В Крыму идет полная зачистка любого инакомыслия, — Алим Алиев

Сегодня в Симферополе в подконтрольном России «Верховном суде Крыма» проходит заседание о запрете Меджлиса. О процессе и его последствиях рассказывает сооснователь инициативы «Крым SOS» Алим Алиев

Ведущие

Алена Бадюк,

Сергей Стуканов

Гостi

Алім Алієв

В Крыму идет полная зачистка любого инакомыслия, — Алим Алиев
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-04-25_aliev.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-04-25_aliev.mp3
В Крыму идет полная зачистка любого инакомыслия, — Алим Алиев
0:00
/
0:00

Сергей Стуканов: Какие последствия ожидают Меджлис, если суд утвердит запрет его деятельности?

Алим Алиев: Последние два года, с начала оккупации Крыма, шла целенаправленная травля и вытеснение крымских татар с территории Крыма. Запрет Меджлиса, в логике оккупационных властей, очень хорошо вписывается.

Алена Бадюк: Ожидается ли новая волна преследований и что сейчас происходит в Крыму?

Алим Алиев: Сейчас идет полная зачистка любого инакомыслия, который есть в Крыму. Запрет Меджлиса — одна из финальных стадий для того, чтобы остальное население Крыма превратить в российских граждан.

Меджлис действует в Крыму 25 лет, в каждом селе есть представительство. Это не означает, что они начнут сажать всех крымских татар или членов Меджлиса, но они будут это делать избирательно, чтобы укрепить страх у других активных граждан.

Алена Бадюк: Какие акции Меджлис имеет возможность проводить после оккупации?

Алим Алиев: Со средины 2014 года Меджлис не провел ни одной публичной акции, потому что все были запрещены. Для крымских татар самой символической является акция в годовщину депортации, 18 мая, и уже третий год подряд, я думаю, эта акция тоже будет запрещена в Крыму.

Сергей Стуканов: Мы наблюдаем повторение изгнания крымских татар, которое было в 1944 году?

Алим Алиев: Стоит также вспомнить и первую аннексию Крыма 18 века, когда по поручению Екатерины ІІ вытесняли всю крымско-татарскую интеллигенцию. Например, только в Турции сейчас живет больше пяти миллионов потомков крымских татар.

Сергей Стуканов: Имеет ли Меджлис возможности защитить себя?

Алим Алиев: Если бы это была нормальная ситуация в нормальной стране, то, без сомнения, мы бы выиграли. Но здесь вопрос не о праве, а о политике и репрессиях.

Алена Бадюк: Могут ли международная поддержка, санкции положительно повлиять на решение суда?

Алим Алиев: На сколько мне известно, пресс-секретарь Путина Песков заявил, что Меджлис — внутреннее дело Российской федерации и они никого слушать не будут.

Алена Бадюк: Может ли сейчас украинская власть предпринимать какие-то шаги?

Алим Алиев: Да, очевидно может, но эти действия не должны быть зеркальными — пропаганда на пропаганду. Надо поддерживать переселенцев, которые являются мостиками с оккупированными территориями.

Сейчас наконец появился вице-премьер по оккупированным территориям, вопрос, на сколько эффективным будет это ведомство.

Алена Бадюк: Вы возлагаете надежду на это министерство?

Алим Алиев: Мы долгое время лоббировали эту структуру. Но сам отбор кандидата и главы немного удивил. По нашему мнению, он был непрозрачным.

Сергей Стуканов: Стоит ли опасаться очередной волны исхода крымских татар?

Алим Алиев: Мне бы очень не хотелось, чтобы крымские татары выезжали из Крыма и покидали свой дом. Но при усилении репрессий люди выезжают, особенно молодые специалисты — перспективы работы в Крыму сейчас очень туманны.

Комментарии