В «ЛНР» не нарушают права мусульман по религиозному принципу – Сейфулла Рашидов

Я не знаю ни одного мусульманина, права которого были бы нарушены только потому, что он мусульманин. Я читал разные интервью, но этого не было, рассказал глава мусульманской общины Луганской области

Ведущие

Михаил Кукин,

Ирина Ромалийская

Гостi

Сейфулла Рашидов

В «ЛНР» не нарушают права мусульман по религиозному принципу – Сейфулла Рашидов
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-15-12-26rachidov_0.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-15-12-26rachidov_0.mp3
В «ЛНР» не нарушают права мусульман по религиозному принципу – Сейфулла Рашидов
0:00
/
0:00

Сейфулла Рашидов, руководитель Киевского центра межкультурной коммуникации, который возглавляет мусульманскую общину Луганска. Это вторая по численности община после крымской.

Михаил Кукин: Сколько мусульман осталось на неподконтрольной территории сейчас? Сколько выехали?

Сейфулла Рашидов: Точной статистики у меня нет, к сожалению. Я этим не занимался. По официальной статистики, примерно, этнических мусульман в Луганской области проживало около 30 тысяч. В самом Луганске около 10 тысяч. В мечеть на пятничную молитву приходило 500-600. На данный момент на пятничную молитву приходят 10-15, максимум 30 человек. Примерно в 20 раз меньше стало прихожан. Это связано с тем, что выехали многие. Конечно, значительная часть прихожан, которые выехали — это иностранные студенты, где-то 50%. Я выехал 8 января 2014 года. Скоро будет год. И ни разу еще там не был.

Ирина Ромалийская: А вы выехали по какой причине?

Сейфулла Рашидов: Возникли сложности. Были очень тяжелые вещи, была угроза моей жизни. Приходили вооруженные люди, меня загоняли в угол, требовали деньги на войну. Это были времена, когда в Луганской области было свыше 10 вооруженных бандитских формирований, которые жили по определенном ими же законами: грабежи, мародерства.

Ирина Ромалийская: А к вам приходили мусульмане из этих формирований?

Сейфулла Рашидов: Долгое время я был один в мечети, с охраной. Приходили вооруженные люди без опознавательных знаков на молитву. Мне один раз пришлось в пятницу прочитать им проповедь о том, как Украина хорошо относиться к мусульманам.

Они догадались, что у меня нет религиозного образования. Я им сказал, что я светский человек, руководитель религиозной организации, преподаватель. Я видел, что это кавказцы, но я не спрашивал их национальность. Один признался, что он из Хасавюрта. Их было человек 30.

Михаил Кукин: А после того, как в десятки раз сократилось количество прихожан, что произошло с самими мечетями? Они разграблены?

Сейфулла Рашидов: В Луганске одна соборная мечеть. А в целом, 8 мечетей в Луганской области. Они называются культурными центрами, это молитвенные дома. Ни одна мечеть не была разграблена. И я хочу со всей ответственностью заявить, что я плотно за этим слежу.

Я не знаю ни одного мусульманина, права которого были бы нарушены только потому, что он мусульманин. Я читал разные интервью, но этого не было. Я лично, когда вооруженные люди пришли на молитву, упоминал Украину и молился за Украину.

Михаил Кукин: Получается, что самопровозглашенные «власти» не пытаются воспрепятствовать нахождению мусульман Луганска в мусульманском пространстве Украины?

Сейфулла Рашидов: Никаких помех, во всяком случае, нашей общине нет.

Ирина Ромалийская: При этом община живет по так называемым «законам» так называемой «республики»???

Сейфулла Рашидов: Я плачу за электричество в Киеве. Я и пишу на квитанции: Украина, Луганское энергетическое объединение. А за газ мы платим в Луганске в рублях. Чтобы платить за электроэнергию в Луганске, нам нужно перерегистрироваться.

Но я позвонил «советнику по религии» Плотницкого и сказал честно, что не хочу, чтобы моя организация была зарегистрирована в «ЛНР».

Михаил Кукин: Но, наверное, так не может длиться долго. Что будет дальше?

Сейфулла Рашидов: Я почувствовал в октябре, что будут какие-то подвижки, потому что в «ЛНР» были заинтересованы якобы в проведении «выборов». Но лично я пока не вижу перспектив, потому что нет логики. Я считаю, что нужно, чтобы они все ушли к себе домой: в Дагестан, Чечню, Ингушетию. Закрыть границу, а потом провести выборы.