Возможно ли восстание на Кубани? Мнение донского казака

С донским казаком Сергеем Белогвардейцем говорим о ситуации на Кубани: о том, почему там возможно восстание, и что его сдерживает сейчас

Ведучi

Валентина Троян

Возможно ли восстание на Кубани? Мнение донского казака
https://static.hromadske.radio/2018/01/hr_kyivdonbass-2018-01-14_belogvardeets.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/01/hr_kyivdonbass-2018-01-14_belogvardeets.mp3
Возможно ли восстание на Кубани? Мнение донского казака
0:00
/
0:00

«Рано или поздно люди обязательно самоорганизуются, даже сонные. Когда документы из архивов ФСБ опубликуют, когда люди увидят, что с ними творит власть, тогда они поймут, что диалог с ней вести необходимо не с помощью крестных ходов, а с помощью других мероприятий, которые исторически освоены казаками», — говорит Сергей Белогвардеец.

 

Валентина Троян: Я увидела на вашей странице в Фейсбуке видеообращение. Вы долго размышляли, возможно ли восстание на Кубани. Насколько я знаю, есть предыстория ваших размышлений.

Сергей Белогвардеец: Уже более ста лет длится уничтожение казачьего народа – кубанского, донского. И казаки этому отчаянно сопротивляются. На текущий момент мы видим, особенно по факту прошедших событий (известный расстрел — тройное убийство на Кубани), что межнациональная обстановка накалена.

Валентина Троян: Объясните.

Сергей Белогвардеец: Перед Новым годом один из так называемых казаков устроил расстрел. Причины этому расстрелу озвучиваются самые разные. В том числе со стороны властей, которые заявили, что никаким казаком он не является и давно из этого государственного казачества вышел.

Он являлся так называемым казаком, участвовал в террористической деятельности против Украины. Видимо, когда вернулся, не нашел себе применения, в итоге — нервный срыв или другие причины довели его до таких действий, как убийство.

Если на все это посмотреть, видно, что власть не может контролировать ситуацию. Поэтому есть варианты, что рано или поздно возникнет ситуация, похожая на восстание.

Валентина Троян: Откуда этот человек?

Сергей Белогвардеец: Этот человек с Кубани, но, насколько мне известно, имеет корни из Прибалтики.

Валентина Троян: Кого он убил? Что пишут местные журналисты по этому поводу?

Сергей Белогвардеец: Он расстрелял представителей армянской и цыганской национальности, которые доминируют в том районе — фактически им принадлежит вся власть в регионе.

Это начиналось еще давно. Подтверждением этому есть серьезные документы, которые имеются в моем архиве. Власти России активно сотрудничали с армянскими властями и завозили так называемых беженцев, которым они согласно директивам создавали все условия для того, чтобы они доминировали над коренным населением Дона и Кубани.

Некоторые казаки, которые не являлись ряжеными, оказывали этому активное сопротивление и пытались не допустить лиц кавказской национальности в милицию и другие исполнительные органы. Казак, который писал данный циркуляр, сейчас сидит на зоне по сфабрикованным обстоятельствам.

Мы видим, что власть боится казаков и с настоящими казаками расправляется, чтобы они не могли оказывать влияние на массы, чтобы не случилось то самое восстание либо другое воспрепятствование действиям властей на Дону и Кубани.

Валентина Троян: Как повлияло это убийство на то, что у вас возникли мысли о возможном восстании? Настолько взрывоопасной стала обстановка после события?

Сергей Белогвардеец: Полагаю, взрывоопасной она была последние 20 лет. Но это прецедент. Это вариант, который показывает нам то, что сначала у таких безбашенных дуралеев, которые воевали неизвестно за кого и за что, как говорится, сносит голову от беспредела, который творят помощники российских властей. И простые люди тоже перейдут точку невозврата и начнут применять активные действия, потому что исторически Дон и Кубань всегда были болью советской, затем — российской власти. Потому что народ пассионарный, горячий – Кавказ, близость влияет на характеры. Люди, придвинутые к стенке, будут оказывать сопротивление – таково свойство людей там. Это не покорные русские средней полосы, которые исторически ходили под кнутами и привыкли терпеть. Здесь сугубо генетически в головах людей может пробуждаться какая-то воля к сопротивлению.

Валентина Троян: Что чувствуют ваши соратники, которые находятся на Кубани: возможно или нет, чтобы люди сказали свое категорическое нет?

Сергей Белогвардеец: На данный момент невозможно. Силы распылены, люди уже не верят каким-либо казачьим организациям, в первую очередь потому, что их представляют так называемые ряженые атаманы.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.