Один донор обеспечил жизни четырех человек, среди которых — журналистка Громадського радио

О трансплантации, жизнь до и после нее, говорили в студии.

Ведущие

Евгений Савватеев,

Виктория Ермолаева

Гостi

Ирина Заславец,

Руслана Кравченко

Один донор обеспечил жизни четырех человек, среди которых — журналистка Громадського радио
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/04/hr-rh-21-04-29_zaslavets-kravchenko-1.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2021/04/hr-rh-21-04-29_zaslavets-kravchenko-1.mp3
Один донор обеспечил жизни четырех человек, среди которых — журналистка Громадського радио
0:00
/
0:00

Гости — основатель общественной организации «IDonor: Всеукраинская платформа донорства» Ирина Заславец и Руслана Кравченко, которая рассказала о жизни после трансплантации.

Евгений Савватеев: Вы принимали участие во всех процессах. Расскажите нам, что происходило, почему это важно.

Ирина Заславец: Я только выбежала из отделения. Богданчик чувствует себя хорошо, он уже в отделении, не в реанимации. Врачи говорят, что сегодня он сможет вставать, они будут его поднимать. Говорят, что почка работает, все прекрасно. Врачи говорят, все прошло хорошо, но находятся начеку в случае каких-либо осложнений. Почку в Киев доставлял самолет Нацполиции.

Когда я только начинала заниматься трансплантацией, я попала в Индию на трансплантацию органа. Тогда сердце везли в скорой в сопровождении полиции, я даже записала видео со словами: «Это фантастика! Неужели мы тоже в Украине до этого доживем?»

То, что происходило в ночь с пятницы на субботу в Киеве и Запорожье, это правда была фантастика, о которой в Украине можно было только мечтать. В Запорожье умерла женщина, врачи никак не могли повлиять на это. Когда родные женщины согласились отдать ее органы, то Единая информационная система трансплантации автоматически показала совпадение, что почка этой женщины подходит мальчику из Охматдета. Поскольку дети в приоритете, то определили, что почка должна быть его. Поскольку орган живет ограниченное количество времени, то ехать на машине из Запорожья в Киев долго, врачи не успели бы спасти Богданчика. Поэтому позвонили в Центр трансплант-координации, в МВД, они организовали самолет и сопровождение полиции. Мы вылетали из аэропорта Жуляны в Запорожье, где нас встречали прямо на взлетной полосе патрульные. Мы с мигалками быстро доехали до больницы, нас уже ждали.

Был очень трогательный момент, когда врачи выстроились в коридор уважения, когда женщину-донора везли в реанимацию. Так отдают дань наивысшему проявлению человечности.

Потому как, что можно сделать выше, чем спасать нескольких человек, умирая? Так же в операционной было чествование ее памяти минутой молчания. Потом где-то час-полтора занял забор органов. Одна почка осталась в Запорожье, а вот печень и вторую почку забрали в Киев, опять же в сопровождении полиции. Самолет уже стоял, ждал нас так же в аэропорту, даже заведен был. Прилетели в Киев, приехали в Охматдет. Когда я туда приехала, родители Богдана были уже там.

Почему именно эта операция так важна для нас всех? В Украине есть дети, у которых отказали почки, они зависимы от диализа. Эти дети не живут дома с родителями, они живут в Охматдете, потому что они три раза в неделю должны по 5-6 часов лежать неподвижно на процедуре очистки крови. Многие из этих детей живет без родителей. Здесь есть девочка Настя, которая 8 лет живет в больнице, потому что мама не может с ней быть. Богдан тоже два года жил без родителей, сам. У него в палате все жили с родным человеком, а он все это время был один. Богдан первый, кому так повезло — получить почку от неродственного донора.

Вскоре в приложении «Дия» можно будет дать согласие на донорское использование органов в случае их пригодности.

Нам обещают, что это будет внедрено уже летом. Это будет шанс для всех, кто нуждается в пересадке, а особенно для тех 26 детей, которые ждут в Охматдете пересадку.

Виктория Ермолаева: Действительно, донорство спасает жизнь многим людям. Одна из них — Руслана Кравченко, вы знаете ее голос. Это наша журналистка, она готовит выпуски новостей на Громадськом радио. Руслана сама прошла подобный путь.

Евгений Савватеев: Что произошло и как твоя жизнь изменилась сейчас?

Руслана Кравченко: Было время, когда я должна была жить на диализе, нужно было проходить эту процедуру три раза в неделю по 4 часа. Это тяжело морально и физически. Я старалась не акцентировать на этом внимание, но очень мечтала о трансплантации. Когда четыре года назад у меня отказали почки, в Украине почти не делали посмертных трансплантаций. Орган могли забрать только от родных.

У меня не было донора и я ожидала только посмертной трансплантации.

Была программа по оплате государством донорских операций в других странах, я ждала операцию в Беларуси. Я и подумать не могла, что такое будет возможно в Украине.

Виктория Ермолаева: Что известно о человеке, который отдал тебе свой орган?

Руслана Кравченко: Я знаю, что это мужчина, ему было 47 лет. Он еще за год до смерти дал согласие на донорство. У него была аневризма и врачи сказали ему, что он долго не проживет. Он был подключен к аппаратам, но, к сожалению, его не спасли. Поскольку он написал это согласие на донорство, он спас четырех человек. Почку пересадили мне, еще одну пересадили парню, который 13 лет был на диализе.

Виктория Ермолаева: А как вы узнали о совместимости?

Руслана Кравченко: Сначала сравнивают группу крови, на что есть разные показатели, которые тоже должны совпасть. У меня с ним эти показатели совпали. Это была действительно какая-то фантастика. Звонок из Беларуси я ждала три года, а в Украине, к счастью, я его ждала только один месяц.

Я встала на очередь в Институте Шалимова в январе, а ровно через месяц мне уже перезвонили.

Виктория Ермолаева: Что ты почувствовала, когда тебе позвонили?

Руслана Кравченко: Я сначала не поверила, это еще и было поздно ночью. Я думала, как это так — еще и из Шалимова? У меня была эйфория, мы все были очень счастливы. У меня не было ни капельки страха, уже была собрана сумка, я знала — как только позвонят, сразу надо уезжать. Я ехала с такой надеждой, что смогу нормально жить, хорошо себя чувствовать. Я слышала истории, как люди живут после трансплантации, и верила, что у меня будет так же.

Евгений Савватеев: А что изменилось в твоей жизни?

Руслана Кравченко: Мне сначала казалось, что у меня так много свободного времени! Так как раньше у меня все было расписано по минутам: работа, диализ… Четыре часа сама процедура, потом час от него отойти, потом еще час ехать домой, домашние дела, семья. То есть пандемия, грипп, ты заболела, транспорт не ходит — ты все равно должен ехать на диализ. Другого варианта не было.

Сама операция длилась 3 часа. Была большая бригада врачей, и когда мне потом рассказывали о ней, я думала — ого, это такой процесс, надо же это все наладить, чтобы все мои органы работали с этой почкой. Это чудо.

Полностью разговор слушайте в прилагаемом аудиофайле

Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:

если у вас Android

если у вас iOS

Комментарии