Для Зеленского фраза «работал на Табачника» не является «красной линией» — Совсун

Институт модернизации содержания образования, который занимается разработкой и проведением конкурсов учебников для школ, возглавил Евгений Баженков. Он работал в Министерстве образования и науки во времена руководства Дмитрия Табачника.

Ведущие

Дмитрий Белобров,

Елизавета Цареградская

Гостi

Инна Совсун

Для Зеленского фраза «работал на Табачника» не является «красной линией» — Совсун
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/07/hr-turboranok-20-07-29_sovsun-bazenkov.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/07/hr-turboranok-20-07-29_sovsun-bazenkov.mp3
Для Зеленского фраза «работал на Табачника» не является «красной линией» — Совсун
0:00
/
0:00

С мая 2011 года до декабря 2012 года Баженков возглавлял департамент взаимодействия с центральными органами исполнительной власти, средствами массовой информации и общественными организациями. До июня 2014 года был главой комитета по физическому воспитанию и спорту в МОН.

Детали выясняем у самого Евгения Баженкова и народного депутата, экс-заместителя министра образования и науки Инны Совсун.

Дмитрий Белобров: Как вы относитесь к этому назначению?

Инна Совсун: Я работала первым заместителем министра после того, как Табачник перестал быть министром. Баженкова я знала, он продолжал работу в министерстве образования, пока мы не попросили его уйти с должности. Даже если пропустить часть, что это человек, который работал при министре Табачнике, у меня есть очень серьезные вопросы по поводу того, какие компетенции и знания имеет человек, который занимался спортом и какое это имеет отношение к закупке учебников. Ни один его предыдущий опыт не указывает на то, что он обладает этими компетенциями.

Мы слышим от людей, которые работают в министерстве образования, что возвращаются не просто люди Табачника, а идеи Табачника — в том числе идея отмены 12-летней школы. Все это вместе создает очень неприятную ситуацию, когда вопрос реформы образования может быть очень заторможен.

Елизавета Цареградская: Что вы можете ответить на упреки относительно политики времен министра Табачника?

Евгений Баженков: Действительно, я работал в министерстве во времена Табачника, но хочу напомнить, что министерство тогда называлось так — Министерство образования и науки, молодежи и спорта. В 2011 году я был директором департамента, отвечал за координацию центральных органов исполнительной власти, которые были в подчинении министерства.

Я не имел отношения к образовательной политике, я занимался координацией этих министерств. Я работал до Табачника и после Табачника, поэтому считаю обвинения безосновательными.

Инна Совсун: Какое отношение Вы имеете к вопросу учебников и почему Вас назначили на эту должность? Вы только что подтвердили, что никогда не занимались вопросами координации образовательной политики. Что именно Вы хотите привнести в институт?

Евгений Баженков: Думаю, меня назначили из-за того, что я не имел отношения именно к этому институту, где у многих есть свои интересы. Также я разделяю политику, которую реализует Министерство образования и науки.

Дмитрий Белобров: Как Вы относитесь к Дмитрию Табачнику как к профессионалу?

Евгений Баженков: Табачника как профессионала я уважаю.

Дмитрий Белобров: Есть слухи, что при закупке учебников издательства зарабатывают ежегодно кучу денег. Есть ли такая схема?

Инна Совсун: Министерство образования на самом деле имеет очень мало денег, которыми оно распоряжаются напрямую и совершает какие-то закупки. Деньги автоматически передаются на учебные заведения, то есть больших централизованных закупок, как лекарств в министерстве здравоохранения, в министерстве образования нет. Единственная графа расходов государственных закупок — учебники. Там действительно очень много проблем. Последние несколько лет система изменилась — школы могут самостоятельно выбирать, какие учебники они хотят и после этого государство им закупает. Это вопрос не только денег и коррупции, это вопрос того, насколько государство может гарантировать качество учебников, которые мы получаем.

Дмитрий Белобров: Можно ли сказать, что пошел возврата «команды Табачника»?

Инна Совсун: Даже не столько Табачника, сколько «предшественников» во всех сферах — судебная система, образование. Это связано с назначением нового исполняющего обязанности министра Шкарлета, это прямая ответственность Зеленского и его личное решение.

Ключевой вопрос: «Почему это делает президент Зеленский?». Для президента Зеленского фраза «работал на Табачника» или «человек Януковича» не является красным флажком. Он не видит в этом проблему, не будучи включенным в политические события последних 10 лет. Он не был тем человеком, который протестовал против Януковича, его не было на Майдане в 2014 году.

Полную версию беседы слушайте в прилагаемом аудиофайле