У суда нет желания установить истину, но есть желание выслужиться перед начальством — Выговский о суде над Стерненко

15 июня Шевченковский районный суд Киева избрал меру пресечения экс-руководителю одесского «Правого сектора» Сергею Стерненко. Его отправили под домашний арест на 60 суток.

Ведущие

Дмитрий Белобров,

Елизавета Цареградская

Гостi

Виталий Тытыч,

Николай Выговский

У суда нет желания установить истину, но есть желание выслужиться перед начальством — Выговский о суде над Стерненко
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/06/hr-turboranok-20-06-16_vigovskii_titich.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/06/hr-turboranok-20-06-16_vigovskii_titich.mp3
У суда нет желания установить истину, но есть желание выслужиться перед начальством — Выговский о суде над Стерненко
0:00
/
0:00

Сергея Стерненко вызвали в суд для избрания меры пресечения по делу о третьем нападении на него, когда он отбился от двух мужчин и один из нападавших, Иван Кузнецов, умер от нанесенного Стерненко ранения.

Говорили об акции в поддержку Сергея Стерненко с ее организатором и общественным активистом Николаем Выговским. Также получили комментарий адвоката Стерненко Виталия Тытыча.

Дмитрий Белобров: Расскажите о вашем вчерашнем задержании — как это все происходило?

Николай Выговский: Мы проводили митинг под стенами Шевченковского районного суда. В какой-то момент я включил на громкоговорителе сирену. В толпу начал врываться «Беркут», это те же огромные ребята в шлемах с немного измененной эмблемой, ведут себя они так же, как и «Беркут». Они начали выхватывать меня из толпы, тянуть за бороду, сломали очки и пытались задержать меня.

Они скрутили меня и потащили в автозак. Ребят, которые пытались помешать этому, избили ногами.

Нас продержали в душном автозаке при температуре около 50 градусов, привезли в райотдел. Там на меня было составлено 3 административных протокола — мелкое хулиганство, несанкционированный митинг и неповиновение работникам милиции.
Елизавета Цареградская: Вели ли вы подсчеты, сколько под судом было активистов, сколько было людей, которые пришли поддержать?

Николай Выговский: Активистов было около тысячи, но одни уходили — появлялись другие. В течение дня количество людей было больше. Правоохранителей было очень много — также не менее тысячи.

Дмитрий Белобров: Довольны ли вы результатами акции? Повлияло ли это на решение судьи?

Николай Выговский: Я доволен результатами акции, но не доволен результатом судебного заседания. Сергею Стерненко выбрали меру пресечения в виде круглосуточного домашнего ареста и умышленно сделали ошибки в постановлении. Он будет отбывать свой домашний арест по месту прописки, а это военная часть, режимный объект, на котором он не может находиться. Это означает, что домашний арест выполнить невозможно, и сторона обвинения сможет требовать отправить его в СИЗО из-за того, что он не может его физически выполнить. Это такая хитрая ловушка.

Никакого судебного заседания вчера не было — судья пришел с готовым решением. Очень многие предлагали взять Сергея на поруки, но судья пренебрег этими просьбами, не обратил на них внимания, и пошел молча в совещательную комнату выносить решение о домашнем аресте в военной части Одесской области.

Очевидно, что вчера происходило судилище, суд обслуживал политический заказ. У суда нет желания установить истину, но есть желание выслужиться перед начальством, которое требует вынести нужное решение.

Елизавета Цареградская: Какое решение вы ждали?

Николай Выговский: Мы хотели, чтобы Сергея взяли на поруки. Мы понимали, что может быть домашний арест, но опасались, чтобы Сергея не отправили в СИЗО.

Нужно понимать, что Сергея судят за то, что он во время третьего за месяц покушения на свою жизнь не дал себя убить. Наемный убийца, который пришел убивать Сергея, получил ранения и скончался. Это трагедия — что в 2020 году люди вынуждены наниматься убивать кого-то, но Сергей боролся за право на жизнь и здоровье для себя и своей девушки.

Дмитрий Белобров: Насколько вы, как один из адвокатов Сергея Стерненко, довольны вчерашним ходом событий?

Виталий Тытыч: Такой результат примерно мы и ожидали. Мы заявляли судье отвод, который не был удовлетворен. Не было сомнения, что он просто перепишет решение прокуроров.

Дмитрий Белобров: Какие шансы, что удастся изменить место пребывания Сергея во время пресечения?

Виталий Тытыч: Это техническая ошибка, которая хорошо иллюстрирует интеллектуальный и профессиональный уровень прокуратуры. Я думаю, место будет изменено в ближайшее время, чтобы в дальнейшем не провоцировать.

Елизавета Цареградская: Какие неточности подает следствие?

Виталий Тытыч: Адвокаты и Сергей говорили о количестве нарушений 2 суток по 10 часов. Тезисно можно сказать следующее — в этом подозрении нет юридической составляющей вообще, это мы доказали реальными показаниями. Ключевые показания — бесспорно прокурор Родионов, бывший старший группы, который вернул проект подозрения следователя, по которому избиралась мера месяц назад. Он на 12 страницах расписал, почему это ересь в понимании уголовного кодекса и закона вообще. Прокурора Родионова вывели из группы, нашли прокурора, который запихнул это в суд.

По составу преступления — когда нарушают уголовное производство, то можно вписать любую квалификацию, это имеет второстепенное значение, суд должен это проверить. Это может происходить в момент возбуждения уголовного производства, когда нет никаких доказательств в официальном следствии. Сейчас происходит изменение квалификации действий нападавших — их квалифицировали как хулиганство, соответственно изменили квалификацию действий Стерненко, определив это как умышленное убийство.

Полную версию разговора слушайте в аудиофайле.