Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости

«Трезвый тур», драники и свободные люди: «Разбітае Сэрца Пацана» вне Беларуси

О несвободе «Свободного театра», новом альбоме группы и о самом правильном рецепте драников.

Ведущие

Палина Бродик

Гостi

Павел Городницкий,

Денис Тарасенко

«Трезвый тур», драники и свободные люди: «Разбітае Сэрца Пацана» вне Беларуси
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/01/hr_pashpart_15_RSP.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/01/hr_pashpart_15_RSP.mp3
«Трезвый тур», драники и свободные люди: «Разбітае Сэрца Пацана» вне Беларуси
0:00
/
0:00

Палина Бродик: Денис Тарасенко и Павел Городницкий — вокалисты беларусской группы «Разбітае Сэрца Пацана», кроме того — Денис в прошлом, а Павел в настоящем — актеры «Свободного театра». В феврале прошлого года на концерт РСП в Беларуси ворвался ОМОН. Музыканты и слушатели были задержаны. Денис с Пашей отсидели 15 суток, а выйдя на свободу — временно переехали в Киев.

Это новый сезон подкаста «Пашпарт. О беларусах вне Беларуси».

О женском руководстве

Палина Бродик: Перед тем, как встретиться сегодня здесь в студии, я пообщалась с вашей менеджеркой. Она рассказала мне какие вопросы не стоит задавать, какие стоит задавать, какие вам уже надоели, скучные и вообще уже никого не интересуют. Поэтому поговорим о ней, о менеджерке. Как вам вообще быть под руководством женщины?

Денис Тарасенко: Это самое лучшее, самое замечательное, справедливое, правильное руководство, которое было в истории не только «РСП», но и последующей мировой художественной культуры.

Павел Городницкий: Я тоже очень рад тому, что Настя с нами, Настя нами занимается. Мы, мне кажется, когда Настя пришла к руководству нашей группой, расцвели и творчески как бы перезагрузились. Поэтому очень круто, классно.

Денис Тарасенко: И замечательно то, что каждую песню перед тем как пустить ее в какой-либо эфир, либо в запись, она внимательно отслушивает. Правки текстов, правки музыки, фактически все, что вы слышите в результате на альбомах — это все кропотливая, никому не видная, но очень важная работа Настасьи.

Палина Бродик: Давайте назовем ее имя.

Денис Тарасенко: Настасья Доль.

Палина Бродик: А как вам кажется вообще, можно переложить этот опыт на страну? Как вообще беларусам будет под руководством женщины?

Денис Тарасенко: Если это та женщина, о которой мы все думаем, а думаем мы всегда о Настасье Доль, то, мне кажется, у «РСП», в принципе, неплохое будущее в таком случае будет.

Павел Городницкий: Нет, ну вообще, конечно, я только за. Мне кажется, что к этому движется все, весь мир… К тому, чтобы в Беларуси президентом стала женщина. Пора уже.

Павел Городницкий. Фото Ярославы Жуковской

О «Свободном театре» сейчас

Палина Бродик: Я на самом деле довольно хорошо помню начало «Свободного театра» в Минске. Я тогда еще в школе училась и помню, как ходила на «4.48 Психоз» тогда, и то, как перемещался театр из одной локации в другую, как потом появилась хатка в которую все тайком перемещались. Это конечно были незабываемые времена. А что такое «Свободный театр» для вас сегодня? Особенно учитывая. что на сегодняшний день не все из вас в нем состоят.

Павел Городницкий: Для меня все равно это мощная творческая единица, хотя там уже и Щербаня нет, и другие люди ставят, и так далее. Понятно, что сейчас театр возможно переживает трудные времена в связи с релокацией, переездом. Я вот год не играл в спектаклях «Свободного театра». Отсидев, я не играл и уехал. Вот будет спектакль в Лондоне в марте — премьера «Собаки Европы» в которой я тоже буду участвовать. Выйду на сцену, посмотрим как это. Но, кажется, все будет хорошо. Все нормально.

Денис Тарасенко: У меня «Свободный театр» — это конечно огромная часть жизни, моей творческой жизни и сценической. Это даром не проходит и пройти оно не может. Было бы очень жаль, если бы это все прошло даром. Сейчас я во снах продолжаю репетировать. Очень часто мне все это снится: и репетиции, и спектакли, и гастроли, и всякие случаи на сцене и за сценой. В общем, все это где-то там в подкорке, в подкорке глубоко-глубоко. От этого уже невозможно избавиться, отойти, забыть. Было все очень насыщенным, было все очень ярко, интересно, сложно и от этого ценно. И слава Богу, что я продолжаю в себе это держать внутри.

Палина Бродик: Смотрите, где-то полгода назад, вот примерно на вашем же месте сидела у нас тут Марина Якубович. Рассказывала, как попала в «Свободный театр». Очень увлекательная история. Сказала, что через постель с Денисом. Так и было видимо. Или по крайней мере ее интерпретация. Как это выглядело с вашей стороны? Как вы с ней познакомились? Как она попала в «Свободный театр» и как вы попали в «Свободный театр»?

Денис Тарасенко: Всё через постель Дениса проходит на самом деле. Потому что постель Дениса — это такой был отдел кадров театральный. Если в постель помещаешься, то проходишь по росту. Потому что я самый высокий был. А выше меня уже было не выгодно, не целесообразно брать. А как? Через дверной проем как-то не интересно — через постель.

Павел Городницкий: Брали всех, кто ниже Дениса, в принципе. Там уже на талант не смотрели.

Палина Бродик: Это она примерно тоже также и объяснила. Ну а вы-то сами?

Денис Тарасенко: Ну я тоже через постель Дениса. Денис об этом не знает. Сейчас послушает подкаст и узнает. Мы же не говорим какого Дениса, правильно?

Денис Тарасенко. Фото Ярославы Жуковской

Павел Городницкий: Но если серьезно, то мы в 2005 году закончили с Денисом «Университет культуры» и нам позвонил Володя Щербань — режиссёр, на тот момент уже режиссёр «Свободного театра», — он тогда только начинался. Николай Халезин, Наталья Коляда и еще Щербань его создали. Он пригласил нас на читку драматургического конкурса «Свободного театра». Мы поучаствовали в этой читке и закрутилось.

Палина Бродик: «Свободный театр» лишь раз, по крайней мере на моей памяти, выступал в Украине. Как по ощущениям отличается украинская публика?

Павел Городницкий: Мы играли спектакль «Горящие двери». По-моему, никак не отличается. Прекрасно принимали этот спектакль, как и в любых европейских странах. Другое дело, что мы играли его, по-моему, в театре Франка или Леси Украинки, такой государственный театр. И нам передавали, что актеры, старожилы театра, госактеры, маститые, мастодонты, старики, вроде как прокляли нас. То есть зрители шикарно приняли, все класс, а вот актеры, старая школа, они спекталь видели из-за кулис, со стороны или кто-то им передал, что там были голые, бесовщина творилась и они очень плохо к этому отнеслись. Ну опять-таки это к разговору о том, что гостеатр, именно старые люди которые в гостеатре, они очень регрессивные такие, зашоренные и очень их тяжело куда-то во что-то новое двинуть.

Палина Бродик: Вы знаете? Ну вы знаете. Есть такая группа в Украине «Хамерман знищує віруси» и когда они выступали как-то раз в Ивано-Франковске после них как раз-таки освятили потом это место.

О работе на СТО  

Палина Бродик: Не многие знают, что, помимо музыки и театра, Денис весьма преуспел в довольно неожиданной профессии. Слушай, мне говорили, что ты талантливый автомеханик.

Денис Тарасенко: Кто говорил?

Палина Бродик: Земля слухами полнится.

На новой работе Денис — тоже художник, только на машинах. Фото Ярославы Жуковской

Денис Тарасенко: Да, я работаю на станции техобслуживания, занимаюсь кузовным ремонтом и покраской автомобилей. У меня вроде бы неплохо получается. Меня даже хотели поставить мастером кузовного цеха, чтобы я научил моих украинских коллег, как это правильно и качественно делать.

Я не воспринимаю это, как черновую тяжелую работу. Она нелегкая конечно, тяжелая, но это я воспринимаю исключительно, как вид такого вот изобразительного искусства. Потому что я работаю с цветом, я работаю с красками, работаю с поверхностью, я работаю с оттенками, со структурой. В этом я художник — только на машинах.

После того, как Люде Круковской после протестов разбили машину полностью, я ее восстанавливал. Я фактически не брал с нее ничего за работу, кроме маленькой себестоимости материалов, которые шли на ремонт автомобиля. И так фактически я восстановил ей тачку из солидарности.

Палина Бродик: Беларусскую джазовую бас-гитаристку Людмилу Круковскую задержали во время августовских протестов в Минске 2020 года. Тогда ее родственники не знали, где она, и что с ней, лишь возле метро «Пушкинская» нашли ее побитое авто.

О записи альбома «Ашчушчэнія» 

Палина Бродик: Через год «РСП» выпустили альбом «Ашчушчэнія». Денис и Павел на тот момент уже покинули Беларусь.

Денис Тарасенко: Мы его записывали, когда еще были все в Минске, в январе прошлого года. Ровно год назад и записывали фактически.

Павел Городницкий: Да, перед посадкой как раз. То есть мы его записали и он лежал несведенный. Потом мы «присели», вышли, а в это время он сводился получается. Нам было приятно.

Палина Бродик: Собственно говоря о вашем последнем туре. Вы когда-то пели «Когда я пьяный — я культовый», а тут прозвучало, что тур был трезвым. И как, культово вышло?

Денис Тарасенко: Трезво вышло. Вышло трезво и мы все молодцы. Мы все сами себе дали обещание, Насте, сдержали его, и в этом была какая-то замечательная крепкая мужская солидарность.

Павел Городницкий: Нет, на самом деле мне очень понравилось. Классно. Нет никакого похмелья. То есть, если один концерт, то понятно, ты можешь напиться и все, и дальше ты дома чилишь день. Но когда ты в туре, извините меня, это тебе надо на следующий день уже концерт давать.

Денис Тарасенко: Да, это хорошо повышает качество исполнения. То есть ты силы и энергию тратишь только на музыку, на сцену. Не тратишь на пьянки, гулянки и прочие последствия.

Трасянка и суровые вечера в Ирпене

Палина Бродик: Блиц! Чем отличается трасянка от суржика?

Павел Городницкий: Акцентом.

Денис Тарасенко: Страной проживания.

Павел Городницкий: Так, блиц. Надо коротко отвечать? Просто на самом деле не слышал ни разу. Может и слышал, но не знал, что это суржик. Мне как бы не с чем сравнивать. Трасянку знаю, суржик как-то не довелось.

Денис Тарасенко: Это помесь местного языка с русским, то есть суржик — это по-украински с русским, трасянка — это по-беларусски с русским.

Павел Городницкий: Группа «Курган и Агрегат» — это суржик, да?

Палина Бродик: Ну суржик — это по сути то же самое, что и трасянка. То, на чем вы поете, только по-украински.

Павел Городницкий: То есть смесь украинского и русского, а у нас беларусского и русского? Получается ничем не отличаются. 

Палина Бродик: Были на Троещине?

Павел Городницкий: Нет. Там пацанчики жесткие живут?

Палина Бродик: А где были на окраине?

Денис Тарасенко: Да я в Ирпене живу, в Буче работаю, что мне та Троещина.

Палина Бродик: Хорошо, Шабаны или Ирпень?

Денис Тарасенко: Шабаны — это детская площадка по сравнению с Ирпенем. Там суровые вечера.

Палина Бродик: Как это выглядит?

Денис Тарасенко: Как это выглядит? Дома сжигают, например. Не понравилось что-то кому-то, собрались ребятки, сожгли дом. Это Ирпень, детка! 

Рецепт драников

Палина Бродик: Так, быстрый рецепт настоящих драников.

Денис Тарасенко: Картошка должна быть с максимальным содержанием крахмала, не молодая, из молодой картошки драники не сделаешь.

Павел Городницкий: Без муки или с мукой?

Денис Тарасенко: Ну смотря какие драники. Вы знаете, есть 250 рецептов!

Павел Городницкий: Я для себя вывел идеальный рецепт: чуть-чуть муки. Потому что совсем без муки чисто картошка получается, а вот если чуть-чуть муки добавить, само то. Тут главное не переборщить.

Денис Тарасенко: На любителя. Я люблю колдуны с мясом, без мяса не то.

Палина Бродик: А лук нужно добавлять?

Денис Тарасенко: Да.

Павел Городницкий: Вроде как да.

Денис Тарасенко: Пожарить, пассеровать его.

Палина Бродик: Прекрасно.

Павел Городницкий: По-моему, лук не дает…

Денис Тарасенко: …развалиться.

Павел Городницкий: Да, развалиться. Яйца… Нет, ну яйца само собой, конечно. Куда же без яиц?

Денис Тарасенко: Можно даже без картошки.

Денис и Павел наблюдают, как красиво кружат снежинки в небе над Киевом. Фото Ярославы Жуковской

Палина Бродик: Хорошо. Продолжаем гастрономическую тему: рогачевская или глыбокская сгущеночка?

Павел Городницкий: Глыбокская, однозначно.

Денис Тарасенко: Этот вопрос настолько глыбокий, риторический вопрос.

Павел Городницкий: Нет, у меня просто оттуда родня, из тех мест, Глыбокое.

Палина Бродик: И там все варят свою сгущенку?

Павел Городницкий: Я приезжал в Глыбокое каждое лето и мы отоваривались сгущенкой там в универсаме. Брали там эту сгущенку.

Денис Тарасенко: Вареную?

Павел Городницкий: Вареную

Денис Тарасенко: Но что хочу сказать, тут вот вареная сгущенка — совсем это не сгущенка, это просто какая-то… ириска.

Павел Городницкий: Нет, чтобы быть честным, мне многое нравится в Украине. Прикалывает их сметана украинская. Я сегодня ел сметану — 15 процентов, я просто ее беру вилкой, вот так и она на вилке висит, то есть она такая плотная. Я не знаю сколько у них 20 процентов, там наверное не попрешь.

Палина Бродик: Вот, хорошо. Хорошая сметана, хорошая молочка!

Павел Городницкий: О, какая молочка!

Жизнь в Украине

Палина Бродик: Раз уж речь зашла об украинской сметане, расспрашиваю Дениса и Пашу о плюсах и минусах переезда в Украину.

Денис Тарасенко: Да, безусловно есть. Конечно, есть позитивные моменты. Я вижу разницу во внутренней свободе людей. Люди свободные, глаза другие совершенно.

Павел Городницкий: И что ты из этого вынес позитивного?

Денис Тарасенко: Вынес я из этого две отвертки с СТО, плоскогубцы, хочу парочку свёрл вынести. Вот, что из этого вынес. Это шутка. Все получится у Украины. И я очень рад, я радуюсь за людей. Вот что хорошо. Я хожу по улицам, смотрю и радуюсь за них. За то, что такая прекрасная страна Украина. А действительно, едешь с одной стороны в другую, допустим с Севера на Юг едешь — загляденье! С Востока на Запад пересекаешь Украину — ну просто сказочные какие-то и виды, и холмы, и рельеф. Ну красота! И море есть, и горы, и равнины, и всё-всё-всё! И люди это действительно любят, и люди этим дорожат, и люди так очень держатся за это, и это прекрасно.

Палина Бродик: Так, а для себя? Тебе-то что?

Павел Городницкий: Он альтруист.

Денис Тарасенко: Я за людей радуюсь. Мне от этого как-то приятно просто становится самому. И я где-то внутренне к ним тянусь, подтягиваюсь. Свое вот это советско-беларусско-рабское внутреннее «я» еще сильнее давлю.

Денис и Павел позируют, как актёры для глянца. Фото Ярославы Жуковской

Павел Городницкий: Еще мы познакомились с вышеупомянутой группой «Хамерман Знищує Віруси», сдружились с ними и думаем даже сделать какой-то совместный «фит». Мы были у них на стриме, душевно очень. Наши они ребята, короче.

Денис Тарасенко: Оторвиголова пацаны.

Павел Городницкий: Да, так что я считаю, что это было очень полезно.

Денис Тарасенко: Да, знакомства нужны. Да и вообще конечно, если уж так более предметно говорить то знакомство украинцев с творчеством «РСП», новые люди, новая публика, новый круг поклонников — это же прекрасно. Мы до этих событий так за 15 лет ни разу и не выступили в Украине, ни разу не приехали с гастролями сюда, не получалось. Не было такой возможности как-то и тут раз, и мы здесь. И у нас получается что, не то, что мы вынуждены это делать — мы с удовольствием это делаем, но мы вынуждены это делать с удовольствием.

Из плохого — дороги. Это просто кровь из глаз и прочих органов. Потому что ужасного качества дороги. Я как человек, имеющий дело с автомобилями, скажу, что это просто смерть для машины, для подвески. Вот все — организация дорожного движения, вечные заторы. Ужас, ужас. Культура вождения ужасная. Я приехал сюда с белорусской культурой вождения.

Павел Городницкий: Так ты насаждай свою культуру.

Денис Тарасенко: Я понял, что мне проще обезкультуриться под украинскую культуру вождения. Это ужас.

Павел Городницкий: Еще, мне кажется, какая-то бюрократия жесткая. У меня было несколько моментов, связанных с отправкой одного документа: легализация, апостиль меня надо было поставить. И я до сих пор это не сделал. То есть меня отправляют сначала в одну контору, потом в другую, потом в МИД. Я прихожу в МИД, там никого нет, сидит дедушка, такой дядя-вахтер и он единственный человек в здании. Это МИД. И он говорит: «звони по телефону, я не знаю». Там такой телефон — дисковый. Я пытаюсь звонить и в этот момент он говорит: «Ты хоть нормально, с тобой хоть можно по-русски поговорить. А о придут тут, понимаешь, на английском, нихрена не понятно».

Еще один блиц

Палина Бродик: И еще один блиц — последний в этом подкасте — по персоналиям. Вольский, Михалок?

Денис Тарасенко: Вольский.

Павел Городницкий: Вольский.

Палина Бродик: Вольский, Войтюшкевич?

Денис Тарасенко: Вопрос с подковырочкой. Как человек или как музыка?

Палина Бродик: Музыка.

Павел Городницкий: Вольский.

Палина Бродик: А как человек?

Павел Городницкий: Мне кажется, что мы просто со Змицером больше общались, мы записали вместе песню, провели ночь на съемках и сблизились. Он хороший. Лявон тоже хороший. Можно объединить?

Палина Бродик: Можно, только сегодня.

Павел Городницкий: Войтюшвольский.

Палина Бродик: Шрайбман или Чалый?

Павел Городницкий: Шрайбман.

Палина Бродик: Почему?

Павел Городницкий: Ну у меня есть несколько на этот счет мыслей. Шрайбман мне больше нравится, потому что он короче все формулирует. Чалый как-то все больше стал повторяться и часто у него проскальзывают какие-то такие.. ну очень много я, я, я. Я это придумал, я запатентовал. Это понятно, но зачем он это из стрима в срим повторяет? На этом внимание фиксирует и как будто какие-то обиды у него, что его там не упомянули.

Денис Тарасенко: Человек должен быть скромным.

Палина Бродик: Последний вопрос — что для вас Беларусь в трех словах?

Павел Городницкий: Дом, спокойствие, бесконечность.

Денис Тарасенко: В трех словах значит получается? Улица…

Палина Бродик: Фонарь, аптека?

Денис Тарасенко: Аптека там недалеко тоже находится.

Павел Городницкий: Говори название улицы. Улица Кижеватова.

Денис Тарасенко: Нет, улица Аксамитная, 10-й мой кирпичный. А вообще Беларусь для меня — это три слова. Это «Разбітае сэрца пацана». В принципе вся моя Беларусь — она вот аккумулируется вокруг этого всего, вокруг творчества, вокруг музыки, вокруг «РСП», был еще «Свободный театр» — сейчас нету, но вот это Беларусь.

 

Подписывайтесь на подкаст в Apple Podcasts, Google Podcasts, а также на Soundcloud.

Над выпуском также работали:

Саунд-дизайнер Алексей Нежиков,

Автор сценария Иван Морозько,

Продюсерка Катерина Мацюпа,

Креативная продюсерка Мила Мороз

При поддержке:
Этот подкаст создан при содействии Фонда поддержки креативного контента