facebook
--:--
--:--
Включить звук
Прямой эфир
Аудионовости

Дело «мелитопольской пятерки»: как россияне делают из украинцев «международных террористов»

Историю о «мелитопольской пятерки» очень хорошо знают в России. Резонансное дело об «украинских террористах» облетело все российские медиа. В Украине — это очередное дело о похищении гражданских на оккупированной территории, история о пытках и издевательствах. Очередное военное преступление, совершенное Россией.

Дело «мелитопольской пятерки»: как россияне делают из украинцев «международных террористов»
Слушать на платформах подкастов
Как нас слушать
1x
--:--
--:--
Примерное время чтения: 6 минут

«Мелитопольская пятерка» — пятеро жителей оккупированного Мелитополя, которых россияне похитили и обвиняют «в создании антироссийского террористического подполья». Задержанные мелитопольцы, оказавшиеся в России на скамье подсудимых — Андрей Голубев, Игорь Горлов, Александр Жуков, Владимир Зуев и Юрий Петров. Похищение произошло в начале апреля 2022 года. Все похищенные — гражданские, в том числе Андрей Голубев — тренер кунг-фу.

С его женой Ольгой Голубевой мы и поговорили об этом деле.

Фигуранты «дела мелитопольской пятерки» ранее между собой даже не были знакомы

Ольга Голубева: Мелитополь — очень небольшой город. Возможно, где-то кто-то и встречался когда-то, но друг друга точно не знали. Сейчас мы общаемся с родственниками всех ребят, теперь мы знаем друг друга и все об этом «деле».

Как произошло задержание?

Ольга Голубева: Мы спокойно жили в своем мирном Мелитополе, где дружно проживало много разных национальностей, но 24 февраля 2022 года Путин решил «освободить» нас от всего самого дорогого, некоторых — даже от жизни.

Оккупация Мелитополя состоялась очень быстро, и уже 25 февраля войска РФ были в городе. С тех пор начался террор — начали хватать и сажать в подвалы участников АТО, бывших военных и просто людей, которые выражали свое недовольство «русским миром» и были против оккупации. Там в подвалах их мучили, пытали, о некоторых родственники даже до сих пор ничего не знают.

Так произошло и с нашими родными, пятью мелитопольцами, среди которых есть мой муж, Голубев Андрей. Все случилось 6 апреля, когда мы спали. К нам в 6 утра ворвались вооруженные россияне в балаклавах. Надели наручники на мужа, нам угрожали, что будут стрелять по ногам, и забрали мужа с собой. Правда, отметили, что если муж будет с ними сотрудничать, то скоро вернется домой.

«Только через месяц мне удалось узнать, где мой муж….»

Ольга Голубева: Я искала Андрея и в полиции, и в российской военной комендатуре, но мне отвечали, что таких нет и мужа моего никто не видел. Хотя я видела возле комендатуры автобусы, которые забирали Андрея.

  • Мой муж — тренер по кунг-фу, председатель мелитопольской федерации. Бывший пограничник. Участвовал в сборах тер обороны Мелитополя.

Только через месяц в российских СМИ было сообщение, что Андрей и еще четыре мелитопольца вошли в «росфинмониторинг» как террористы и экстремисты. Так я поняла, что он жив. Из тех же российских новостей я услышала, что мой муж в СИЗО Симферополя.

«Международные террористы»

Ольга Голубева: Две недели Андрея держали в подвалах Мелитополя, пытали его, заставляли сказать, что он — международный террорист, что они с другими четырьмя мелитопольцами хотели якобы взорвать автомобиль возле гуманитарного конвоя и возле российских солдат.

  • Очень интересно то, что его захватили 6 апреля, а «дело» начало формироваться о нем 22 апреля. То есть получается так, что две недели, пока он находился в подвалах, он еще «планировал» совершить этот теракт.

В Мелитополе его держали в наручниках, постоянно избивали. В СИЗО Симферополя также были нечеловеческие условия, и им говорили, что если нужные бумажки не будут подписаны, никто живым из подвалов не выйдет.

Далее их направили в Москву в тюрьму Лефортово, где они просидели почти год. В настоящее время они находятся в Ростове-на-Дону, где происходит показательное судилище.

«На судебном заседании заключенные заявили, что все показания были даны под пытками»

Ольга Голубева: Первое заседание было 13 июня 2023 года, а 13 ноября будет уже девятое заседание. На одном из таких заседаний адвокаты приобщили к материалам дела письменное описание заключенных, где они рассказали, как над ними издевались в подвалах Мелитополя и СИЗО Симферополя. Горлов собирался рассказать, откуда у него на горле шрам, мой муж хотел объяснить, откуда у него шрамы на руках. Но им лично говорить не дали, слова подсудимым не дали, поэтому все передали через адвоката.

Сейчас, когда идут судебные заседания, у нас хоть есть возможность общаться с ребятами через адвоката.

Условия содержания в Ростове

Ольга Голубева: В настоящее время таких издевательств, которые были в Мелитополе или Симферополе, нет. Но все украинцы находятся в подвале, где нет солнца, постоянная влага, антисанитария — крысы, тараканы, проблемы с канализацией и тому подобное.

На одном из судебных заседаний мы увидели, что Александр Жуков находится в очень плохом состоянии — он очень похудел. Адвокаты даже делали упор, что он может не дожить до следующего заседания. Это привлекло внимание и были немного улучшены условия его содержания.

Адвокаты передают родственникам, что наши ребята держатся, что они надеются на спасение и обмен. На камеру в суде, кстати, они улыбаются, потому что знают, что на них смотрят их родные.

Фото с судебного заседания в Ростове/ Объединение политзаключенных Кремля

«Гражданские заложники, которых россияне считают военнопленными»

Ольга Голубева: В отношении двух удерживаемых россияне отмечают, что они военнопленные. Это Игорь Горлов — контрактник, и мой муж, который участвовал в подготовке теробороны.

На сегодня Украина официально не подтверждает то, что наши пятеро мелитопольцев находятся в плену. Координационный штаб объясняет это тем, что такое подтверждение может дать только Российская Федерация или Международный Комитет Красного Креста. Я обратилась в МККК, где мне ответили, что заявки они подают, но российская сторона их игнорирует и им не отвечает.

Все судебные заседания проходят с участием заключенных, у них есть адвокаты и есть фото с этих заседаний, но официального подтверждения, что мужчины находятся в плену, до сих пор нет. Однако, с другой стороны, в Координационном штабе мне сообщают, что наши ребята есть в списках на обмен.


Отметим, что, по сообщениям Объединения родственников политзаключенных Кремля, фигурантами дела о «мелитопольской пятерке» являются:

Андрей Голубев — мелитопольский инструктор по кунг-фу, который тренировал детей. В декабре 2020 года, во время периода пандемии коронавируса, Голубев принял решение служить по контракту в пограничном отряде в Кирилловке. 6 апреля 2022 года к нему домой пришли вооруженные люди. Забрали телефон и паспорт, надели наручники и увезли, добавив, что если он согласится на сотрудничество, то его пустят домой.

44-летний Владимир Зуев проживал в Мелитополе вместе со своим больным отцом и работал в компании, которая обеспечивала обслуживание городских систем видеонаблюдения. 1 апреля 2022 года вооруженные люди пришли и сообщили, что они располагают информацией о том, что Владимир является «укропом» и «террористом», и они немедленно начали обыск с целью подтверждения его «террористической деятельности».

7 апреля 2022 года пришли к Александру Жукову, которому на тот момент было 54 года. Его дочери россияне пообещали, что отец скоро вернется домой.

Самый старший из «Мелитопольской пятерки» — 62-летний Юрий Петров, ветеран военных действий, но на момент задержания находился на пенсии. Его задержали 8 апреля 2022 года. Его адвокат Вера Гончарова отметила, что Петров нуждается в медицинской помощи.

Игорь Горлов — инженер-сапер, который за месяц до начала полномасштабного вторжения перевелся из авиационной 25-й бригады в часть А2558 под Мелитополем. Главной целью россиян во время захвата Мелитополя были бывшие и действующие военнослужащие, поэтому Игорь скрывался и не жил дома. В апреле 2022 года родные узнали, что мужчину задержали — 6 числа рядом с гаражом, в котором, согласно материалам дела, найдены мины, пистолеты, пулеметы, гранаты, взрывчатка и даже переносной зенитно-ракетный комплекс «Игла».

Также напомним, что в Ростове оккупанты судят 24 «азовцев», которым грозит пожизненное заключение. Им инкриминируют «насильственный захват власти» и «участие в террористической организации».


Полностью разговор слушайте в добавленном аудиофайле

При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Поддерживайте «Громадське радио» на Patreon, а также устанавливайте наше приложение:

если у вас Android

если у вас iOS

Поделиться

Может быть интересно

Россия перемещает гражданских заложников глубже на свою территорию: в Чечню, Мордовию, Удмуртию — Решетилова

Россия перемещает гражданских заложников глубже на свою территорию: в Чечню, Мордовию, Удмуртию — Решетилова

Контрабанда, эмиграция, бои за Киевщину: история Алексея Бобровникова

Контрабанда, эмиграция, бои за Киевщину: история Алексея Бобровникова

«Упало все», а не только «Киевстар»: как роспропаганда атаковала на этой неделе

«Упало все», а не только «Киевстар»: как роспропаганда атаковала на этой неделе