Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости

Оккупанты ходят в штатском, носят капюшоны и молчат — жительница временно оккупированного Херсона

Чем и как живет временно оккупированный Херсон?

Ведущие

Евгений Савватеев

Гостi

Мария

Оккупанты ходят в штатском, носят капюшоны и молчат — жительница временно оккупированного Херсона
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/05/hr_marafon_v-2022-05-17_mariya_kherson.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/05/hr_marafon_v-2022-05-17_mariya_kherson.mp3
Оккупанты ходят в штатском, носят капюшоны и молчат — жительница временно оккупированного Херсона
0:00
/
0:00

Гостья — жительница Херсона Мария (фамилию из соображений безопасности не называем). Девушке удалось уехать из временно оккупированного родного города.

Мария: О новостях в Херсоне сейчас узнаю из местных Telegram-каналов, там сообщения очевидцев. Если вы живете в Херсоне, можно не читать новости, можно просто посмотреть, что делается на улицах.

Утро в оккупации начинается с исследования маршрутов: смотрим, где есть блокпосты, чтобы не наткнуться на них. Затем компромат удаляем из телефонов, смотрим, чтобы на одежде не было ничего, что могло бы спровоцировать россиян. После этого можно идти на рынок. Желательно людными улицами, а не переулками.

Вся торговля в городе преимущественно из машин, коробок, ящиков. Если на улице тихо — можно выйти на прогулку. Если нет, то можно побыть во дворе дома. У кого осталась работа, могут до обеда поработать. Город живет до 14 часов. После 16 улицы становятся пустыми, все пытаются быть дома.

Гуманитарная проблема

Мария: На продуктовом рынке разговоры — о новых товарах, ценах, как тяжело все это получить, привезти. Мясо, яйца и молочные продукты — наши. Все остальные — из оккупированного Крыма, Таганрога и других городов россии. Свинина в среднем стоит 250 гривен за килограмм. Цены на другие продукты в 3-4 раза выше, на средства гигиены — на 100-150 грн дороже. Лекарство может быть дороже в 10 раз.

Тем, кто остался в городе и не имеет достаточно денег, помогают волонтеры. Тем, кто больше всего нуждается, дают продукты: многодетным, пожилым людям. Но нужно выстоять очередь. Есть люди, которые едят раз в день. Некоторые волонтеры на донаты от местных устраивают раздачу готовых обедов, а также продуктовых наборов (крупа, овощи, иногда мясо). Иногда могут спросить в локальных чатах: Кто может поделиться продуктами? Тогда люди приносят, что у них есть.

В городе работают всего несколько банкоматов. Работают несколько отделений банков. Есть ограничения на снятие наличных денег. Иногда они выдают и 2 тысячи, иногда всего 50 грн на руки. Можно также обменять деньги со счетов на наличные деньги у частных лиц за проценты.

Какие настроения в городе?

Мария: Настроения в городе разные. Они меняются в течение дня: кто-то говорит о «зраде», кто-то верит в ВСУ. То берет верх вера, то отчаяние. Оставшиеся люди верят, что когда-нибудь станут свободными. Однако каждый день сжимаются тиски, становится все сложнее. На улицах свободно говорить обо всем этом нельзя, конечно: российские оккупанты переодеты в гражданское, однако заметны, потому что обычно ходят в черной одежде в капюшонах. Они стоят в очередях, на улице, в углах, подслушивают. Есть и подосланные, которые пытаются убедить, что при оккупационных властях вроде бы жить хорошо.

Каждому жителю пришлось неоднократно находиться под дулом автомата оккупанта. В городе они их не поднимают, держат на уровне людей. Они ходят рядом с нами на улицах, рынках, могут подойти, проверить телефон, документы.

Как удалось уехать?

Мария: Нам повезло. За три дня до нашей эвакуации никого не выпускали. Колонна из почти 1 тысячи машин собралась за три дня. И ее наконец пропустили. В серой зоне мы попали под обстрелы. Когда приехали в Кривой Рог, мы выяснили, что россияне выпустили нас, чтобы прикрыть перемещение своей колонны. И вот сейчас снова никого не выпускают, люди стоят в поле и ждут.

Как помочь жителям временно оккупированного города?

Мария: Хотела бы попросить оставшихся на свободных территориях помочь тем, кто в оккупации. У людей там нет денег, продуктов, лекарств. С первого дня мы постоянно слышим звуки взрывов, вечером автоматные очереди. Люди боятся выходить на улицы, потому что можно не вернуться: есть еще и подвалы, в которых российские оккупанты держат наших людей. Хочется, чтобы о Херсоне говорили как можно больше, чтобы о нем не забыли, чтобы это не стало нормой.

В местных пабликах есть ссылки на волонтеров, которые покупают продукты для горожан. Других способов нет, потому что все контролируют россияне. Нужно искать волонтеров, которые занимаются доставкой продуктов, лекарств и прочего, необходимого для херсонцев.

Что люди думают о самопровозглашенных ставленниках оккупантов в городе?

Мария: Они ненавидят их. Один из них — это наш экс-мер. Мы еще при его каденции его ненавидели. Наши люди сопротивляются: пишут и вешают по городу проукраинские заявления, рисуют флаги, трезубцы, пишут оккупантам записки. Такая записка может стоить жизни. Люди никогда не поддержат россиян и не будут мириться с оккупацией.

Полностью разговор слушайте в добавленном аудиофайле
При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Поддерживайте «Громадське радио»  на Patreon, а также устанавливайте наше приложение:

если у вас Android

если у вас iOS