Украинская делегация на саммите ОБСЕ влияет на повестку дня в Европе

Саммит ОБСЕ является для нас возможностью доносить проблематику Крыма тем, кто принимает политические решение в разных странах, — Татьяна Печончик, руководитель Центра информации о правах человека

Ведущие

Анастасия Багалика,

Михаил Кукин

Гостi

Тетяна Печончик,

Олена Лисенко

Украинская делегация на саммите ОБСЕ влияет на повестку дня в Европе
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/09/hr_kyivdonbass-16-09-27_lysenko_pechonchyk_0.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/09/hr_kyivdonbass-16-09-27_lysenko_pechonchyk_0.mp3
Украинская делегация на саммите ОБСЕ влияет на повестку дня в Европе
0:00
/
0:00

Елена Лысенко «Громадське радио»

Елена Лысенко, журналист, координатор Крымской правозащитной группы, и Татьяна Печончик, руководитель Центра информации о правах человека, рассказывают об итогах участия на саммите ОБСЕ в Варшаве в составе делегации от гражданского общества.

Михаил Кукин: Насколько я знаю, вы были в составе украинской делегации. Насколько она представительна?

Татьяна Печончик: Есть правительственная делегация от каждой страны и есть гражданское общество, которое не входит в состав официальных делегаций. Мы принадлежим ко второй категории.

Михаил Кукин: Расскажите о своем участии на саммите.

Татьяна Печончик: Конференция ОБСЕ — самая большая конференция в сфере прав человека. Она каждый год проходит, как правило, в сентябре в Варшаве. Это хорошая площадка для гражданского общества, чтобы пообщаться с политиками, представителями власти, потому что можно поднять много важных проблем. В частности мы говорили о проблеме свободы слова в Крыму.

Михаил Кукин: С кем вы говорили, и чем это может помочь?

Татьяна Печончик: Для нас это возможность доносить проблематику Крыма тем, кто принимает политические решения в разных странах. Например, на нашем мероприятии были делегации из Великобритании, США, Франции и многих других стран.

В составе нашей делегации был Александр Попков, адвокат крымского журналиста Николая Семенного, которого преследуют в Крыму. Он рассказал подробности дела и зачитал обращения Николая к международному сообществу

Анастасия Багалика: А где гарантия, что информация, которая была озвучена на саммите дойдет до тех, кто принимает решения в дальнейшем?

Татьяна Печончик: При ОБСЕ есть делегации различных стран, которые туда входят. Доносить информацию к представителям разных правительств — это один из возможных способов влияния на повестку дня международных площадок. Конечно, это не единственная площадка, свои площадки есть у Совета Европы, Европарламента, ООН. Это площадки для международной дипломатической битвы.

Кстати, 71 Генассамблея ООН будет в октябре и, возможно, там будет подниматься вопрос Крыма. Есть информация, что украинская сторона предложит Резолюцию по нарушению прав человека в Крыму. 

Михаил Кукин: Насколько я понимаю, вы собирали специальные сведения о нарушении прав журналистов в Крыму?

Елена Лысенко: Каждый из нас рассказывал о своем направлении касательно свободы слова в Крыму, точнее о несвободе слова. Меня пригласили как журналиста, который два года после оккупации продолжал работать в Крыму. Я рассказывала больше на примере своей истории. Мы также говорили об общих проблемах, связанных с журналистикой в Крыму, и о том, что сейчас там происходит. Эта задача стоит перед всеми украинскими правозащитными организациями, которые продолжают выступать в рамках ОБСЕ.

Михаил Кукин: Проблема свободы слова в Крыму имеет несколько аспектов, один из которых в том, что крымским журналистам нельзя свободно высказывать свои взгляды. Другой аспект заключается в том, что в Крыму нельзя работать украинским журналистам. Там практически нет ни украинских, ни зарубежных журналистов, следовательно, мир не может узнать правды о Крыме. Вы говорили об этом?

Татьяна Печончик: Да, это был один из важных аспектов, на котором мы заостряли внимание. Достаточно вспомнить случай Игоря Бурдыги, которого несколько часов допрашивала ФСБ, когда он туда поехал. Также можно вспомнить случай Анастасии Рингис, журналистки «Украинской правды», которой оккупационные власти запретили въезд. Еще есть много подобных случаев.

Другой аспект этой проблемы — доступ иностранных журналистов в Крым. Мы считаем, что здесь есть проблема с украинской стороны, потому что, согласно украинскому законодательству, доступ в Крым возможен только со стороны материковой Украины, и для иностранных журналистов обязательным является специальное разрешения. Процедура его получения достаточно долгая и бюрократичная. Но в Министерстве иностранных дел уже разрабатывается изменение в это положение.

Михаил Кукин: Наша делегация сейчас продолжает свою работу. Какие еще проблемы поднимаются?

Татьяна Печончик: Есть официальная программа, где поднимаются вопросы в официальном диалоге с делегациями разных стран ОБСЕ.

Помимо этого, много гражданских организаций работают со своими повестками. Например, сегодня планируется мероприятие, посвещенное проблеме преследования крымских татар как преступления против человечества. Также был ряд мероприятий, посвященных конфликту на Донбассе. Есть в этой повестке и вопросы, которые поднимают другие страны. Но если говорить об Украине, то темы Донбасса и Крыма являются главными.

Михаил Кукин: Насколько для самой Европы эти темы по-прежнему в топе?

Татьяна Печончик: Конечно, чувствовалась уже некоторая усталость от украинской проблематики, но, тем не менее, нам удавалось удерживать внимание. У нас была очень хорошая посещаемость нашего мероприятия. Помимо этого, у нас был еще ряд двусторонних встреч с представителями разных стран. Но, конечно, у многих государств выходит в топ на повестку дня миграционный кризис. Поэтому мы бежим, чтобы оставаться на месте, а чтобы двигаться вперед, нам нужно бежать в два раза быстрее.

Михаил Кукин: Сейчас все чаще говорят о кризисе и бездеятельности европейских структур. Вот состоялся саммит и что дальше?

Татьяна Печончик: Можно сколько угодно критиковать европейские структуры и ОБСЕ, но какую мы имеем альтернативу? Если говорить об ОБСЕ, то они хотя бы работают на Донбассе и, кроме них, там нет ни одной такой миссии с международным представительством. Поэтому, несмотря на их критику, роль ОБСЕ является достаточно влиятельной и, мне кажется, их присутствие позволяет снизить уровень напряжения на Донбассе. Кстати, одна из рекомендаций, которых мы продвигали, заключается в том, чтобы международные структуры, в частности ОБСЕ, поучили доступ в Крым.

Михаил Кукин: Но наличие международных миссий может привести к легализации оккупационной власти.

Татьяна Печончик: Они должны быть там при условии, что не признают Крым территорией России. Естественно, Россия на это не согласна, поэтому существует проблема с доступом туда.

Михаил Кукин: Есть какой-то практический результат в вашем вопросе от саммита ОБСЕ?

Татьяна Печончик: Практический результат — это влияние на повестку дня в разных странах, в том числе и в Украине.

Елена Лысенко: На этих мероприятиях не единожды озвучивались фамилии наших правозащитников и журналистов, которые сейчас в Крыму. Таким образом, этим людям, возможно, будет проще решить свои проблемы, связанные с оккупационной властью Крыма.

Михаил Кукин: Вы со своими российскими коллегами на саммите общались?

Татьяна Печончик: Да, мы общались со своими коллегами-правозащитниками, с которыми еще до того, как произошла оккупация Крыма, развернули крымскую полевую миссию по правам человека. Но в то же время мы не имели никаких контактов с проправительственными организациями, которые имитируют правозащитную деятельность. Также мы не имели контактов с официальной российской делегацией.

Елена Лысенко: Выступления российских делегаций больше походили на пропагандистские речи. Украинские правозащитники старались предоставлять только проверенные факты. Мне показалось, украинская делегация выглядела более убедительно.