За спинами бойцов АТО стоят маргиналы, — аналитики о блокаде

Политолог и координатор «Медийной инициативы за права человека» комментируют ситуацию с разгоном блокады

Ведущие

Ирина Сампан,

Сергей Стуканов

Гостi

Ольга Решетилова,

Кирило Сазонов

За спинами бойцов АТО стоят маргиналы, — аналитики о блокаде
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-14_sazonov_reshetilova.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-14_sazonov_reshetilova.mp3
За спинами бойцов АТО стоят маргиналы, — аналитики о блокаде
0:00
/
0:00

Гости эфира — политолог Кирилл Сазонов и журналистка, координатор «Медийной инициативы за права человека» Ольга Решетилова.

Сергей Стуканов: Как вы оцениваете то, что был совершен разгон одного из редутов? Какими могут быть последствия?

Кирилл Сазонов: Я бы не назвал это разгоном. Полиция и СБУ забрали людей, опросили и отпустили. Опрос дал неожиданные результаты. Оказалось, что за спиной наших солдат находятся вооруженные люди с уголовным прошлым. Это достаточно тревожный «звоночек». Ребята должны быть уверены, что за ними Украина, порядок и закон.

Один из судимых отсидел 9 лет за убийство и за 400 гривен в сутки поехал на редут.

Я думаю, что там есть ветераны АТО. Очень некрасиво и подло прикрывать политические разборки и бизнес-разборки теми, кто был готов отдать жизнь за Украину. Им что-то пообещали, прикрыли красивым лозунгом.

Ольга Решетилова: Я изначально говорила о том, что контингент на блокаде не совсем такой, как себе представляет общество. Когда начались установки первых редутов, я видела этих людей. Там было много тех, кого никак не могли выгнать с Майдана. Это маргиналы. Потом к идее присоединились некоторые ветераны АТО. Далеко не все из них поддерживают блокаду, возглавляемую такими лидерами.

«Разгон» законный. Нелегального оружия было много. Но этот разгон нелегальный и нелогичный. Если говорить о том, что блокада незаконна, нужно было не разрешать ставить редуты. Все знали, что Семенченко хочет устанавливать третий редут. У местной полиции был приказ не препятствовать. Когда ситуация достигла точки кипения, начали «контрдиверсионные» действия.

Сергей Стуканов: Получается, что еще в декабре государство побоялось идти против популярной идеи?

Кирилл Сазонов: Ситуация была и остается психологически тяжелой. Донецкая и Луганская области — это линия фронта. Там украинцы в военной форме каждый день останавливают врага, несут потери. Тут люди в такой же форме что-то блокируют.

Сергей Стуканов: Могли ли изначально изменить ход событий?

Ольга Решетилова: Конечно. Надо было изначально договариваться. 2,5 месяца президент молчал. Только сегодня он сделал заявление о том, что с «отжатыми» предприятиями торговли не будет.

Это все напоминало технологию. Предприятия Ахметова очень сильно упали в цене. Они якобы национализированы представителями «ЛНР», «ДНР». Мы знаем, что параллельно создается аналог предприятия «ДТЕК» людьми, близкими к Порошенко. Недавно была информация о том, что создано госпредприятие «Украинская угольно-промышленная корпорация», которая будет поджимать под себя угольные предприятия. Все это напоминало масштабный дерибан промышленности Донбасса. Скорее всего, на каком-то уровне прошли договоренности. Семенченко вчера не было на редуте.

Дискредитирована очень правильная идея систематизировать и сделать открытым процесс торговли.

Сергей Стуканов: Кто с кем договорился?

Кирилл Сазонов: Никакой торговли с предприятиями в ОРДЛО быть не может. Это невозможно на уровне договора. Но есть предприятия, которые зарегистрированы в Украине.

Чьи интересы там есть? Кто «светится»? Мы видим Семенченко, Парасюка, партию «Укроп», «Самопомощь». Там интересы Садового и Коломойского. Это неплохой способ пошантажировать государство.

Сергей Стуканов: Наше государство не может понять, что ему нужно делать? Или при власти те, кто думает только о своих личных интересах?

Ольга Решетилова: Скорее всего, это некомпетентность и недальновидность людей при власти. У нас нет ни стратегии деокупации отдельных регионов Донбасса, ни стратегии дальнейшей интеграции Донбасса в Украину. Если мы говорим о блокаде, то мы же отталкиваем оккупированные регионы от Украины.

Если была бы стратегия, то мы могли бы сказать, что не можем заблокировать эти регионы, потому что экономические связи нам важны.