Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости

Судя по тому, как оккупанты себя ведут, можно предположить, что они собираются покинуть Энергодар — мэр

Как сейчас живут украинцы в оккупированном Энергодаре? И каковы перспективы его освобождения? Об этом в очередном выпуске программы «Освободите наших родных» говорили с мэром Энергодара Дмитрием Орловым.

Судя по тому, как оккупанты себя ведут, можно предположить, что они собираются покинуть Энергодар — мэр
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/12/hr-znr-2022-12_06_orlov.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/12/hr-znr-2022-12_06_orlov.mp3
Судя по тому, как оккупанты себя ведут, можно предположить, что они собираются покинуть Энергодар — мэр
0:00
/
0:00

Энергодар — город в Запорожской области, в котором до начала полномасштабного российского вторжения в Украину жили более 50 тысяч человек. В Энергодаре – самая мощная в Европе АЭС. Девятый месяц, с 3 марта, город под российской оккупацией. Военные РФ также заняли электростанцию. В это время местные жители неоднократно проявляли смелость и героизм в отстаивании украинского Энергодара. Первые пробы войск РФ были неудачными. Тысячи людей вышли в защиту города и перекрыли пути. Но даже после того, как в Энергодар вошли российские войска, люди продолжали выходить на мирные митинги под украинскими флагами.

Заммэра Энергодара Ивана Самойдюка похитили. От него нет известий. Мэру Дмитрию Орлову удалось выехать на подконтрольную украинским властям территорию. Он продолжает исполнять свои обязанности.

Гуманитарная ситуация

Дмитрий Орлов: И летом, и весной мы активно работали по доставке гуманитарного груза и лекарств, в частности. У нас такая возможность была. К сожалению, с сентября оккупанты заблокировали все пути по доставке гуманитарной помощи. Это приводит к тому, что ценовое предложение тех товаров, которые завозятся из временно оккупированного Крыма или Российской Федерации в несколько раз увеличилось, поэтому люди не могут себе позволить даже необходимые вещи. Я уже не говорю о лекарствах, которых уже там вообще нет.

Зима добавила еще то, что постоянные обстрелы атомной станции и прилегающих территорий привели к тому, что периодически отключается электричество, исчезает водоснабжение по городу. Также нет тепла. Энергодар — специфический город, у нас нетепловая энергия не идет от котельных, как обычно, а идет от тепла тепловой и атомной станций. Поскольку ни тепловая, ни атомная станции не работают на генерирование, то тепла в городе нет вообще. Оккупанты не дают запустить атомные энергоблоки на генерацию, поэтому нет возможности поставлять тепловую энергию в город.

Сколько человек остаются в городе и за что живут?

Дмитрий Орлов: По приблизительным подсчетам в городе осталось около 15 тысяч человек. Это в основном пожилые люди, которые по состоянию здоровья или по каким-то другим причинам не могут уехать. Также это работники атомной станции, потому что ее невозможно поставить на простой или как-то приостановить ее деятельность — нужно поддерживать все происходящие с ядерным топливом процессы еще долгие годы даже после того, как станция не работает на генерацию.

До оккупации на атомной станции работали до 11 тысяч работников. Сейчас меньше где-то наполовину, но в Российской Федерации не смогли заменить некоторых специалистов, потому что там есть специфические и технологические процессы, и у них нет таких специалистов. Поэтому работники станции вывозят свои семьи на подконтрольную Украине территорию, а сами возвращаются для того, чтобы обслуживать крупнейшую станцию Европы.

Что касается общей жизни, то и педагоги получают заработную плату, и все коммунальные предприятия, подающие заявки на финансирование. Они получают заработную плату, согласно украинскому законодательству в гривнах на карты.

Что касается коллаборантов, то их небольшой процент. По образованию и другим предприятиям — где-то 5%. Им мы не выплачиваем заработную плату. Они понимают, что сделали свой выбор, поэтому вопросов нам не задают.

Готовятся ли россияне покинуть Энергодар?

Дмитрий Орлов: На мой взгляд, освобождение Энергодара будет самой сложной задачей, потому что мы понимаем, что там есть такой ядерный щит, которого, например, не было в Чернобыле. Есть семь ядерных объектов, и оккупанты будут цепляться всеми способами для того, чтобы максимально не выйти из Энергодара, потому что это такой рычаг шантажа.

  • Освобождение Энергодара будет самой сложной задачей, потому что мы понимаем, что там есть такой ядерный щит, которого, например, не было в Чернобыле

Путей деоккупации два. Мы надеемся, что это будет дипломатический путь и у нас не пострадает ни предприятие, ни город, и мы сможем возвращать к нормальной жизни город. Другой путь – военный. Пока нет существенных сдвигов по нашим фронтам. Идут бои, они идут достаточно активно и достаточно удачно, но пока нету намеков на то, что будет освобождение.

В Энергодаре никогда не было большого скопления войск, оккупанты иногда проездом заезжают, отстреливаются и уезжают. Или прячутся на промышленной зоне атомной станции.

Как россияне ведут себя в Энергодаре?

Дмитрий Орлов: Как и везде – фильтрации, чистки, похищения, пытки. Сейчас они больше переключились на работников атомной станции, потому что их в городе существенный процент от общей численности жителей города. Пытаются заставить подписывать контракты с «Росатомом», давят не только психологически, но и физически, к сожалению. Люди отказываются подписывать их контракты и не желают работать с фейковой организацией «Росатом».

Пытки на Запорожской АЭС

Дмитрий Орлов: Территория ЗАЭС очень велика, это не только помещение с энергоблоками, но и большое количество вспомогательных помещений, часть которых находится и в самом Энергодаре. Мест размещения пыточных достаточно много. Действительно, есть информация, что и на территории АЭС существует пыточная. Где именно, к сожалению, я не могу рассказать (хотя есть такая информация), потому что наш эфир могут слушать оккупанты. Напомню, что представители МАГАТЭ неоднократно заявляли, что у них нет полного доступа ко всем помещениям станции.

  • Общее количество похищенных оккупантами энергодарцев, прошедших через тамошние пыточные составляет уже более 1000 человек.

Некоторых людей держат два-три дня, кого держат месяцами. Кого отпускают, требуя от родственников деньги. Затем они, освобожденные, приходят на отмечания в специальном журнале. Им, конечно, запрещено уезжать за пределы города. Через эти пытки прошли и работники местного самоуправления, и работники атомной станции. Сначала это в основном касалось людей, которые имели проукраинскую позицию, сейчас они забирают кого-либо, никто не застрахован. Они активно похищают людей, грабят квартиры и гаражные кооперативы. Судя по тому, как оккупанты себя ведут, можно предположить, что они собираются покидать город. Никто уже не говорит о нормальном развитии города и практических шагах в хозяйствовании. Они просто грабят людей, пытают их. Такова она — «вторая армия мира».


Слушайте также: «Не думала, что снова увижу такое» — жительница Лимана, сбежавшая от войны в Грузии


Как выехать через Васильевку?

Дмитрий Орлов: С октября выезд с временно оккупированной территории осложнился, вероятно, раз в десять. Если раньше мы встречали около ста человек, которые выезжали из Энергодара, то сейчас идет счет на единицы. Есть такие дни, что не уезжает вообще никто. Есть определенный перечень документов, которые оккупанты требуют для того, чтобы оформить «пропуск» на выезд. Люди выстаиваются в колоссальные очереди, чтобы подать эти документы. Затем через несколько дней приходит ответ относительно того, разрешен ли им выезд или запрещен. К примеру, работников атомной станции не пропускают для выезда. Также не выпускают работников коммунальных предприятий, врачей, чтобы максимально задержать их и заставить работать с оккупантами.

То есть, сейчас возможность выезда существует, но эти списки и пропуска существенно усложняют этот выезд. Кроме того, погодные условия не всегда позволяют проехать, потому что на некоторых участках дорог можно проехать не на всех автотранспортных средствах.

Коллаборанты

Дмитрий Орлов: Как бы мы ни хотели думать, чтобы все люди в городе имели проукраинскую позицию, время работает не на нас. Люди находятся под влиянием пропаганды, имеют ограниченный доступ к украинским средствам массовой информации, поэтому даже люди с нейтральной позицией со временем склоняются к тому, чтобы не конфликтовать с оккупантами. Они либо заключают контракты с оккупантами, либо что-то от них получают, либо ведут бизнес для обеспечения своих семей. И с каждым днем среди гражданских появляется все больше коллаборантов.

Относительно гауляйтеров их оккупанты меняли достаточно активно. Мы понимаем, что все представители служб РФ знают законодательство, потому пытаются руками местных коллаборантов грабить местное население. Когда вся эта история раскрывается и они понимают, что есть определенные свидетели в лицах этих коллаборантов, их убирают. Мы видим, что два-три месяца – это максимальный срок, на котором сидят гауляйтеры, а затем их подают в розыск даже на территории РФ. Определенные совершаемые преступления скрыть не удается. Все, кто следуют такой власти, должны понимать, что она, возможно, и есть, но она довольно краткосрочная. Позорная судьба ждет каждого.


Полную версию разговора можно прослушать в добавленном звуковом файле

При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Поддерживайте «Громадське радио» на Patreon, а также устанавливайте наше приложение:

если у вас Android

если у вас iOS