В песне «Обійми» я услышал восточные «нотки», — солист «Red Sneakers»

Участники группы перевели песню «Океана Эльзы» и записали кавер-версию. Когда я ее услышал впервые, она очень въелась в память. Эту мелодию сильно хочется спеть на турецком, татарском, — Ислямов

Ведущие

Валентина Троян

Гостi

Ескендер Іслямов

https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-04-24_isljamov.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-04-24_isljamov.mp3
В песне «Обійми» я услышал восточные «нотки», — солист «Red Sneakers»
0:00
/
0:00

«Red Sneakers» — крымскотататарская группа, участники которой сейчас живут во Львове. Недавно они перевели композицию «Обійми» группы «Океан Эльзы» и записали кавер-версию песни. Слушаем, что из этого получилось и по телефону говорим с солистом группы Эскандером Ислямовым.

В студии работают журналисты Валентина Троян и Олег Билецкий.

Олег Билецкий: Я слышу, что в песне есть национальный элемент. Почему именно эта песня?

Эскендер Ислямов: Когда я ее услышал впервые, она очень въелась в память после концерта в Симферополе. Я услышал в ней восточные нотки. Эту мелодию сильно хочется спеть на турецком, татарском.

Припев родился давно, пару лет назад точно. А потом, буквально минут за десять, написал текст. Отправил редактору проверить. Редактор исправила пару слов. И все — вперед.

Валентина Троян: Вакарчук как отреагировал, помимо Твиттера?

Эскендер Ислямов: Я вообще в шоке, как он заметил. Я никому не отправлял. Только на страничке. Я собирался отправить ему послушать на почту. Все сидел и сочинял письмо. Потом побежал на репетицию, а друзья прислали мне сообщение, что Слава Вакарчук «твитнул» меня.

Валентина Троян: Мы так поняли, что он одобрил.

Эскендер Ислямов: Я тоже так думаю. Он фигню не будет размещать у себя в аккаунте.

Олег Билецкий: Вы сейчас находитесь во Львове. Как там с аудиторий?

Эскендер Ислямов: Мы поем, люди радуются. Мы слушаем людей, слушаем, какую они хотят музыку. Наверно, мы даем им то, что они хотят. Здесь воспринимают абсолютно любую музыку, если это сделано с душой.

Олег Билецкий: Люди, которые сейчас живут в Крыму в тех условиях, что они говорят? Что сейчас им болит больше всего?

Эскендер Ислямов: У нас есть негласная традиция. Я не знаю, как назвать это явление. Когда происходит какая-то фигня, — у нас в народе происходит бум веселья, деторождения. Нас судьба бьет — а мы поднимаем голову. Идем вперед, танцуем, улыбаемся, рожаем детей, чтобы нас стало больше. Сейчас я наблюдаю среди друзей и знакомых, что много людей женятся и постоянно рождаются дети.

Валентина Троян: Есть ли преследования крымскотатарских исполнителей?

Эскендер Ислямов: Наша крымскотатарская эстрада всегда держалась особнячком. Вынуждено, наверно. На весь Крым нас выпускали на праздники. В основном, наши артисты писали песни и выступали для народа. Поэтому о конкретных преследованиях я не знаю. Люди стараются вести себя там тише воды, ниже травы, чтобы не навлечь немилость лишний раз.

Комментарии