Конфликт с Коболевым и проблемы «Нафтогаза» изнутри: первое интервью Юрия Витренко после увольнения

Интервью с Юрием Витренко, бывшим исполнительным директором НАК «Нафтогаз Украины».

Ведущие

Анастасия Горпинченко,

Евгений Савватеев

Гостi

Юрий Витренко

Конфликт с Коболевым и проблемы «Нафтогаза» изнутри: первое интервью Юрия Витренко после увольнения
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/07/hr-turboranok-20-07-20_vitrenko.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/07/hr-turboranok-20-07-20_vitrenko.mp3
Конфликт с Коболевым и проблемы «Нафтогаза» изнутри: первое интервью Юрия Витренко после увольнения
0:00
/
0:00

Говорили о том, уйдет ли кто-то еще из компании, о планах на будущее и возможные иски Нафтогаза в арбитражном суде.

Евгений Савватеев: Какой самый большой спор был между вами и Андреем Коболевым?

Юрий Витренко: Это был профессиональный конфликт, а не личный. У нас разные взгляды на то, как должен работать «Нафтогаз». Я считаю, что «Нафтогаз» должен трансформироваться в современную компанию, которая была бы меньше похожа на постсоветский комитет по нефти и газу, и больше — на эффективную, современную компанию. Господин Коболев другой — у него другой опыт, образование. Сущность заключается в том, что, несмотря на декларации, Нафтогаз так и не был трансформирован в современную нормальную компанию, в этом и заключался наш конфликт. Он не хотел слышать о том, что было провалено и решил просто уволить меня — так для него было легче.

У нас было много разговоров по этому поводу, поскольку это профессиональная дискуссия. Мы потратили кучу средств на трансформацию и привлечение экспертов, стратегию. Этот план предусматривал, что «Нафтогаз» должен превратиться в современную компанию, были определены конкретные сроки. Трансформация была провалена и Коболев не признавал этот факт.
Анастасия Горпинченко: С чем было связано сокращение добычи?

Юрий Витренко: Было много причин, начиная с того, что государство не предоставляло лицензии или разрешения на добычу газа, без которых существенное увеличение невозможно.

Должна была быть увеличена добыча на действующих лицензиях путем применения более эффективных, прогрессивных, современных технологий. Этот план не был выполнен, потому что не было профессионального управления. В наблюдательном совете нет ни одного специалиста по нефти и газу, у которых есть профильное образование, и которые знают, как добывать нефть и газ.

Евгений Савватеев: На днях вы опубликовали текст «Глядя в глаза Путину», где вспоминаете о роли Андрея Коболева в том, что именно он был ответственным за формулировку «бери или плати», обязательства «Нафтогаза» платить за объемы газа, даже если Украина в них не нуждалась. Это ошибка Андрея Коболева или это предательство с его стороны?

Юрий Витренко: Контракты подписывали глава «Нафтогаза» и «Газпрома», но это было на выполнение договоренности на политическом уровне между Путиным и Тимошенко.

Эти договоренности касались далеко не всех положений в контракте и положение «бери или плати» не было предметом этих переговоров между Путиным и Тимошенко на политическом уровне. Соответственно на уровне «Нафтогаза» специалисты должны были согласовать формулировки этого пункта.
Вопрос не в принципе, а в формулировке, заложенной в нашем контракте с «Газпромом», которое не соответствовало европейским нормам. Именно Коболев должен был это проверить, но он этого не сделал. Его это вина или нет — вам решать, но человек должен проверить и не проверил.

Сейчас «Газпром» блокирует экспорт независимых добытчиков из Российской Федерации и блокирует экспорт из Средней Азии. По моему мнению, это злоупотребление доминирующим положением.

Анастасия Горпинченко: Известно ли вам о еще каких-то увольнениях?

Юрий Витренко: Со мной уходит часть команды, также были сокращены должность главы аналитического подразделения, который работал над обоснованием всех этих исков к «Газпрому».

Евгений Савватеев: Поднимался ли вопрос исков «Нафтогаза» к «Газпрому» во время разговора с Путиным?

Юрий Витренко: Да, об этом была большая часть разговора. Мы начали спорить как раз по сумме, которую «Газпром» должен «Нафтогазу» и было ли решение арбитража политическим. Мы обсуждали также транзит, новые иски, весь ход арбитражного процесса.

Анастасия Горпинченко: Относительно слухов о вашем назначении главой «Нафтогаза» — были ли конкретные переговоры?
Юрий Витренко: Мне два раза делали такое предложение. Это не входило в мои планы и такие решения должны приниматься иначе — должен быть открыт профессиональный конкурс, где участвовали бы различные профессионалы.

Евгений Савватеев: Возможна ли ситуация, когда в Украине будет и разумная цена на газ, и суверенитет?

Юрий Витренко: Да. Вследствие того, что мы интегрировали украинский рынок в европейский, на европейском рынке произошло значительное снижение цены. Мы это преимущество как раз чувствуем из-за того, что у нас на рынке очень низкие цены. Эта цена может быть еще ниже, она может быть по крайней мере в 1,5 раза ниже, чем сейчас, если мы будем настаивать на том, чтобы «Газпром» перенес точки передачи газа на границу Украины и России. Если бы мы исключили транспортную составляющую, цена была бы намного ниже для потребителей Украины.

Полную версию беседы на украинском языке слушайте в аудиофайле
Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:


если у вас Android

если у вас iOS