Украинская игра в отставку. Что будет с Михаилом Саакашвили?

Я не помню, чтобы Саакашвили занимался чем-то другим, кроме политики, — Бачо Корчилава

Ведущие

Анастасия Багалика,

Лариса Денисенко

Гостi

Бачо Корчилава

Украинская игра в отставку. Что будет с Михаилом Саакашвили?
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/11/hr_kyivdonbass-16-11-08_korchilava.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/11/hr_kyivdonbass-16-11-08_korchilava.mp3
Украинская игра в отставку. Что будет с Михаилом Саакашвили?
0:00
/
0:00

Бачо Корчилава комментирует отставку Михаила Саакашвили.

Анастасия Багалика: Михаил Саакашвили подал в отставку, ее пока не приняли, но обещали принять. Как вы прокомментируете это?

Бачо Корчилава: У меня много лет возникает один и тот же вопрос: «Как можно не принять отставку человека, который хочет уйти?» Это всегда такая игра: примут или не примут.

Лариса Денисенко: Это всегда некая политическая интрига.

Бачо Корчилава: Это украинская политическая интрига. Нигде в мире такой интриги я еще не встречал.

Лариса Денисенко: У нас часто бывает, что человек подает в отставку, но потому почему-то передумывает. Это тоже часть украинской политической интриги.

Бачо Корчилава: А вам не кажется это странным? Я не понимаю, зачем мы играем в эти игры. А представьте, если он сыграет в эту украинскую игру и не уйдет. Это будет выглядеть глупо. Есть какие-то правила. Если политик озвучивает какие-то решения, он должен их исполнять, хотя бы на таком уровне.

Анастасия Багалика: Вот, кстати, то, что обещания не исполняются, и было одной из главных претензий Михаила Саакашвили к Администрации Президента.

Бачо Корчилава: Сейчас уже появился пост в социальной сети в адрес Президента, то есть они уже начали обмениваться какими-то вещами. Это политический процесс. Если кто-то думает, что в политике есть закадычные друзья, я ни видел такого нигде в мире. У нас просто какое-то своеобразное понимание политики.

Лариса Денисенко: Как вы считаете, что основное для Одессы, когда Михаил Саакашвили уйдет?

Бачо Корчилава: Есть один момент. Вы можете поверить, что, если вы в своем доме будете убирать только на кухне, но не будете убирать в остальных комнатах, у вас в доме будет чисто?

Лариса Денисенко: Но некоторые комнаты могут быть для меня закрытыми.

Бачо Корчилава: Но они не закрыты. Страна — это квартира. И мы пытаемся убрать на кухне. 25 лет до этого мы не убирали нигде в квартире. Но сейчас мы пытаемся убрать на кухне, сами себя обманывая тем, что станет чисто во всем доме. Это неправда. Не могут быть реформы только в Одесской области и больше нигде по всей стране. Это унитарная страна, здесь не может быть, что где-то хорошо, а где-то плохо. Сама система так выстроена.

Анастасия Багалика: Когда я ехала на эфир, мне попался водитель службы такси и он рассказывал, как он жил и работал в Грузии. И, по его наблюдениям, страна после того, как Михо ушел начала откатываться назад. Многие говорят, что это происходит. И я для себя поняла, что реформы, которые провел Саакашвили в Грузии, они же тоже не капитальные.

Бачо Корчилава: Нет, а капитальных реформ и не бывает. Вы хоть одну реформу выдели, которую можно сделать раз и больше не делать? Нет, такого не бывает. К сожалению, в наш век мир более быстрый, более технологичный.

Политики должны понимать, что, если они хотят быть добрыми и раздающими какие-то вещи, у них будут происходить откаты. Любое государственное управление происходит в жесткой форме. Не бывает добрых политиков. Бывают политики-популисты, которые рассказывают, что дадут все: хлеба, денег и всего остального, и все получается вот так, потому что все равно для всех хорошим не будешь. И есть политики, которые делают какие-то жесткие вещи, потом им приходится лет 10-15 посидеть в оппозиции, а потом их идеи, последователи или сами политики возвращаются. Таких примеров много по миру.

Мы должны понимать, что любой человек, который становится политиком, это человек, который готов ради страны что-то делать. Это классическая ситуация, так должно быть. Он должен понимать, что нужно жертвовать очень многим во имя того, чтобы поменять свою страну.

Ярким примером этого является позиция Меркель по поводу беженцев. Она была жесткая и очень не нравилась немецкому обществу. Но к ней сейчас начал возвращаться рейтинг, потому что она себе охарактеризовала как очень жесткий и правильный политик.

Лариса Денисенко: На мой взгляд, политик должен понимать, что есть Конституция, есть конвенции — это его инструменты.

Бачо Корчилава: Да. Политики не могут выстраивать государство, не учитывая социального заказа общества. Но общество ж не может давать, например, 150 социальных заказов, оно дает 2-3 вещи, которые политики должны сделать. Политики или слышат эти вещи или нет. Я не знаю ни одного политика, который добрыми уговорами смог что-то сделать: или радикальные действия и реформы или никак.

Анастасия Багалика: Что это за период, который начинается сейчас для Михаила Саакашвили? В Грузии сейчас идет откат реформ, но туда он не возвращается, потому что его партия не победила на выборах, в Украине он ушел с поста губернатора Одессы.

Бачо Корчилава: В Грузии откат есть по некоторым позициям, но, в основном, в Грузии намного лучше ситуация, чем у нас в Украине. В Украине уровень проблем сейчас, как у Грузии образца 1995/1996 года.

Анастасия Багалика: Я веду к тому, какое дело жизни Михаила Саакашвили?

Бачо Корчилава: Это он сам должен для себя определять. Насколько я знаю, он активно пытался поддерживать «Единое национальное движение». И, насколько я знаю от его окружения, он не собирался уезжать, он все равно себя связывал с украинской политикой, потому что главный фронт противостояния сил добра и зла находится сейчас в Украине. И, если падет сейчас Украина, и ее будет реформировать не украинское общество, а Путин по своему образу и подобию, то все постсоветское пространство, за исключением стран Прибалтики, останется ему.

Лариса Денисенко: Михаил связывает себя с украинской политикой. А, как вы считаете, кто на самом деле продолжает себя связывать с политикой Саакашвили В Украине? Кто будет готов поддержать его?

Бачо Корчилава: Основной костяк — молодежь. Сейчас по всем опросах, есть масса людей, у которых есть запрос на какую-то новую политическую силу, на новые лица, которые не ассоциируются с воровством, с дележом и всем, что раньше происходило.

Анастасия Багалика: Многие говорят о создании новой партии и о том, что Михаил может встряхнуть украинский политикум, делая что-то не на местном, а на глобальном уровне, как вы считаете?

Бачо Корчилава: Я считаю, что это может быть. Я не помню, чтобы Саакашвили занимался чем-то другим, кроме политики. Скорее всего появится новая партия на базе инициативной группы партии «Хвиля», а дальше они будут обрастать. Я думаю, что он будет генератором, как было во времена «Единого национального движения».

Я бы еще обратил внимание на молодежь, которая прошла конкурсы. Я думаю, что большинство из этой молодежи он будет привлекать.

На самом деле для украинской политической жизни это очень хорошая история. Понятно, что будут противостояния, но это процесс. Он так проходит везде на постсоветском пространстве.

Анастасия Багалика: Могут ли два президента, бывший грузинский и нынешний украинский, стать оппонентами?

Бачо Корчилава: Ну политическими они скорее всего уже стали, судя по заявлениям. Но у нас почему-то путают политическое оппонирование и вражду. Нужно их разделять.

Каждый человек имеет право на свое мнение. Но очень важно, чтобы у этих всех людей, кто бы кому не оппонировал, было понимание, что они хотят построить страну Украина, чтобы это была современная сильная страна, в которой люди будут хотеть жить.

Когда мне кто-то начинает рассказывать, что вот кому-то что-то не удалось, например, Саакашвили, я спрашиваю одну вещь: «Вы видели здесь толпы иностранных инвесторов, которые хотят вложиться в экономику? Вы видели здесь людей, которые говорят, что хотят изучить нашу модель управления и перенести ее к себе? Или вы видели, чтоб мы в рейтингах где-то выше всех стояли?» Нет, этого ничего нету. А мне как обывателю важны эти моменты, чтобы мы в чем-то были лучшими.

Лариса Денисенко: Есть политики, которые придавливают людей в своей команде. У Михаила такого нет?

Бачо Корчилава: Нет. Что такое делание реформ? Каха Автандилович, например, всегда рассказывал, что это три человека: один, который сажает, другой, который меняет экономику, третий — политическая крыша. Как только выпадает один из этих людей, реформы сразу же останавливаются.

В Грузии был Вано Мерабишвили, Министр внутренних дел, который сажал, был Каха Автандилович Бендукидзе, который занимался экономикой, и был Михаил Саакашвили, который был политической крышей. И, в принципе, если бы Михаил Саакашвили не хотел, чтобы что-то делалось по какому-то из направлений, это никто не смог бы сделать. Саакашвили в данном случае их не давил, и они отвечали за свой фронт работы.

Лариса Денисенко: С чего, на ваш взгляд, нужно начинать реформы?

Бачо Корчилава: Надо начинать с экономики, потому что для любых преобразований реформ нужны деньги

Комментарии