Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости
«Будет как в Чечне»: какие нарративы продвигают россияне на захваченных территориях Луганщины и Донетчины

«Будет как в Чечне»: какие нарративы продвигают россияне на захваченных территориях Луганщины и Донетчины

Главный редактор издания «Трибун» Алексей Артюх из-за боевых действий был вынужден уехать из своего родного города Рубежное. Впрочем, он продолжает получать информацию о ситуации в Луганской области из разных источников. В частности, из локальных телеграм-каналов и пабликов.

С ним говорим о том, как россияне и группировка «ЛДНР» через социальные сети распространяют фейки и откровенную ложь, а также о том, как реагируют на пропаганду местные жители.

Вы мониторите телеграм-каналы и луганские/донецкие сообщества в соцсетях — и украинские, и российские?

— Я слежу повсюду для того, чтобы доносить до людей объективную информацию. Чтобы развенчивать какие-то фейки и пропаганду, нужно мониторить ресурсы оккупантов, в том числе.

За последний месяц, по вашим наблюдениям, какие нарративы продвигали или какие фейки распространяли оккупанты?

— Ситуация не изменилась — это и зверства националистов, обстрелы мирных жителей и оправдание своих преступных действий. Это за последние недели. Особенно много говорят о Донецке — на фоне информации о том, что союзники поставляют новое вооружение в Украину. Внимание гаубицам уделяют 777. Даже местные жители понимают, что тот же Донецк обстреливают сами россияне и они массово пишут об этом в соцсетях, в комментариях там, где они могут писать. Если они (россияне — ред.) уничтожают очередную школу или больницу, то пишут, что это якобы была провокация со стороны ВСУ. Правда, 8 лет в этих городах было тихо и спокойно, а теперь наши города лежат в развалинах, а людей хоронят в траншеях.

Сегодня они назвали провокацией со стороны украинских военных уничтожение школы №6 города Авдеевка. То есть это не они ее якобы из РСЗО «Град» обстреляли, а «украинские военные подожгли». И, в принципе, так любой обстрел со стороны оккупантов — они пытаются перебросить его на украинскую сторону. Если говорить о Луганской области (я ее больше мониторю), то это постоянные вбросы, что «украинские военные покидают позиции», «не хотят воевать», «сдаются» и тому подобное. При этом часто бодро рапортуют о захватах населенных пунктов. То же Рубежное они «брали» раз восемь. С Северодонецком та же ситуация, хотя там продолжаются боевые действия.

Может, они считают, что уже захватили? Или им нужно, чтобы кто-то так считал?

— В разных источниках оккупантов информация подается по-разному. То есть Кадыров рапортует, что Рубежное взяли, а через полчаса главарь группировки «ЛНР» Пасечник пишет, что бои за город продолжаются. Таких противоречий очень много.

Люди понимают эти противоречия?

— Большая часть местных жителей уехала из своих населенных пунктов. Часть находится там, и они находятся в информационном вакууме. Если говорить о Рубежном, Кременной и Северодонецке, об оккупированной части города, то у людей вообще нет доступа к информации. Кроме того, что им рассказывают оккупанты, привозят свою «республиканскую» прессу. Вы же знаете, что это за газеты. Ну, и плюс то, что им рассказывают родственники, но это, если удается им дозвониться. Однако это большая проблема. В том же Рубежном отрезана украинская мобильная связь и люди звонят по телефону с номеров оператора, который работает на «отжатом» оборудовании, но связь очень плохая и, в целом, с информацией там все плохо. Что касается севера Луганской области — Сватово, Старобельск, Троицкое, Новопсков и так далее, то у людей есть какая-то возможность получать нормальные объективные новости и, в частности, они пользуются для этого телеграмом.

Кстати, как отнеслись люди к блокировке вайбера на оккупированных территориях? Знаю, там многие пользовались этим мессенджером.

— Да, очень многие пользовались и люди негативно к этому относятся. Даже у кого пророссийские взгляды, потому что, когда начинают ограничивать какие-то свободы, то, что влияет на комфорт твоей жизни, это не нравится никому. То есть блокировка вайбера не вызывала восторга ни у кого.

Есть север Луганской области, есть индустриальная часть — Рубежное, Лисичанск, Северодонецк, где сейчас ожесточенные бои и для людей главная задача — выжить, а об информации думают меньше…

— Да, это — задача №1 там реально выжить.

Но к чему я вела — кажется, что на севере не стреляют и у людей вроде бы больше возможности общаться, обмениваться информацией, больше «воздуха». Или это обманчиво все выглядит?

— Я много общался и общаюсь с северянами области и почти никто из людей не чувствует себя там в безопасности, потому что постоянно летают самолеты, ездит тяжелая техника, детей боятся выпускать дальше двора гулять. Я не говорю, что это все так, но у многих людей постоянное чувство тревоги и люди пытаются уехать оттуда.

Когда вы общаетесь с людьми на оккупированных территориях, о чем они вас в первую очередь спрашивают?

— Чаще всего вопрос, который я слышу от людей, находящихся на оккупированной территории: «Известно ли, когда будет контрнаступление? Освободят ли нас?». Это основное, что спрашивают. Также многие спрашивают о ценах.

Чтобы сравнить?

– Да. Ни для кого не секрет, что я сейчас в Киеве, и люди спрашивают, сколько стоят те или иные продукты на подконтрольной территории.

Большая разница между ценами?

– Разница есть. Там очень дорого. Там не дорогое топливо, бензин, хлеб и некоторые продукты, но в целом очень все подорожало. И у людей отчаяние, потому что работы у них тоже нет. Все обещания оккупантов, что появится работа, что вы будете получать нормальную зарплату — никто ничего не получает. И люди думают, как они будут жить дальше.

Или как будут выезжать, что вероятнее.

– Да. И люди продолжают уезжать. Некоторые из находившихся там выехали через территорию россии, выехали в страны Европы.

С чем чаще всего связаны фейки, где россияне и их приспешники пытаются ввести людей в заблуждение?

— Они работают по всем фронтам, у них очень много ресурсов. И это не только российские телеканалы или какие-нибудь страницы в социальных сетях. Еще перед вторжением они сделали сеть местных чатов в вайбере, телеграме. Я больше по телеграму работал и отслеживал эти вещи. Эти местные чаты были созданы по типу «Рубежное.Обсуждение» и, когда началось вторжение, люди начали в эти чаты массово вступать. Им нужна какая-то локальная информация, они начинают присоединяться к этим чатам, а потом там уже вводится цензура.

Если человек выражает проукраинские взгляды, его банят. Но многие просто заходят, ничего не пишут и просто отслеживают информацию. Таким образом, в эти группы понабивались тысячи людей и ведется пропаганда. Там очень активно работают администраторы. То есть они не просто вбрасывают какие-то новости — они с людьми общаются, «обрабатывают» их, выявляют несогласных. Это касается и ситуации на фронте, и гуманитарной ситуации. К примеру, в Рубежном много разрушенного жилья. Там половины города вообще нет, а на другой половине местами очень серьезные разрушения. Люди спрашивают, будет ли какая-нибудь компенсация, как им жить дальше. И эти админы их обрабатывают. Пишут, что россия все отстроит, «будет как в Чечне». Много раз видел именно этот тезис «будет как в Чечне». И когда смотришь, комментарии, сразу можно понять, кто местный, а кто просто работает ботом. Заходишь, а они там из Архангельска, Нижнего Тагила или еще откуда-то и они рассказывают: «Мы вас освободили!», «Вы должны быть благодарны за все это!» И говорят местным, как они плохо жили, а теперь будут жить хорошо. И вот на таком уровне они очень много работы делают.

А вы когда заметили создание этих групп?

— 25 февраля они уже были.

Это не поздно? Думаю, может, за месяц они должны бы такое создать.

— Я думаю, что они, возможно, были созданы раньше. Скорее всего, так и было. Просто контент был, возможно, несколько иным. Мы идентифицировали многих администраторов этих групп.

Они местные?

— Чаще всего эти люди проживают на территории российской федерации, но имеют какую-то связь с теми городами, за которыми они закреплены. Либо они сами оттуда, но уехали 10 лет назад, либо у них какие-то родственники живут в Луганской области.

Но это сеть. Вы уверены?

— Я уверен на 100%, что это сеть, потому что есть все признаки, и мы прорабатывали эту базу, она собрана, а действующие лица — установлены.

А вы кого-нибудь из тех людей знаете лично или заочно?

– Лично я знаю одного человека. Не очень близко, но он из моего города. Я его сотни раз видел, у него в соцсетях есть фотографии, что он ездил в Луганск. Ну, еще раньше. Я думаю, он мог быть завербован там. Как вариант.

Можете привести пример фейка, который вас поразил наглостью лжи?

— Да, конечно. Таких фейков очень много. Но вот то, что меня очень возмутило и вообще слов нет (не только меня, но и весь город возмутило). 13 или 14 мая. Дон Кадыров пишет в своем телеграм-канале: «В городе Рубежное Луганской области сегодня состоялось открытие военного госпиталя. В церемонии открытия приняли участие дорогие братья (и список всех его сторонников). Ранее на месте открытого госпиталя размещалась заброшенная больница. В силу нехватки средств и ресурсов. Стоит отметить, что в некоторых кабинетах забытого медучреждения было функционирующее медицинское оборудование, которое теперь будет исправно служить в интересах солдат и жителей Рубежного. В кратчайшие сроки в медучреждение были проведены водоснабжение, электричество, восстановлены главные пункты приема пациентов, оборудованы места».

О чем идет речь? Речь идет об инфекционном отделении Рубежанской больницы. Это отделение было отремонтировано на средства доноров. Оно было современным. Во время пандемии COVID-19 оно было базовым в Луганской области. Я сам там бывал, делал сюжеты. И на этот фейк Кадырова отреагировала главный врач инфекционного отделения, главный инфекционист Рубежного Ольга Мартыненко: «Сволочь, причем лживая. Воры и мародеры. Разворовали все. Нет концентраторов, аппаратов ИВЛ, передвижных рентген-аппаратов, видеокамер, микроволновок, электрочайников. Идут — морды довольные. Наверняка такой больницы в глаза не видели. И как можно так врать? Присвоить себе только чужие вещи и еще врать, что они сделали. Свет в отделении благодаря генератору, который у нас был. Все оборудование и мебель — наша, купленная на деньги правительства, ОГА, благотворительных фондов, организаций, простых жителей. Вы еще прочтите, что они написали. Оказывается, наше отделение было запущено из-за нехватки средств и его случайно обнаружили, а затем, во время осмотра, там нашли высококлассное оборудование. Это в заброшенном здании! И отделение они возобновили. Только ролик начинается с показа таблички, где написано, что отделение отремонтировано ПрООН, но они таких и слов не знают!».

Это типичный фейк, когда людям откровенно врут. Когда местные это увидели, было большое возмущение, потому что все понимают, как там было на самом деле и как оно есть. Что касается медицины, то оккупанты в Старобельске подарили врачам УАЗ, и там тоже отреагировала городская голова Яна Литвинова. Она написала, что вся первичка в громаде была укомплектована Дастерами даже для сельской местности, имели областную станцию ​​с новыми современными автомобилями, планировали приобрести для вторички реанимобиль почти за 2,5 миллиона гривен. И теперь неизвестно, где все Дастеры, и пригоняют неуклюжий старый УАЗ. Потом они это ретранслируют, рассказывают россиянам, как стало лучше жить в Старобельске после освобождения. Это абсурд.

Есть ли разница в качестве или направленности контента между каналами и сообществами, которые курируют россияне, и теми, которые курируют приспешники «ЛДНР»?

— По поводу тех, кто в Луганске/Донецке, я так понимаю, что в большинстве случаев там работает так называемое МГБ… Вы же понимаете, что еще с 2014 года за восемь лет там какая-то свобода слова вообще перестала существовать. Поэтому эти ресурсы они, в принципе, контролируются этими так называемыми органами. Что касается контента, то они работают очень топорно все. Они берут массовостью этого контента. Вот пример. Заходите в соцсеть «Вконтакте». Там есть функция поиска и вбиваете название населенного пункта. Пусть будет Рубежное или Северодонецк и вы увидите, что одну новость могут запостить за день на сотнях ресурсов.

Я это замечала, кстати, когда искала какие-нибудь детали, а деталей не было.

— Так было раньше, и сейчас еще больше. Все ретранслируется.

Валентина Троян, представитель ИМИ по оккупированным территориям

Читайте также: В Лисичанске нет ни одного района, где не было бы попадания снаряда — журналистка

При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Поддерживайте «Громадське радио»  на Patreon, а также устанавливайте наше приложение:

если у вас Android

если у вас iOS

Последние новости