В Луганске из 15 общественно-политических газет осталась одна, — Дихтяренко

Говорим с Андреем Дихтяренко, главным редактором «Реальной газеты» и журналистом Радио Свобода. Гость давно переехал из Луганска в Киев и рассказывает о СМИ на Донбассе

Ведущие

Ирина Ромалийская

В Луганске из 15 общественно-политических газет осталась одна, — Дихтяренко
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-15-12-24_dihtarenko_0.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-15-12-24_dihtarenko_0.mp3
В Луганске из 15 общественно-политических газет осталась одна, — Дихтяренко
0:00
/
0:00

Ирина Соломко: Вчера появилась новость, что Первомайский информационный портал приостановил свою деятельность, потому что им запретили работать власти самопровозглашенной республики.

Андрей Дихтяренко: Это очень распространенный вариант. Многие медиа высказывают недовольство ЛНР. Выяснилось, что население неподконтрольных территорий очень недовольно сепаратистским режимом. Неподконтрольные ЛНР медиа очень хорошо это показывают. Сепаратисты продолжают зачищать информационное поле.

Ирина Ромалийская: Есть информация, что многие жители неподконтрольный территорий проходят через подвалы. Несогласных в качестве профилактики могут на пару недель закрыть в подвале. Вы знаете о таких случаях?

Андрей Дихтяренко: Не думаю, что большая часть населения прошла через подвалы. Но там понимают, что если люди будут проявлять активную политическую позицию — они рискуют попасть туда. Со многими проводятся беседы. Там разгул криминала. Например, 19 декабря 5 молодых людей сожгли в Луганске российский флаг. «Полиции» ЛНР стало известно об этом из доноса. Возвращается атмосфера страха. О дальнейшей их судьбе пока ничего не ясно.

Ирина Ромалийская: Родион Мирошник, Леонард Свидовсков, Елена Привен — носят до сих пор звание «заслуженные» журналисты Украины. Они остались работать на территории ЛНР.

Андрей Дихтяренко: Я не уверен на счет Елены Привин, но остальные активно принимаю участие в политической жизни сепаратистов.

Ирина Ромалийская: Вы не пытались поднять вопрос о том, чтобы лишить их званий?

Андрей Дихтяренко: Я не считаю нужным этим заниматься. Пусть их лишают званий те, кто их давал: президент, государственные органы. Я не отношусь к той категории журналистов, которая очень ценит государственные награды. Мы должны работать вне зависимости того, обласканы мы государством или нет. Истории с людьми, которые запросто придают страну и меняют взгляды, только подтверждает — это все пыль.

Ирина Ромалийская: Многие коллеги там остались?

Андрей Дихтяренко: В Луганске выходило около 15-ти газет. Они все были разнообразными, никто не ходил по струночке «Партии Регионов». В Луганске из 15-20 частных общественно-политических газет осталась одна.

Луганские журналисты смогли найти себя и успешно работают на территории Украины. Многие из них прошли через подвалы. Мы постоянно были заняты переговорами с сепаратистами. Мы устали от этого, и приняли решение уезжать.

Ирина Соломко: Можно ли работать с населением неподконтрольных территорий?

Андрей Дихтяренко: Можно и нужно. Начинается вещание с украинской стороны. То, что в Луганске нас можно слушать — это очень хорошо. Распространяется украинское издание.

Ирина Соломко: У вас в газете есть корреспонденты, которые работают там?

Андрей Дихтяренко: Есть, но я не могу назвать их корреспондентами в полной мере. Они передают документы, видео, фотографии. Тут мы их уже обрабатываем.

Ирина Соломко: Журналистов там нет?

Андрей Дихтяренко: Я в любом случае скажу, что их нет.