«Слуга народа» еще ищет свою идеологию — Евгения Кравчук

Партия «Слуга народа» провела 15 февраля в Киеве свой съезд, во время которого приняла кадровые решения и определила собственное идеологическое направление. По словам главы партии Александра Корниенко, это «украинский центризм».

Ведущие

Анастасия Горпинченко,

Дмитрий Белобров

Гостi

Евгения Кравчук

«Слуга народа» еще ищет свою идеологию — Евгения Кравчук
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/02/hr-turboranok-2020-02-17_kravchuk.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/02/hr-turboranok-2020-02-17_kravchuk.mp3
«Слуга народа» еще ищет свою идеологию — Евгения Кравчук
0:00
/
0:00

Формула украинского центризма, по словам Корниенко, такова: «Мы — патриоты и даже националисты, когда речь идет о защите национальных границ. И при этом мы — гуманисты, когда речь идет о защите прав человека жить таким образом, как он выбрал. Мы — либертарианцы, когда делаем рынки земли, спирта, янтаря прозрачными, легальными, честными, с одинаковыми правилами для всех. И при этом мы — государственники, когда ликвидируем коррупционные схемы и боремся за тотальную налоговую дисциплину. Мы — либералы, когда защищаем собственность и экономическую свободу человека. И при этом мы — социалисты, когда речь идет о защите пенсионеров, ветеранов, малоимущих».

О съезде партии и об изменении идеологии поговорили с заместителем председателя фракции «Слуга народа» в Верховной Раде Евгенией Кравчук.

Дмитрий Белобров: Почему вы отказались от либертарианства?

Евгения Кравчук: Свою идеологию мы назвали «Украинский центризм». Это именно то, что предлагал Владимир Зеленский на выборах, ибо слово «либертарианство» появилось уже после президентских выборов, когда было больше партийных представителей. По-моему, это предложил вице-спикер парламента Руслан Стефанчук. И вспомните, когда была президентская кампания, каждый что-то мог найти для себя.

Дмитрий Белобров: Тогда кандидата Зеленского критиковали за то, что его идеологические направления непонятны. Был только тезис о «Сделаем их вместе».

Евгения Кравчук: И вспомните, с каким результатом он победил тогда на выборах. А другой кандидат тогда загонял себя в узкие рамки: «Армия. Язык. Вера». Но посмотрите, во что это превращается: советник Порошенко Юрий Бирюков назвал военнослужащих, которые голосовали за Зеленского, «ублюдками». Вот тебе и армия, вот тебе и язык.

Дмитрий Белобров: Разве он до сих пор остается советником….

Евгения Кравчук: Но он до сих пор ассоциирует себя с командой Порошенко.

Мы не хотим сейчас на этапе, когда Украина требует объединения, сужать себя какими-то узкими идеологическими рамками. Сейчас мы рассматриваем вопрос рынка земли. Это либеральная реформа? Да. Ни одна из политических сил не решилась на открытие рынка земли. Большая приватизация — это либеральная реформа? Либеральная. Но в случае, например, защиты прав пенсионеров и малообеспеченных у нас может быть достаточно социалистический подход. В случае защиты украинских границ мы патриоты, а может, и националисты. В наших рядах — герои Украины, которые были на фронте. То есть, мы настолько большая партия, что одним каким-то непонятным словом для людей не хотелось бы называть нашу идеологию.

Дмитрий Белобров: Почему же вы его тогда использовали? Это была какая-то персональная инициатива?

Евгения Кравчук: Да, это было просто одно заявление во время одного из интервью. Но это нормально, что мы находимся в поиске. Мир меняется, и все трансформируется.

Это нормально, что мы находимся в поиске. Мир меняется, все трансформируется.

Анастасия Горпинченко: То есть, и это не последняя версия политического течения «Слуги народа»?
Евгения Кравчук: Я думаю, мы еще будем это обсуждать. Все уже написали, что «Слуга народа» изменила идеологию, но мы еще будем обсуждать с нашими партийцами. Сейчас будет очень много поездок по регионам, ведь впереди местные выборы в октябре, поэтому у нас будет возможность получить обратную связь.

Все уже написали, что «Слуга народа» изменила идеологию, но мы еще будем это обсуждать с нашими партийцами.

Дмитрий Белобров: У вас уже есть команды на местах?

Евгения Кравчук: Мы сделали определенную паузу на шесть месяцев после парламентских выборов. Кто-то нас критиковал за то, что мы не занимаемся партийным строительством, но, возможно, это к лучшему, потому что отсеялись те люди, которые хотели просто застолбить за собой места в горсовете и областных советах. А вот сейчас как раз начинается тот этап, когда мы будем сводить разные команды, различных сторонников. Например, была ЗеКоманда на президентских выборах, к волонтерскому движению присоединилось около 700 тысяч человек. Поэтому сейчас мы начинаем коммуникацию, возможно, среди этих 700 тысяч будут люди, которые захотят стать кандидатами.

Есть также команды наших мажоритарных кандидатов – у нас 130 мажоритарщиков по Украине. Некоторые «списочники» уже работают на тех округах, где нет нашего представителя, знакомятся с людьми, общаются с ними. Конечно, будет определенный формат праймериз, мы над ним работаем. Будем также перезапускать сайт, где можно будет оставлять свои заявки. Поэтому у нас есть идея, чтобы были уполномоченные от партии в каждом регионе. Я думаю, что в ближайшее время уже будут фамилии. Преимущественно, это не будут люди, связанные с регионом, чтобы не было каких-то субъективных мнений об отборе кандидатов.

Также мы сейчас работаем над системой фильтров проверки тех анкет, которые будут к нам поступать. Должны сделать объективную проверку по определенным критериям. Чтобы это были люди, которые не двадцать лет переходили из партии в партию, чтобы у них не было каких-то коррупционных скандалов. Кстати, мы сейчас думаем, возьмем ли мы кандидата, который до этого был депутатом. Мы склоняемся к мысли, что те депутаты, которые уже работали в ОТГ— это хороший выбор. Потому что они уже работали в новых условиях.

Анастасия Горпинченко: То есть, этот раз не будет тезиса, что все, кто были в политике ранее, не могут пройти дальше?

Евгения Кравчук: Мы бы хотели максимально привлечь новых людей, которые не были в политике, но это не могут быть все 50 тысяч. Мы думаем сделать так лишь на уровне областных советов. Это приблизительно 120 человек на область поэтому, я думаю, можно найти 120 новых кандидатов, чтобы таким образом перезагрузить местную политику.

Полную версию беседы можно прослушать в прилагаемом звуковом файле.