Мы готовим пакет документов по амнистии части осужденных в связи с коронавирусом — Малюська

Минюст планирует отказаться от наказаний в виде ограничения свободы, а также освободить часть заключенных из-за эпидемии коронавируса. Изменения комментирует министр юстиции Денис Малюська.

Ведущие

Евгений Савватеев,

Елизавета Цареградская

Гостi

Денис Малюська

Мы готовим пакет документов по амнистии части осужденных в связи с коронавирусом — Малюська
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/04/hr-turboranok-2020-04-21_malyusko.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/04/hr-turboranok-2020-04-21_malyusko.mp3
Мы готовим пакет документов по амнистии части осужденных в связи с коронавирусом — Малюська
0:00
/
0:00

Елизавета Цареградская: Насколько реально реформировать такую ​​систему и внедрить пробационный надзор?

Денис Малюська: Это вполне реально. На пробацию понадобятся дополнительные финансы, но пробационный надзор возникнет вместо существующих разновидностей наказаний, соответственно, освободятся ресурсы, которые заберут частично из тюрем и перенаправят на пробации.

Кроме того, следует обратить внимание, что аналог пробационного надзора, то есть, пробация, она и сейчас широко используется, но это не является основным наказанием. Радикально нового мы ничего не создаем. С нуля мы пробацию не создаем, она уже существует несколько лет. Она была создана на базе других наказаний, не связанных с лишением свободы.

Евгений Савватеев: Когда можно ожидать таких нововведений? Кого будет касаться пробация?

Денис Малюська: Сейчас карантин, и ВР работает волнами, если мы попадем в одну из волн, то можно ожидать, что к концу лета это уже будет функционировать. На пробацию, как правило, попадают люди, совершившие ненасильственные преступления. Мелкие, вроде кражи, где лицо не представляет опасности для общества. Это плановая реформа. Это то, что применяет северная Европа и показатели применения пробации сейчас впечатляющие.

Человек не попадает в криминальную обстановку. Он общается не только исключительно с такими же преступниками как это бывает, когда человек попадает в тюоьму. Если это пробация, то преступник остается в окружении обычного общества, там, где преступников крайне мало, с ним работают индивидуально, относительно анализов его рисков, он проходит обучение или психологические тренинги. Это индивидуальная работа и он не попадает в криминальную среду. Смысл тюрьмы — это только наказание, а не исправления.
Евгений Савватеев: Будет ли требовать такая работа большего количества сотрудников, которые профессионально могут помогать?

Денис Малюська: Мы будем нанимать дополнительный персонал в систему пробации, а с другой стороны — освобождать персонал, работающий в учреждениях исполнения наказаний. Это не будет дополнительной нагрузкой для бюджета. Тюрьмы точно будем закрывать, а изоляторы — нет. В тюрьмах сокращение однозначно будет, мы к этому перейдем после карантина. Для «тюремной реформы» нужно несколько лет, а самый длительный этап будет связан с персоналом.

Евгений Савватеев: Планируется ли освобождение какой-то части заключенных, совершивших нетяжелые преступления, в период карантина?

Денис Малюська: Да, мы хотели бы ввести такую ​​инициативу и готовим пакет документов по амнистии осужденных. Часть осужденных, которые не представляют общественной опасности, мы можем идентифицировать и не дать им попасть в тюрьмы.

Полную версию разговора на украинском языке слушайте в аудиофайле