Переселенка из Горловки уже год не может найти свою дочь

Галина Николаенко — это имя не так давно было на слуху горловчан. В 2003-м она создала и возглавила Государственный музей миниатюрной книги. С началом войны о ней забыли

Гостi

Галина Николаенко

Переселенка из Горловки уже год не может найти свою дочь
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr-donbas-l-15-07-28-nikolajenko_0.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr-donbas-l-15-07-28-nikolajenko_0.mp3
Переселенка из Горловки уже год не может найти свою дочь
0:00
/
0:00

Когда начались обстрелы, Галина Ивановна с мужем выехала к двоюродной сестре в Бердянск. Была уверена, через две недели вернётся домой. Но этого не произошло. Более того, во время боевых действий без вести пропала её дочь. 1 августа будет ровно год, как она не выходит на связь.  А 3-го июля ей бы исполнилось 54 года. Все, что осталось у супругов от нее — 8 фотографий, смотреть на которые невыносимо тяжело. Муж обращался и в милицию так называемой «ДНР», писали заявление и артёмовским правоохранителям, но никакой информации, никакой зацепки нет до сих пор.

«Ничего не сказали, просто очень долго вёлся допрос. Очень долго, аж дурно стало. Наверно, часа три. Всё это в компьютер вносилось и так далее. Мы когда в Харьков приехали и в Харькове тоже в поисковую. Мы везде, как говорится, сообщали. Ну, уже официально и здесь, потому что, ну как это? Человек исчез, и его нет. Какие-то следы должны быть», — говорит она.

Ржищев Киевской области, небольшая комната в общежитии для переселенцев на базе строительного колледжа. Сегодня это дом Галины Ивановны и её супруга. После года скитаний они рады даже таким аскетическим условиям. Из мебели — две кровати, шкаф, стол и два стула. Из личных вещей — одежда и памятные вещи: две миниатюрные книги, фотографии и несколько наград. Их Галина Ивановна любит пересматривать, вспоминать работу и, признаётся, она ждёт любую весточку о своем детище.

Комната Галины Ивановны

«Работают. Как они? Я каждый раз переживаю, слушаю: не попала бомба туда? Ведь это же — национальное наследие! Я хочу это всё сохранить. Я боюсь, потому что там каждый гвоздичек — душа. Там столько уникальных экспонатов. Я даже не могу сказать, какой самый-самый. Там рукописные были, старинные. Представьте, старинная книга миниатюрная. 15-е столетие из Эфиопии. Когда начали изучать, на каком языке написана, оказало это язык, который сегодня мертв. Книге свыше 500 лет. Вторая — рукописная 300 лет. Очень интересные истории этих книг. Ну а микрокниги. Это не рассказать! Самая-самая, если так сказать.  Мы подружились с одним умельцем из Казахстана, который специально для нашего музея изготовил пословицы и поговорки на срезе человеческого волоса. А впоследствии он сделал на срезе макового зёрнышка — шахматная доска в цвете и фигуры», — рассказывает она. 

То, что осталось в Горловке. Шевченковский уголок в Музее миниатюрной книги им. В.А.Разумова

Музей работает, говорит Галина Ивановна, но людей уже туда приходит не так много, как раньше. В городе под постоянными обстрелами не до культуры. Но, даже не от этого ей больно.

«Мне не нравится. Может их заставляют. Зачем о таком информировать, например для меня это удивительно: «Мы провели мероприятие, на котором нам была подарена книга Министерством молодой республики Донецкой». Мне от этого очень больно. Мне кажется, что можно было пока повременить. Зачем вы, девочки, спешите?» — говорит Галина Ивановна.

Чтобы хоть как-то отвлечься от случившегося Галина Ивановна приняла приглашение от знакомых из Киева и уехала погостить в столицу. Но в один день они с мужем оказались в больнице. Она — с сильным ушибом, он — с воспалением легких. Лежали и больницах в разных частях города и никак не могли друг другу помочь. Вот тогда, говорит Галина Николаенко, она поняла, насколько не рады переселенцам в столице.

«Я лежала. Мне нельзя было шевелиться. Поскольку незафиксированная у меня травма, обезболивающее только висит надо мной, чтобы слегка приподнялась. Мне приходилось судно просить. И однажды я заметила, что это делается со злом и нежеланием. И выговаривается: «Ехали бы Вы, и скажите спасибо, что я за вами ещё ухаживаю. Ехали б вы в свою Россию», — рассказывает Галина Ивановна.

Не поддержал Галину Ивановну и врач. Напротив, обвинил в том, что она требует к себе слишком много внимания. Оказалось, за всем этим стояли её киевские знакомые — они настаивали, чтобы медики лечили её бесплатно, потому что она — «донецкая». Но нашлись в окружении женщины и те, кто молча привозил еду и все необходимые мелочи. Это люди высокого ранга, которые знали Галину Ивановну исключительно по работе.

 «Низкий поклон таким людям. До сих пор я не могу, до сих пор они взяли надо мной какой-то контроль, опеку. Я очень этим людям благодарна. Я даже фамилии некоторых не знаю», — говорит она. 

Возле общежития, где сейчас живут супруги Николаенко, есть спуск к Днепру. Галина Ивановна часто приходит сюда и, глядя на местные красоты, вспоминает свои путешествия.

 «Пока он копался на даче, не хотел никуда ехать, я объездила 16 стран мира. В том числе в Скандинавии была. Не считая всех тех республик Советских — Азербайджан, Грузия, Абхазия. Я даже побывала в Карелии. Люди по магазинам, а я старалась экскурсии брать. Ездила, смотрела», — рассказала Галина Ивановна.

Нагрудная медаль имени П.Н. Горлова

Галина Николаенко считает себя хорошим психологом, но за последний год, признается, узнала многое о людях не очень хорошего. Столкнулась и с подлостью, и с предательством, и с завистью. Но, несмотря ни на что, очень хочет домой. И вернется, как только в город вернутся закон и порядок.

Валентина Троян проект «Люди Донбасса» для «Общественного радио».

 

Kiew_deut_o_c(1)
Виготовлення цього матеріалу стало можливим завдяки допомозі Міністерства закордонних справ Німеччини. Викладена інформація не обов’язково відображає точку зору МЗС Німеччини.

Контент-менеджер програми Катерина Кадер

 

При поддержке: