Уже почти 70 крымских татар с 2014 года в Крыму обвинили по террористическим статьям — Смедляев

11 марта в Бахчисарае российские силовики провели обыски у семи крымских татар. По подозрению в участии в «террористической организации» задержали четырех крымских татар: братьев Сейтумеровых — Османа и Сейтумера, Амета Сулейманова, Рустема Сейтмеметова.

Ведущие

Елизавета Цареградская,

Евгений Савватеев

Уже почти 70 крымских татар с 2014 года в Крыму обвинили по террористическим статьям — Смедляев
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/03/hr-turboranok-2020-03-11_smedlyaev_seitumerov.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2020/03/hr-turboranok-2020-03-11_smedlyaev_seitumerov.mp3
Уже почти 70 крымских татар с 2014 года в Крыму обвинили по террористическим статьям — Смедляев
0:00
/
0:00

В Министерстве иностранных дел Украины заявили, что фиксируют все нарушения прав крымских татар со стороны Российской Федерации в оккупированном Крыму. При этом глава МИД Дмитрий Кулеба назвал задержание в Бахчисарае «новой волной репрессий против крымских татар в Крыму».

Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Людмила Денисова призвала мониторинговую миссию ООН проверить территорию аннексированного Крыма.

Чем ФСБ аргументирует очередное задержание крымских татар, мы расспросили у крымского адвоката Эдема Смедляева. Также о новых обысках поговорили с журналистом канала АТР Сейтумером Сейтумеровым, в дом матери которого тоже приходили сегодня российские силовики с обысками, хотя Сейтумер Сейтумеров с 2018 года живет за пределами оккупированного Крыма.

Сейтумер Сейтумеров

Сейтумер Сейтумеров: По словам моей матери, силовики ФСБ вломились в наш дом в 6:30 утра, выломали дверь на улице нашего частного дома, выломали входную пластиковую дверь в само здание. Мать дома находилась сама, ей 76 лет, она уже пожилой человек. Конечно, она была в шоковом состоянии и пришлось вызвать «скорую». Мы уже обыски переживаем второй раз, первые были в 2017 году, но тогда хоть я был дома.

Искали меня, хотя я — медийное лицо, работаю на телевидении, и уже два года не живу в Крыму. Зная все это, зная, что меня нет в Крыму, они все равно ворвались в дом, взломав дверь. Они искали оружие, которое, конечно, не нашли, заставили мать подписать какие-то бумажки.

Кроме моего дома, сегодня обыски прошли еще в шести домах крымских татар. Кремлевские пропагандисты уже заявили, что в Крыму проходит спецоперация, и у сторонников «террористических организаций» идут обыски.

Поскольку в Крыму я был активистом «Крымской солидарности», высвечивал определенные события, первый обыск я расценил как сигнал того, что они меня хотели выдавить из Крыма. Они достигли цели, я вынужден был оставить полуостров, но их, вероятно, раздражает то, что я не замолчал, не растворился, а наоборот — ушел из обычной гражданской журналистики и пошел на телеканал. Возможно, это месть. Сейчас будем смотреть. Если одновременно прошли обыски в семи домах крымских татар, то, вероятно, есть какое-то одно уголовное производство по очередному «терроризму».

Эдем Семедляев Эдем Семедляев

Эдем Смедляев: В одном доме, по словам жены задержанного, сотрудники ФСБ подбросили книгу. Изымали, в основном, стандартные наборы «террориста» — флешку, телефон и две книги. Почти по всем адресам обысков приехали адвокаты, однако никого из них не пустили на место проведения обысков. Сотрудники правоохранительных органов сказали, что пускают только, если адвокат приехал в начале следственных действий. То есть, по их логике, в каждой семье должен находиться адвокат, и ждать обыски вместе со своими подзащитными. Однако они неверно трактуют законы: следователь должен допускать защитника для оказания квалифицированной юридической помощи.

В тех домах, где происходили обыски, следователи не оставили никаких процессуальных документов поэтому, к сожалению, нам не удалось выяснить, в чем обвиняют людей. Жены говорят, что вроде их мужчин подозревают в участии в организации Хизб ут-Тахрир, которая в Российской Федерации признана террористической. Вероятно, это снова будет очередной «Бахчисарайский центр Хизб ут-Тахрир». Санкции по террористическим статьям за участие — от 10 до 15 лет, санкции за организацию — от 15 лет до пожизненного заключения.

Вероятно, это снова будет очередной «Бахчисарайский центр Хизб ут-Тахрир»

Это уже будет почти 70 крымских татар, которых обвинили по статьям терроризма и экстремизма с 2014 года. Если в Крыму происходят убийства и там не фигурируют крымские татары, то это никогда не определяется как террористический акт, а просто расценивается как убийство. Если в доме крымских татар находят две книги, которые были разрешены во времена Украины, то их признают террористами. Я считаю, что крымских татар пытаются очернить, как это было в 1944 году, когда весь народ обвинили в измене и выслали из Крыма. Сегодня пытаются навесить ярлыки, но уже экстремизма и терроризма.

Полную версию беседы можно прослушать в прилагаемом звуковом файле.