Медведчук совершил моральное преступление, не сообщив семье Стуса о начале судебного заседания — Кипиани

В сентябре 2019 года Виктор Медведчук заявил, что просит суд запретить книгу Кипиани о Василии Стусе, потому что та содержит «высказывания, не соответствующие действительности».

Ведущие

Анастасия Горпинченко,

Евгений Савватеев

Гостi

Вахтанг Кипиани

Медведчук совершил моральное преступление, не сообщив семье Стуса о начале судебного заседания — Кипиани
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/06/hr-turboranok-20-06-22_kipiani.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/06/hr-turboranok-20-06-22_kipiani.mp3
Медведчук совершил моральное преступление, не сообщив семье Стуса о начале судебного заседания — Кипиани
0:00
/
0:00

19 июня в Дарницком суде состоялось первое заседание по существу. Говорим о суде по иску депутата Медведчука на книгу «Дело Василия Стуса» с Вахтангом Кипиани, журналистом, автором проекта «Историческая правда».

Анастасия Горпинченко: На каком этапе сейчас дело?

Вахтанг Кипиани: Состоялось первое заседание, адвокат Медведчука высказался, изложил все аргументы, почему 9 эпизодов книги являются такими, что бросают тень на личность его клиента. Настроение у наших визави очень агрессивное, переходили на личности — «так называемый историк», «так называемый журналист», я думал, они лучше подготовятся.

Затем выступали мой адвокат, адвокаты издательства Vivat и типографии «Юнисофт».

Евгений Савватеев: Расскажите про эти 9 эпизодов, по которым иск. Что именно так расстроило Виктора Медведчука в книге?

Вахтанг Кипиани: Все 9 эпизодов касаются моих оценок деятельности адвоката Василия Стуса — Виктора Медведчука во время процесса 1980 года. Фактически его иск — не к материалам КГБ, а к моей интерпретации, моим взглядам на поведение адвоката в этом процессе. У Медведчука было минимум 30 лет, чтобы написать собственную книгу о процессе над Василием Стусом. Это попытка оспорить право на интерпретацию поведения Медведчука как недостойного и ничтожного.
Евгений Савватеев: Ваше мнение — несмотря на то время и условия, можно было работать адвокатом более эффективно и действительно защищать человека?

Вахтанг Кипиани: И да, и нет. Успешных примеров защиты членов Украинской Хельсинской группы не существует, 39 из 41 членов группы были осуждены и получили максимальные наказания. Нет ни одного примера, чтобы кто-то спас члена Хельсинской группы, но есть воспоминания политзаключенных. Например, Василий Овсиенко в своих воспоминаниях пишет, что адвокат вел себя как достойный, порядочный человек.

Медведчук совершил моральное преступление против своего клиента, не сообщив семье Стуса о начале судебного заседания. Семья Стуса не знала, что его уже судят, они узнали об этом случайно, через несколько дней, когда на суд вызвали Михайлину Коцюбинскую в качестве свидетеля.

Полный разговор на украинском языке слушайте в аудиофайле