В прифронтовой Сартане люди спят одетыми и с открытым погребом, — журналист

Журналист Громадського радио побывал в прифронтовом поселке Сартана и пообщался с местной властью

Ведущие

Ирина Сампан

В прифронтовой Сартане люди спят одетыми и с открытым погребом, — журналист
https://static.hromadske.radio/2017/04/hr_kyivdonbass-17-04-09_pyrlik_0.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/04/hr_kyivdonbass-17-04-09_pyrlik_0.mp3
В прифронтовой Сартане люди спят одетыми и с открытым погребом, — журналист
0:00
/
0:00

Дом в Сартане Татьяна Косянчук

Гость студии — журналист Григорий Пырлик.

Григорий Пырлик: Сартана — это поселок, который до сих пор страдает от того, что находится вблизи линии разграничения. Местные жители говорят, что до украинских позиций и позиций боевиков несколько километров. С 2014 года поселок страдает от различных инцидентов. Самый крупный произошел в октябре 2014 года, когда под обстрел попала похоронная процессия, погибли 7 человек.

Как мне рассказал поселковый голова Александр Куркчи, с 2014 года погибли 11 жителей поселка. Ранено было 35 человек.

Я общался с местными жителями. Люди говорили, что помощь поступает. Сразу после того, как произошел февральский обстрел, появились ремонтные бригады, приехал мэр Мариуполя, начали обследовать, заменили окна.

Мы общались с местной жительницей Валентиной Юсуповой. Мы обратили внимание, что окна у нее закрыты пленкой. Она говорит, что стекло есть, но она попросила не убирать пленку с обеих сторон, потому что боится, что обстрелы не закончатся. Люди рассказывают, что с окнами помогли, но штукатурить посеченные осколками пристройки придется самостоятельно.

Ирина Сампан: С тех годов еще не все восстановлено?

Григорий Пырлик: Мы наблюдали результаты февральского обстрела. Еще не все остановлено. Видно повреждения на частных домах. Поселковый голова Сартаны Александр Куркчи говорит, что у нас до сих пор нет механизма, который бы позволял получать компенсации жителям частного сектора, дома которых пострадали в результате обстрелов. 

Люди говорят, что у них после объявленного очередного перемирия стало тише. С февраля в поселок ничего не долетало, но они говорят, что каждую ночь слышат обстрелы, спят одетыми и оставляют погреб открытым.

При поддержке:

Цю публікацію створено за допомогою Європейського Фонду Підтримки Демократії (EED). Зміст публікації не обов'язково віддзеркалює позицію EED і є предметом виключної відповідальності автора(ів).