В Авдеевке местные обижаются, что их показывают отсталыми, — журналистка

Как живет Авдеевка после очередного военного обострения? Рассказывает журналистка Анастасия Магазова, которая совсем недавно побывала в Донецкой и Луганской областях

Ведущие

Виктория Ермолаева,

Татьяна Курманова

Гостi

Анастасія Магазова

В Авдеевке местные обижаются, что их показывают отсталыми, — журналистка
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-26_magazova.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-26_magazova.mp3
В Авдеевке местные обижаются, что их показывают отсталыми, — журналистка
0:00
/
0:00

Говорим о поездке, ситуации в городе и округе, необходимости культурных «десантов», а также о жизни околовоенных населенных пунктов, куда редко приезжают журналисты и иностранные делегации.

 

Виктория Ермолаева: Что ты видела и где была?

Анастасия Магазова: Практически весь последний месяц я провела на Донбассе, в Луганской и Донецкой областях. Мне кажется, важнее всего сейчас говорить про Авдеевку, потому что там ситуация нестабильная, на мой взгляд, в городе практически нет ни одного безопасного места.

Кроме постоянных обстрелов, последние несколько суток нет электричества. Были прямые попадания на линии электропередач, которые сейчас невозможно восстановить. Такая же проблема с водонапорной станцией — в городе сейчас нет и воды.

В пророссийских СМИ, так называемых СМИ «ДНР» было много сообщений, якобы украинские военные захватили эту фильтрационную станцию. Но на самом деле такой информации от украинской стороны не поступало.

Но проблема остается, у людей нет электричества и воды. Основные объекты гуманитарного назначения в городе работают, губернатор Донецкой области Павел Жебривский регулярно сообщает, что они стараются обеспечить жизнедеятельность этих объектов с помощью генераторов.

Татьяна Курманова: Стало ли больше волонтеров, нуждаются ли люди в чем-то еще?

Анастасия Магазова: 29 января было обострение, которое продолжалось 8 дней. Тогда были установлены пункты обогрева, где люди могли получить горячую еду, подзарядить телефоны, согреться. Тогда были сильные морозы, а при отсутствии электричества, воды и отопления в домах, это было очень сложно. Плюс — постоянные обстрелы.

Насколько я знаю, через 10 дней эти пункты были закрыты, потому что в них уже не было необходимости. Сейчас в этом плане ситуация в городе достаточно стабильная, в магазинах есть продукты, в домах тепло.

Виктория Ермолаева: Какое настроение у людей в Авдеевке?

Анастасия Магазова: Очень не люблю это вопрос. Мой ответ не будет репрезентабельным. Абсолютно везде есть разные люди с разными взглядами. Все, что их объединяет, ужасная усталость от того, что происходит, постоянный страх за свою жизнь и жизнь близких.

Конечно, все хотят, чтобы просто было тихо и спокойно. Это самое важное для людей с абсолютно разными политическими взглядами и симпатиями. Постоянно находиться в такой ситуации очень сложно. Ты не знаешь, будет ли завтра свет и тепло, постоянно пропадает вода. Это сложная ситуация, которая сильно давит на психику.

Татьяна Курманова: Мы знаем, что в Авдеевку ездят с выступлениями деятели культуры, был и Сергей Жадан. И я в Фейсбуке видела, что ты попала на это мероприятие. Как реагируют люди?

Анастасия Магазова: В Авдеевку за последний месяц приезжали два немецких деятеля культуры, скрипачка Берлинского оркестра и художник из Берлина. Они проводили арт-терапию с местным населением, делали упор на деток. Скрипачка Марина Бондас играла и для военных, и для местных жителей, и в школах.

Сергей Жадан приезжал в Авдеевку несколько раз, в основном встречался с военными. Перед Новым Годом он приехал в местную библиотеку, провел литературный вечер, привез книги, которые на тот момент нельзя было найти и в книжных магазинах Киева. Люди реагировали очень радостно.

Сейчас у Сергея Жадана начался проект «Від Щастя до Львова». Идея такая, что он и его творческий коллектив едут в тур по городам Украины: три города Луганской области, Харьков, Киев, а потом едут во Львов.

Людям нужен мир и тишина. Чтобы в доме была вода, электричество, чтобы не было страшно отводить детей в школу

Я попала на открытие в Счастье. Это было в школе, и я была удивлена тем, насколько теплой и приятной была атмосфера, насколько внимательно слушали и воспринимали творческие эксперименты Сергея и его коллег. Аудитория была очень благодарна. Кто-то пытался взять автограф, сфотографироваться или пообщаться.

Такие культурные «десанты» нужно делать. Они очень эффективны. Кажется, что это ерунда. Но духовная пища порой поддерживает больше, чем настоящая. Сергей сказал, что даже во время войны нужно помнить про мирную жизнь. Об этом говорила и скрипачка Марина Бондас, и художник Алан Майер. Нужно напоминать людям, что мирная жизнь есть и она часто бывает очень приятной.

Татьяна Курманова: Я знаю, что в Авдеевку приезжала и Ребекка Хармс.

Анастасия Магазова: Она была в понедельник. Приехала с однодневным визитом, пообщалась с местными жителями, главой ВГА. Она приезжала как политик, чтобы посмотреть, что происходит в Авдеевке, какая нужна помощь. Ребекка Хармс посетила дома, которые были повреждены на прошлой неделе, заходила в одну из разрушенных квартир, сделала фотографии. По результатам этой поездки он привезет доказательства и потом сделает доклад в Европарламенте.

Виктория Ермолаева: Чем еще нужно помочь населению?

Анастасия Магазова: На мой взгляд, в этот раз сработали волонтерские организации, международные гуманитарные миссии, местные администрации. Необходимости в еде или в теплых вещах нет. Людям нужен мир и тишина. Чтобы в доме была вода, электричество, чтобы не было страшно отводить детей в школу. Если кто-то в силах это обеспечить, пожалуйста.

Татьяна Курманова: Где ты еще была?

Анастасия Магазова: Была в Северодонецке, в Лисичанске. Также была в двух психоневрологических интернатах, они находятся в двух разных селах Луганской области недалеко от линии фронта. И до войны это всегда та категория, которые меньше всего защищена. Но я увидела, что каким-то образом удается поддерживать жизнедеятельность, несмотря на ситуацию. Говорят, что и гуманитарные организации поддерживают этих людей.

Виктория Ермолаева: Расскажи о жизни небольших населенных пунктов, которые ты посетила.

Анастасия Магазова: Там вообще нет дорог — невозможно даже доехать. Я видела такие мобильные банкоматы, которые ездят по селам, приезжают раз в несколько дней, чтобы люди могли получить пенсию. Почта, магазины — все в упадке. Конечно, нужно думать и о таких маленьких городах, которые страдают и без войны.

Местные сильно обижаются, что из них делают отсталых, циничных и сидящих на гуманитарке людей

Виктория Ермолаева: Приезжают ли туда гуманитарные организации, журналисты?

Анастасия Магазова: Честно говоря, в эти два интерната, о которых я говорила, нога журналиста никогда не ступала. Думаю, что организации, которые ездят в эти населенные пункты, можно пересчитать на пальцах.

Виктория Ермолаева: С каким настроением журналисты возвращаются из Авдеевки? Сложно морально?

Анастасия Магазова: Конечно. Ты понимаешь, что приехал и уехал. В ситуации с Авдеевкой в начале февраля мне не понравилось, что это был какой-то выездной журналистский медиафорум. Такое у меня сложилось впечатление. Приехали на день-два, сделали поверхностные темы: здесь упало, вот бабушка страдает, вот пункт обогрева, а здесь все гребут еду и уходят, проклиная Украину.

Журналисты виноваты, что они делают именно так. Нужно показывать картинку намного шире. Получается, мы сами и создаем стереотипы. И местные сильно обижаются, что из них делают отсталых, циничных и сидящих на гуманитарке людей. Поверхностность несет еще больший ущерб, нежели не было бы вообще никакого материала.