В Крыму начинается суд над журналистом Семеной

20 марта В Крыму начинается слушание дела журналиста Николая Семены, которому за утверждение «Крым – украинский» грозит до 5 лет тюрьмы. О перспективах дела говорим с адвокатом журналиста

Ведущие

Анастасия Багалика,

Ирина Ромалийская

Гостi

Олександр Попков

В Крыму начинается суд над журналистом Семеной
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-16_popkov.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-16_popkov.mp3
В Крыму начинается суд над журналистом Семеной
0:00
/
0:00

Также с Александром Попковым говорим и о деле Эмира-Усейна Куку.

Ирина Ромалийская: В чем обвиняют Николая Семену?

Александр Попков: Журналиста Николая Семену обвиняют в призывах к нарушению территориальной целостности РФ. Якобы, он написал статью, в которой требовал блокировать и вернуть Крым Украине.

Ирина Ромалийская: Сколько лет Николаю Семене?

Александр Попков: Ему 64.

Ирина Ромалийская: Последние 50 лет он живет в Крыму, сотрудничал с известными в Украине изданиями, после аннексии стал писать для новосозданного проекта «Крым. Реалии». Он публиковал разные материалы, писал под псевдонимами. И этот материал, даже не статья — скорее блог или колонка, мнение, тоже был написан под псевдонимом. О чем он?

Александр Попков: Была дискуссия, она продолжалась в нескольких выпусках в рубрике «Мнение». Один человек высказался, ему ответили, потом третий, к дискуссии присоединился Николай. Она была о необходимости проведения блокады Крыма и о том, почему она должна вестись, с точки зрения украинских политиков, активистов.

Ирина Ромалийская: В этом блоге или заметке увидели призывы к нарушению территориальной целостности РФ?

Александр Попков: Были призывы принять все меры к возвращению Крыма в состав Украины. В этом по сути его обвиняют — что он призывал вернуть Крым Украине. Была проведена лингвистическая экспертиза. Эксперт говорит, что в ряде высказываний усматриваются эти призывы.

Ирина Ромалийская: А вы разделяете точку зрения, что призыв был?

Александр Попков: Мы не разделяем точку зрению следствия, что это был призыв к нарушению территориальной целостности РФ. Исходя из российского и международного законодательства, принцип территориальной целостности государства не распространяется, пока на территорию Крыма (как части РФ) Россия не приведет в порядок статус территории. Как минимум, он сейчас спорный даже с точки зрения российского законодательства.

Анастасия Багалика: Крыму никто не обращает на это дело внимание?

Александр Попков: Крым сейчас мало интересен России. С точки зрения местных СМИ, мало кто обращает внимания. Принципы свободы слова в Крыму ушли в никуда, мало кто освещает объективную реальность, а российским СМИ неинтересно, что там происходит. Кроме редких оппозиционных изданий (Новая Газета, телеканал Дождь, Медиазона) никто и не освещает, что происходит в Крыму, какие там уголовные преследования.

Ирина Ромалийская: Возвращаясь к тому, что даже в российском законодательстве статус Крыма спорный, меня впечатлила позиция главы Конституционного суда РФ. Российский юрист Елена Лукьянова, говоря про аннексию, публично заявила, что в этот момент, как минимум, восемь раз была нарушена Конституция РФ, на что глава Конституционного суда РФ Валерий Зорькин написал статью, где употребил такую фразу: «Столетиями и даже тысячелетиями Россия была скрепляема высшими духовными скрепами, называвшимися по-разному в разные времена. Будучи скреплена этими скрепами, она могла относиться к скрепам правовым с большим или меньшим пренебрежением».

Александр Попков: К сожалению, Конституционный суд РФ в последнее время утерял основополагающую роль, которую должен нести. Сейчас российский Конституционный суд выносит такие решения, что за голову хватаешься, по сути не юридические, в том числе и касательно Крыма.

Ирина Ромалийская: На какое решение вы рассчитываете?

Александр Попков: Не отвечаю на этот вопрос. Очень жесткая статья — до пяти лет лишения свободы, дело политическое, наши юридические аргументы не будут восприняты. Тем не менее, мы с коллегами (Андрей Сабинин и Эмиль Курбединов) подготовили ряд своих доказательств, в том числе заключение эксперта касательно принципа территориальной целостности и всей истории с Крымом. Мы будем «биться». И Николай готов отстаивать свои принципы.

Ирина Ромалийская: Ваша основная позиция будет базироваться на том, что статус Крыма спорный даже в системе российского права, а поэтому каждый может высказывать свое мнение?

Александр Попков: Не то, что каждый может высказываться. Пока Крым — спорная территория, нельзя преследовать человека в уголовном порядке за эту статью. С другой стороны, есть право человека и журналиста распространять информацию и высказываться на любые общественно-политические темы, в том числе на такую сложную, как коллизии с Крымом.

Анастасия Багалика: Если дело политическое, страна не реагирует на юридические доводы, зачем вообще бороться юридическими методами?

Александр Попков: В России институт адвокатуры переживает достаточно серьезный кризис. По политическим делам никаких иных, кроме политических решений, быть не может. Мы фактически занимаемся «паллиативной юриспруденцией», как говорил Илья Новиков.

Мы не можем сделать ничего, но мы можем смягчить симптомы, получить более мягкие приговоры, освещать всю абсурдность и произвол, донести это до мировой и местной общественности. Если не будет этой нашей адвокатской «прослойки», вообще не будет понятно, что происходит с рядом уголовных дел (а их количество растет не только в Крыму, но и в России).

Ирина Ромалийская: Семена жил в Крыму и писал под псевдонимами. И однажды к нему пришли с обыском, а одновременно еще к шести журналистам, которые писали на «Крым. Реалии». Он сам рассказывал, что искали доказательства, что эти материалы на сайте вышли из-под его руки. Нашли ноутбук. Но меня поразило, что в деле есть три тома скриншотов. Что на них?

Александр Попков: Поминутная раскладка, когда он писал статью. Помимо этого, макулатура: открытые в браузере статьи — что-то он читает, что-то закрывает. И это поминутная раскладка в течении нескольких суток.

Важная деталь: чтобы делать у него скриншоты, они получили судебное решение. Оно было датировано днем позже вынесенной статьи. Они обнаружили, что он пишет статью и получили судебное разрешение на скриншоты и на просмотр следующим числом.

В деле имеются материалы, которые свидетельствуют о том, что они вели слежку и ранее. Есть несколько скриншотов, сделанных ранее судебного решения. Суд 11 числа сказал: «с 10 числа мы разрешаем смотреть», а 9 числа есть такие же скриншоты. По всей видимости, они его отслеживали очень долго.

Ирина Ромалийская: Вы не будете пробовать оспаривать достоверность и влияние скриншотов, сделанных до санкций?

Александр Попков: Я обжаловал это решение о проведении ОРД в Верховный суд Крыма. У нас очередная абсурдная ситуация: разрешение на ОРД вынес председатель Верховного суда Крыма, а жалобу на решение я должен подать в этот же суд в апелляционную инстанцию подчиненным судьи, который вынес это же решение.

Понятно, какое они вынесут решение. Апелляционная инстанция очень весело мне ответила, что я не представил доказательств того, что я адвокат Семены, не предоставил удостоверение и соглашение с моим клиентом на его защиту. Поэтому они не принимают апелляцию.

Ирина Ромалийская: В каком состоянии сейчас Николай Семена?

Александр Попков: Внешне он выглядит нормально, достаточно бойко, обсуждаем все касательно дела. Но, как это тяжело ему дается и как он переживает, насколько это тяжелая стрессовая ситуация. Хотя он не высказывается нам об этом.

Анастасия Багалика: Если исход дела не будет положительным, единственный путь — обмен?

Александр Попков: Очень больная тема. Ничего не происходит и по другим делам: по Сенцову тишина, неизвестно, как будет разрешаться ситуация, с учетом того, что у российских властей неограниченные возможности по появлению новых заложников. Насколько я понял, Россия сейчас не идет на переговоры, ничего не делает по освобождению граждан Украины.

Ирина Ромалийская: Вы являетесь адвокатом и правозащитника Эмира-Усейна Куку. Что там нового?

Александр Попков: Сейчас ему предъявили новое обвинение, связанное с приготовлением к подготовке к насильственному захвату власти. Нам и самому Эмиру-Усейну обвинение было не совсем непонятным, мы просили его разъяснить.

Анастасия Багалика: Как можно установить, что человек готовился к подготовке насильственного захвата власти?

Александр Попков: Вся суть состоит в том, что они вчетвером вели на кухне политические беседы. И это все записывалось на видео. Они обсуждали Украину, Россию, обсуждали Меджлис, достаточно критично. «Прошлись» по разным персоналиям: российским, украинским, крымскотатарским. Они никого не щадили: один говорит одно, второй — другое. Обсуждали и догмы ислама, огромный спектр проблем.

Сейчас следствие из этих бесед вычленяет каждое слово: «это слово арабское, означает то-то, а применительно к исламу оно означает это. И это свидетельствует о том, что слово применяется участниками Хизб ут-Тахрир, а значит он — участник Хизб ут-Тахрир, а значит — террористической организации, а значит — готовился готовиться установить халифат во всем мире, начиная с Алушты».

Ирина Ромалийская: В каком он состоянии?

Александр Попков: Тяжело год находиться в бесчеловечных условиях Симферопольского СИЗО. Эмир-Усейн каждый раз четко отстаивает свою невиновность.

Анастасия Багалика: Когда и что будет происходить в деле Николая Семены?

Александр Попков: Первое заседание по существу дела 20 марта. Что-то предсказать сейчас сложно. Предполагаю, суд не будет затянутым, потому что там достаточно мало свидетелей, доказательство построено на каких-то документах, которые больше доказывают техническую сторону.

Ирина Ромалийская: Как вы оцениваете позицию Украины в этом деле?

Александр Попков: «Крым. Реалии» и «Радио. Свобода», Антон Наумлюк уделяют этому много времени. Еще «Громадське радио» и «Громадське ТБ». Но больше интереса я не вижу. Мне не нравится позиция Украины относительно Крыма, ни журналистов, ни правозащитных организаций, которые бы могли легально находиться на территории Крыма, практически нет — возможно, это связано с позицией Украины