик: Медикаменты есть. Некоторые несертифицированные лекарства приходится искать всем миром. В остальном все хорошо. Врачи — молодцы. Они делают невозможное — спасают ребят, у которых несовместимые с жизнью ранения.

Татьяна Курманова: Как вы оцениваете ситуацию с протезированием?

Екатерина Ольховик: Я оцениваю это на 100%, особенно, что касается ног. Александр Стеценко поставил на ноги больше 7 человек. В киевском протезном ребята делают отличные протезы. Все протезы немецкие. Здесь их собирают наши специалисты. Первые шаги ребят каждый раз вызывают слезы радости и счастья.

Татьяна Курманова: Многие волонтеры говорят о том, что люди устали от войны. Вы замечаете что-то подобное?

Екатерина Ольховик: Да. Но я сама не собираю ни деньги, ни помощь. Я работаю со своими ресурсами и ресурсами своей семьи.

Татьяна Курманова: Почему?

Екатерина Ольховик: Потому что не трудно поделится с ближним, которому это необходимо, каким-то своим ресурсом. Для меня в радость закрывать какие-то потребности. Это вдохновляет, и я потом получаю взамен еще больше. Принцип вселенной работает исключительно. Чем больше ты помогаешь, тем больше ты получаешь взамен.

Татьяна Курманова: Сталкивались ли вы за эти 2 года с ситуацией, когда человек опустил руки, а потом нашел в себе силы для борьбы?

Екатерина Ольховик: У меня была такая история в начале 2015 года, после Дебальцево. Девчонки подходят и говорят: «Сходи, парень там умирать собрался». Я с ним пообещалась и ушла минут через 20. Спустя неделю я узнала, что у него хорошее настроение и он уже собрался домой.

Татьяна Курманова: Что нужно, чтобы не потеряться в этом мире после войны?

Екатерина Ольховик: Только любовь. Это единственное, что точно поможет. Когда рядом с ребятами находятся жены, видно, как они поднимаются на ноги со скоростью света. Мы находимся в госпитале именно с той целью, чтобы подарить ребятам безусловную любовь, так как не все родственники могут приехать.

Татьяна Курманова: У вас уже сформировался своеобразный костяк волонтеров, которые постоянно помогают?

Екатерина Ольховик: У нас очень много девочек. Мы все вместе и каждая сама по себе.

Татьяна Курманова: К нам звонят слушатели, которые хотели бы прийти в госпиталь, но им неудобно. Можно просто прийти и проведать ребят?

Екатерина Ольховик: Можно. Я же так и пришла. Просто нужно набраться смелости и прийти. У нас в госпитале нельзя плакать. Это самое главное.

Татьяна Курманова: Вы получили орден княгини Ольги. Это было неожиданно?

Екатерина Ольховик: Я знала, что меня подают, но это было неожиданно и приятно. Я горжусь тем, что у меня есть такая награда.

Татьяна Курманова: Многие волонтеры избирают для себя политический путь. Вы рассматриваете такую возможность?

Екатерина Ольховик: Нет. Мне это не интересно, я не умею обманывать.

Татьяна Курманова: Насколько и как вас изменила помощь в госпитале?

Екатерина Ольховик: Совсем изменила. Я стала намного счастливее, потому что раскрылась. Война помогла расставить все точки над «и». В моей гражданской жизни остались единицы. Сейчас госпиталь — это мой третий дом. Я туда приходу не за волонтерством, я прихожу к людям.