https://static.hromadske.radio/2018/08/tochku-opori-s.svg

Стараемся не афишировать, что мы переселенцы — луганчанка и дончанка

Летом 2014 года вынужденные переселенцы впервые ощутили, что в мирных городах им рады не все

Стараемся не афишировать, что мы переселенцы — луганчанка и дончанка
https://static.hromadske.radio/2016/09/hr-news-16-09-07_pereselentsy.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/09/hr-news-16-09-07_pereselentsy.mp3
Стараемся не афишировать, что мы переселенцы — луганчанка и дончанка
0:00
/
0:00

Во время поиска временного жилья каждый неоднократно слышал: «Луганчанам и дончанам — не сдаем». Аргументы о порядочности и платежеспособности на арендодателей на действовали. Семья Петровых из Донецка не была исключением:

«Началось все с поиска квартиры. Не хотят сдавать… как нас обозвали – пятый регион. Я даже не знала, что есть такое название. В объявлении читаешь: «Жителей пятого региона не беспокоить». Не хотят, было у них много случаев, и мебель выносили и что-то ломали… Такие люди есть везде, не только с Донбасса».

Переселенцы вдруг стали причиной многих неприятностей, в том числе и экономических, говорит Надежда Петрова.

Кликайте, чтобы оценить этот материал

«Вы понаехали и поднялись цены на жилье сразу сказали мне. Из-за вас люди местные, те, которые из области приезжают, теперь не могут снять жилье, поднялись цены на аренду. Выросли цены и на продукты и на все. Тоже с нами связывают это все», — рассказывает переселенка из Донецка Надежда Петрова. Ее дочь в школе приняли хорошо. А вот у детей знакомых, которые учатся в среднем и старшем звене, со сверстниками были конфликты. 

«Лишний раз не хочется говорить откуда ты приехал. Потому что по-разному люди смотрят на все это. В принце в основном доброжелательно ко мне люди относятся. Но бывает бабушки попадаются, которые не очень рады, что мы сюда приехали», — делится переселенка из Донецка Надежда Петрова.

Старается скрыть свой статус и переселенка из Луганской области Ольга Полякова. (Фамилия женщины изменена в целях безопасности). Ольга говорит, чувствует, что существует стигматизация вынужденных переселенцев.

«Чаще всего мы стараемся не говорить о том, что мы переселенцы. Тогда общаться проще выдавая себя за местного жителя, тем более это не так сложно, прожив большое количество времени. Переселенцы вызывают либо жалость, любо опасения, либо неприязнь», — делится Ольга Полякова. Иной раз на переселенцев готовы всех собак повесить. И в повышении криминогенности, и в аварийности на дорогах виноваты люди, которые приехали с оккупированных территорий. 

«Когда-то я слышала, когда люди разговаривали: «Пока не было у нас переселенцев, у нас было меньше аварийности на дорогах. Переселенцы переходят на красный свет все время, бегут, не соблюдают правила. Вот машина с номером ВВ поехала, вот она обязательно нарушит. Просто так со стороны люди говорят об этом и некоторые воспринимают это за чистую монету. Что если бы не было нас здесь, то было бы все в порядке с дорожным движением. Я опять же говорю, что люди разные, одни соблюдают правила дорожного движения, другие не соблюдают. Есть люди хорошие и плохие, и среди местных жителей, и среди нас», — считает переселенка из Луганской области Ольга Полякова.

С местными жителями и Ольга, и Надежда Петрова из Донецка общаются по необходимости. Магазин, школа, больница… Привычный круг общения обеих женщин — переселенцы или старые друзья. Далеко не все харьковчане могут понять вынужденных переселенцев. Однажды на улице Ольге Поляковой пришлось услышать в свой адрес «понаехали». 

«Был инцидент. Сидел молодой парень, который рассказывал старушкам, которые его окружали: «Вот пришел бы «русский мир», забрала бы нас Россия, было бы все хорошо, замечательно и прекрасно». Ну, мы смолчать не смогли, подошли и говорим: «Вы попробуйте, давайте поменяемся квартирами, как там у нас хорошо, у нас пришел «русский мир». На что парень сказал: «Понаехали еще и порядки свои устанавливают», — вспоминает прецедент Ольга Полякова. Подобные случаи свидетельствуют о неприятии, непонимании вынужденных переселенцев и о наличии мифов.

«Переселенцы, я, например, чувствую себя маргиналом. То есть я не вписалась в эту часть населения г. Харькова, но меня уже и не принимают дома. Нас считают предателями, потому что мы не принимаем ту власть и не защищаем свою землю, а здесь мы как приезжие, нас не примают. Мы находимся в промежуточном, подвешенном состоянии. Сколько это будет происходить неизвестно. Домой вернемся – чужие, здесь мы еще не свои», — говорит Ольга Полякова.

Почувствовать себя харьковчанами переселенцы смогли бы, если бы имели здесь свое жилье. Но Ольга из Луганской области и Надежда из Донецкой, как и большинство переселенцев, такой возможности не имеют.

Светлана Гуренко, «Громадське радіо», Харьков