Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости

«Мама Алла, вы готовы говорить со своим сыном?»: история освобождения офицера «Азова» Ильи Самойленко

Разговор с мамой офицера управления разведки полка «Азов» Национальной гвардии Украины Ильи Самойленко Аллой Самойленко.

Ведущие

Татьяна Трощинская

Гостi

Алла Самойленко

«Мама Алла, вы готовы говорить со своим сыном?»: история освобождения офицера «Азова» Ильи Самойленко
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/09/hr_marafon_v-2022-09-27_samoylenko-1.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/09/hr_marafon_v-2022-09-27_samoylenko-1.mp3
«Мама Алла, вы готовы говорить со своим сыном?»: история освобождения офицера «Азова» Ильи Самойленко
0:00
/
0:00

Алла Самойленко: Мы сейчас много говорим и переписываемся с Ильей, к счастью. Потому что на протяжении всего пребывания в Мариуполе, с 24 февраля, мы только переписывались. Он чувствует себя хорошо, физически. Теоретически он не командир, а практически россияне его приравняли к такому. Поэтому он и попал в Москву. Они не знали, что с ним делать. Он пробыл все 4 месяца в отдельной камере-одиночке. Не общался ни с кем из побратимов, соседними камерами. Видел только сотрудников ФСБ.

Если говорить об условиях его нынешнего пребывания, у меня удивительное чувство… По внешним признакам все хорошо. Но мы скрываем его местонахождение. Так же, как и тех, кто в Турции.

  • Я думаю, что какой-то страх за его безопасность у меня еще будет оставаться. Оценить его нравственное состояние мне сложно.

Вижу, что сын возобновил работу своего Telegram-канала. Он пытается осознать действительность, понять, что происходило все это время, пока он был в полном информационном вакууме. Россияне разрешали ему только книги читать, мировую классику.

Как рассказывают освобожденные защитники «Азовстали», информационный вакуум был одним из тяжелых воздействий. Им бесконечно повторяли одно и то же: «Вы здесь никому не нужны, вас считают предателями, никто вас не будет обменивать». Это было мощное моральное давление.

«Узнают о том, что их везут на обмен, только когда становятся на украинскую землю»

Алла Самойленко: Илья — стоический человек, он умеет адаптировать свою психику ко многим процессам, это ему, думаю, помогло. Я больше боялась, чтобы его не пытали. К счастью, в его случае, обошлось.

О его освобождении я узнала в тот день, когда он вышел из плена. Мне позвонили с украинского номера. Я подняла трубку, неизвестная мне женщина спросила:

«Мама Алла, вы готовы говорить со своим сыном?».

Я плохо слышала Илью, поняла лишь, что он радостно сказал, что перезвонит с нового временного номера. Переписывалась с ним. Он вернул все свои мессенджеры — это было еще одним счастливым моментом.

Они узнают, что их везут на обмен, только тогда, когда становятся на украинскую землю. До того момента — это определенный вид издевательств и мытарств, потому что им не говорят, куда везут. Устрашение, эмоциональная пытка — для россиян является нормальной практикой.

Их освобождение — это невероятная операция. Считаю, что благоприятной была огласка и давление в Украине и мире. Не обошлось и без собственных интересов других стран. Мы видим, какой интересный результат дало участие саудитов в этой операции. Они быстро возвращаются в международную политику.

  • Сейчас думаю, найдутся ли у нас такие дополнительные аргументы, как Медведчук, в кармане. Понятно, что будут еще обмены. И задача состоит в том, чтобы это произошло как можно быстрее.

«Огласка помогает, нельзя молчать»

Алла Самойленко: Я бы сама ничего не сделала. Огласку делают журналисты, распространяющие сообщения в соцсетях. Говорить больше нужно обо всех пленных. Надо искать возможности передать их личные истории. Сейчас информпространство очень насыщенное и пробить его слишком сложно. Лишь очень личные детали попадают в человеческое сознание. Необходимо персонализировать каждого пленника. Нельзя молчать, потому что это будет критической ошибкой. У наших правозащитников есть огромный опыт работы по этому вопросу еще до 24 февраля. Все они говорят, что только огласка помогает. Есть проблема, что Украина идет с информационного поля за границей, однако эти истории очень нужно распространять и там. Они влиятельнее любых лозунгов.

«Всех пленных больше, чем 2 тысячи, и судьба каждого важна»

Алла Самойленко: Родным украинцев, которые еще остаются в плену, скажу, знайте, что все будет хорошо. Это не продлится долго. Я вижу, что мировое сообщество мобилизовано и оно поможет нам с этим справиться. Прилагайте усилия, не сидите, сложа руки. Пишите о своих родных, публикуйте свои истории, выходите к журналистам, ищите их. Вам никто не откажет. Даже организованный поток мыслей об освобождении ваших родных благоприятен. Давайте объединимся в освещении вопросов о наших пленных. Это сложная, трудная тема. Всех пленных украинцев, гражданских и военных, более 2 тысяч, и судьба каждого нас должна волновать.

Полностью разговор слушайте в добавленном аудиофайле

Читайте также: Били током, ножом и руками: британцы о пытках в российском плену

При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Поддерживайте «Громадське радио»  на Patreon, а также устанавливайте наше приложение:

если у вас Android

если у вас iOS