Людям, подсевшим на «гуманитарную иглу», трудно вернуться к нормальной жизни, — Менендес

Почему гуманитарная помощь создает зависимость и как избавиться от «гуманитарной наркомании»? Говорим с сооснователем и активистом организации «Ответственные граждане» Энрике Менендесом

Ведучi

Екатерина Кадер

Гостi

Енріке Менендес

Людям, подсевшим на «гуманитарную иглу», трудно вернуться к нормальной жизни, — Менендес
https://static.hromadske.radio/2017/04/gumanitarna_narkomaniya.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/04/gumanitarna_narkomaniya.mp3
Людям, подсевшим на «гуманитарную иглу», трудно вернуться к нормальной жизни, — Менендес
0:00
/
0:00

Катерина Кадер: Хотілося б сьогодні поговорити про формування культури залежності від гуманітарної і волонтерської допомоги. У нас в гостях Енріке Менендес — засновник групи волонтерів «Відповідальні громадяни”. Хотілося б з’ясувати питання, але воно може розширитися. На вашу думку, чому виникає залежність від гуманітарної допомоги і чому в нашому інформаційному росторі все частіше піднімається ця тема?

Энрике Менендес: Термин «гуманитарная наркомания» мы впервые услышали от наших партнеров — международных гуманитарных организаций в конце 2014 года. Он значит то, что у людей, которые являются получателями гуманитарной помощи, сам факт помощи начинает становиться едва ли не смыслом жизни. Люди начинают не просто испытывать чувство благодарности за то, что им помогли, а ощущать, что им должны, обязаны помогать. У них при этом пропадает воля к действиям и они просто ждут, что кто-то им будет постоянно привозить помощь. Соответственно падают все типы социальных активностей, и людям, которые подсели на «гуманитарную иглу» очень трудно вернуться к нормальной жизни.

Когда мы начали работать в нашем родном регионе – Донбассе, в 2014 году, психология получателей была иная. За 3 года она подверглась огромным изменениям. Если в 2014 году большинство получателей нашей помощи говорили, что «нам очень стыдно получать подачки, помощь, мы бы хотели возможность самим работать и зарабатывать», то в 2017 году, не смотря на то, что гуманитарная ситуация сильно 

Кликайте, чтобы оценить этот материал

улучшилась, в психологии людей произошли изменения. Многие люди начинают чувствовать, что им должны. Хорошей иллюстрацией этого есть «гуманитарный дуизм», который процветает в буферной, 

приграничной зоне. Это когда люди, которые живут на неподконтрольной территории, приезжают на подконтрольную, регистрируются для того, чтобы получать гуманитарную помощь и здесь и там. При этом стоимость поездки и усилия на то, чтобы пересечь линию соприкосновения, иногда превышают стоимость самой помощи.

Екатерина Кадер: Які труднощі у вас виникають під час роздачі гуманітарної допомоги?

Энрике Менендес: Гуманитарная тема сильно политизированная и вообще хочется избежать этого. Гуманитарная тема и отношения внутри общества — связаны между собой и переплетены. Работая на Донбассе с мирными жителями мы многократно испытывал чувство обиды, когда люди, когда получают от нас помощь не только не благодорят, но и сыплят в наш адрес разные проклятия. Например те, кто получил наборы гигиены, а на самом деле они хотели получить продукты питания, звонят нам на “гарячую линию” и оставляют неприятные сообщения. Я для себя давно ответил на то, почему люди так делают. Психология людей в военной ситуации подвергается давлению, изменениям. Люди, потерявшие точку опоры и лишенные уверенности в завтрашнем дне, живущие по психологии “дожить бы до утра” не могут осуждатся обществом. Наверное, это одна с вещей, которая должна стать предметом широкой дискусии. Общество, которое прошло через военные действия, не здоровое. Решить эту проблему без масштабных государственнх програм не возможно.

Екатерина Кадер: Як позбавити людей цієї залежності? Які шляхи вирішення цієї проблеми бачите ви?

Де отримати допомогу

Энрике Менендес: Когда ты занимаешься гуманитарной помощью и постоянно ее возишь, что-то делаешь, а ситуация не исправляется, то просто опускаются руки время от времени. Общество постепенно должно возвращаться к мирной жизни. То, что может сильно исправить ситуацию — это окончание боевых действий и постепенное восстановление нормальных человеческих отношений, социальных функций государства, нормализация экономики.

Не все получатели гуманитарной помощи — это пенсионеры. Часто это люди среднего возраста, которые способны работать. Но они потеряли работу или в силу какой-то мобильности или отсутствие возможности сменить профессию, не могут себя обеспечить.

Екатерина Кадер: Ми зараз говоримо про гуманітарну допомогу та «гуманітарну наркоманію», як щось негативне, але давайте поговоримо об’єктивно. Наскільки зараз є потреба в гуманітарній допомозі на сході України?

Энрике Менендес: С начала конфликта, никто не знал, как он будет развиваться. И когда мы пережили полтора года, находясь на грани гуманитарной катастрофы и масштабного голода, с этого времени ситуация исправилась значительно. Качество гуманитарной помощи и ее фокус должны меняться в соответствии с ситуацией. Еще в 2015 году мы прошли тот период, когда регион нуждался в поставках продовольствия или средств гигиены. Сейчас нужно вовлекать людей в активности, которые им помогут самим налаживать свою жизнь.