На гражданке убивает равнодушие — доброволец АТО

Мельников Эдуард — доброволец, который вернулся в Краматорск. У него есть опыт адаптации и социализации после возвращения с фронта

Ведущие

Дмитрий Пальченко

Гостi

Эдуард Мельников

На гражданке убивает равнодушие — доброволец АТО
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/07/hr-news-16-03-17-melnikov.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/07/hr-news-16-03-17-melnikov.mp3
На гражданке убивает равнодушие — доброволец АТО
0:00
/
0:00

Эдуард, по его словам, увидел равнодушие в обществе к таким как он. Но на каком-то моменте адаптироваться бывшему бойцу помог Союз ветеранов АТО Донбасса. Боец считает, что общество нужно менять с участием ветеранов АТО, так как они прошли нелегкие испытания. Свою историю доброволец из Краматорска, свидетель событий начала АТО, рассказал «Громадському радио«.

— Я стоял у истоков всей этой гибридной войны. Почему? Потому что в первый день захвата Гиркиным Славянского исполкома, я работал в первой смене на Славтяжмаше. До 31 апреля я каждый день ездил в Славянск на работу из Краматорска. На Славтяжмаше я числился формавщиком в цехе. С марта у нас пошли разговоры о России, о месте Славянска и Краматорска.

— Эти разговоры на заводе ходили?

— Да, на заводе. Ребята, которые молодые все кричали, что Россия — хорошо. Надо «ДНР» поддерживать и «Новороссию». И в цеху нас было всего два человека, которые были за Евросоюз. Со всего цеха, где нас было порядком ста человек, нас всего было двое я и девушка, которые были за Украину за евроинтеграцию. Когда Гиркин захватил Славянск, эти же люди трижды пытались меня в их СБУ сдать. Иногда дело доходило до телефонного звонка. Но благодаря моей жёсткой позиции, не взирая ни на какие угрозы, я оставался при своих интересах. Меня люди уважали за это и благодаря этому, я не был сдан в СБУ. Попытки попасть на войну были с самого начала. 3 марта я пришёл в Краматорский военкомат и сказал: ребята записывайте меня. Я готов идти в сторону Крыма и бороться с «зелёными человечками». Там сидел дедушка, он записал мои данные. Дальше этого не пошло.

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Вторая попытка — в Новых Петревцах создавался добровольческий батальон «Крым». На основе батальона «Донбасс». 23 числа я должен был выезжать туда. Но не выехал. А позвонил особисту и сказал, что через Атрёмовский переезд 22 июня прошли 25 танков. Мне тогда никто не поверил, о чём глубоко пожалели люди, которые были потом этими танками разбиты на первом блокпосту в Славянске. Они спалили два БТР наши. Людей ранило много. И уже когда был освобождён Краматорск и Славянск, я пару недель поработал на заводе. Понял, что не смогу продолжать в этом духе работать. 29 июля я был уже в Ивано-Франковске. Где на базе создающегося батальона «Крук», 18 августа мы получили приказ о выходе на боевую позицию. 21 августа 2014 года мы начали боевое дежурство в районе Папасной. Несли службу в Дебальцево. Наш блокпост закрывал направление Троицкое на Дебальцево со стороны Попасной. И так началась моя карьера добровольца, который защищал страну до января 2016 года.

— Вы всё время там базировались?

— Нет. Дело в том что мы были Национальной Гвардией. Потом нас мобилизировали. Добровольческие батальоны мобилизировать начали после указа президента, в котором говорилось, что Нацгвардия не должна участвовать в прямых боевых действиях. До этого, когда было тяжело, никто про это не говорил, а потом почему-то приняли решение о том, что надо Национальной Гвардии заниматься другими вопросами. А так в Попасной мы своё отстояли. Потом нас вывели. А потом мы стояли в Крымском и Светличном. Мы с «двадцатьчетвёркой» закрывали те направления.

По мнению бойца, никто не поймет проблему так, как люди, которые с ней же столкнулись. 

— … А вот, когда ты приходишь сюда и видишь равнодушие… Это убивает больше. Будучи на гражданке я отвез всё своё обмундирование, благодаря «Краматорським бджілкам», в Авдеевку. И там посмотрел уже глазами гражданскими на происходящие вещи. Больно. Посёлок из серой зоны с богатыми домами — живи и радуйся. А они не могут, потому что постоянные обстрелы. Постоянный страх, что что-то прилетит. И это не даёт людям возможность вздохнуть легко. И осознание того, что в любой момент прилетит какая-то гадость. Она лишит тебя либо здоровья, либо жизни, очень плохо влияет на психику людей. А больше всего страдают от этого дети.

Когда вернулся домой, не выходил из дома, ни с кем не общался. Мне в начале психологически было тяжело перейти на этот формат. Формат мирной жизни. Этот период был болезненным. Почему? Потому что всё время хотелось схватить автомат. И ощущения того, что у тебя чего то не хватает тоже давило психологически. А потом, когда пошёл процесс адаптации, мне помогли друзья — это Союз ветеранов АТО Донбасса. Они меня начали потихоньку втягивать в общественную жизнь. И я понял: нельзя менять общество без АТОшников. Общество должно меняться под их воздействием, потому что они реально осознали, что такое жизнь и что такое смерть. Многие потеряли друзей и они реально отдают отчёт тому, что они делают.

При поддержке:

Точки опори

Цей матеріал було створено за підтримки International Medical Corps та JSI Research & Training Institute, INC, завдяки грантовій підтримці USAID. Погляди та думки, висловлені в цьому матеріалі, не повинні жодним чином розглядатися як відображення поглядів чи думок всіх згаданих організацій.

This material has been produced with the generous support of the International Medical Corps and JSI Research & Training Institute, INC. through a grant by United States Agency for International Development. The views and opinions expressed herein shall not, in any way whatsoever, be construed to reflect the views or opinions of all the mentioned organizations.