facebook
--:--
--:--
Включить звук
Прямой эфир
Аудионовости

«Буду жить с 20 осколками в теле»: как вспоминают «прилет» российской ракеты по вокзалу Краматорска?

1x
Прослухати
--:--
--:--

8 апреля, 11:30. Полчаса до прибытия эвакуационного поезда на ж/д вокзал в Краматорске. Перон полон людей — это в основном женщины, дети и пенсионеры. Волонтеры как раз группируют всех на посадку. Через считанные минуты сюда прилетит ракета из тактического ракетного комплекса «Точка У». На нем белой краской написано «За детей». 38 человек погибнут почти моментально, еще 17 умрут в больницах. 5 из них — дети.

114 человек получат ранения разной степени тяжести и будут лечиться в медучреждениях по всей стране, потому что вблизи не будет хватать мест. Андрей и Влад — среди этих 114 человек. Они вместе с близкими просто хотели спастись от войны. Мы говорим с ними в частной клинике в Киеве. Их лечат здесь бесплатно.

У обоих тело изрублено осколками, оба пока почти не поднимаются, их ждут месяцы реабилитации. При этом они охотно говорят с медиа, потому что хотят «чтобы все знали, кто на кого напал, и кто в кого стреляет».

Что произошло 8 апреля на вокзале в Краматорске: воспоминания очевидцев

У Андрея почти не работает правая рука. Это из-за сложных ранений и поражений периферических нервов, объясняет врач. Его еще ждет ряд реконструктивных и нейрохирургических операций по восстановлению нервов.

Андрій отримав осколкові поранення 8 квітня на вокзалі у Краматорську/ Настя Горпінченко
Одне з поранень Андрія/Настя Горпінченко, Громадське радіо

Он как раз отошел за чаем, когда «прилетело». Сейчас все помнит вспышками. Преимущественно кровь, очень много крови:

«Оторванные руки и ноги. Рядом лежал мужчина и кричал. Он держал маленькую девочку на руках. Ей оторвало ноги. Некоторые люди лежали уже «все» сразу. Напротив меня на лавочке сидели мужчина и женщина. Я тоже сидел там, но отошел за чаем. Женщина умерла сразу, мужчине оторвало ноги. Дым, взрыв, кровь, паника, дети. Много детей. Это были эвакуационные поезда. Там были преимущественно женщины, дети и пенсионеры».

Мужчина убежден, что ракету запустили по гражданским намеренно. Ведь знали, что именно в это время будет больше всего людей. Все это, чтобы запугать и убрать последнюю возможность эвакуироваться.

«Я говорю с журналистами, чтобы все знали, кто на кого напал и кто в кого стреляет. Это акция против мирных жителей. Это бомба — оружие массового поражения. Они стреляли точно по вокзалу, по месту скопления людей. Все знали, что в это время полно людей на перроне. Поэтому я даю интервью, чтобы в мире узнали про товарища путина», — говорит Андрей.

В соседней палате Влад, у него полностью иссечены осколками спина и ноги. Он пока не встает, потому что все попытки заканчиваются потерей сознания — организм слишком слаб. Самые большие обломки достали, а вот еще около 20 мелких — теперь с ним на всю жизнь.

Влад отримав множинні осколкові поранення 8 квітня на вокзалі у Краматорську/Настя Горпінченко, Громадське радіо

«Возле легкого обломок, возле печени, возле важных органов, но «возле». Понимаете? Повезло. Единственный обломок, относительно которого есть сомнения — у ребра. Но, говорят, никакого вреда причинить не должно. А если его дробить и вытаскивать — можно только хуже сделать. У меня всего осталось еще 20 осколков, с которыми я буду теперь жить. Врачи сказали, они не будут мне угрожать», — объясняет Влад.

Влад с родителями и другом хотели выехать в Киев. Семья зашла в помещение вокзала, а он остался с вещами ждать на перроне. В это время раздался взрыв.

Ті самі речі, що були з ними на вокзалі у Краматосрьку, в палаті у клініці в Києві/Настя Горпінченко, Громадське радіо

«Я сначала услышал взрыв, но как-то не сильно придал значение этому. А потом я услышал свист и понял, что это где-то близко. Я упал на землю, закрыл голову руками. И слышал, как все взрывалось. Потом я почувствовал, что кто-то на меня упал. Это был мужчина. Он лежал на мне, у него не было части головы, а все внутренности были наружу. У меня было состояние шока. Я еще не чувствовал, что в меня что-то попало, поэтому я просто сдвинул этого мужчину с себя, чтобы переползти в более безопасное место», — спокойно рассказывает 27-летний парень.

Говорит, сейчас сам удивляется, что не запаниковал. Сразу вспомнил все, что когда-либо слышал об обстрелах, кровотечениях и медицинской помощи.

«Взрывы продолжались, я не понимал, что это, а потом оказалось, что это взрывались машины. Ко мне подбежала моя мама, увидела на мне много крови и внутренности. Она подумала, что все это произошло со мной, но я ее успокоил. Сказал, что все хорошо и попросил мне ремнем с джинсов перетянуть ногу, потому что чувствовал, что кровь из нее сильно течет».

Что кровь течет не только из той ноги, стало понятно уже впоследствии. В тот момент Влад просто лежал на боку и старался не двигаться, чтобы не истечь кровью до приезда медиков. Но забрали его в больницу не медики, а военные. Предполагает, что уже просто не хватало рук и скорых.
Дальше были часы на носилках в больнице Краматорска. Сначала забирали только особо трудных и детей, говорит Влад:

«И вот я очень долго там пролежал. Мне накладывали жгуты, фиксировали по времени и вытащили один из самых больших обломков, который сделал мне перелом таза. Его вытаскивали мне без наркоза, без обезболивания. Я просто лежал на животе, боль была невыносимая, я закусил подушку. Потом мне начали туда совать бинты, чтобы остановить кровотечение. То есть первую помощь мне оказали. Я так понял, что ни кровоостанавливающих, ни обезболивающих у них почему-то не было».

Дальше была больница в Павлограде, а затем Киев. Сюда помогли добраться волонтеры.

«Я вот вообще в ВСУ хотел пойти. До сих пор есть такое желание. Надеюсь, что скоро смогу бегать и пойду в ВСУ. Буду служить и защищать свою семью и Родину», — говорит Влад.

Сейчас и Андрей, и Влад в стабильном состоянии, но впереди у обоих месяцы реабилитации, объясняет главный хирург клиники «Добробут» Максим Щербина.

«Сейчас мы имеем возможность оказывать эту помощь пострадавшим в результате военных действий на безвозмездной основе. У нас есть специализация в хирургическом лечении, травматологии, нейрохирургии. Поэтому можем предоставить весь спектр помощи при любых ранениях. Мы уже лечили разных пациентов: были с осколочными ранениями головного мозга, были тяжелые нейрохирургические пациенты, которые получили минно-взрывные травмы в результате войны».

Головний хірург клініки Добробут Максим Щербина/ Настя Горпінченко, Громадське радіо

Всего в стационаре клиники уже пролечили более 50 пациентов, пострадавших от войны, еще более 150 помогли амбулаторно.

Настя Горпинченко, Киев, Громадське радио
При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Поддерживайте «Громадське радио»  на Patreon, а также устанавливайте наше приложение:

если у вас Android

если у вас iOS

Поделиться

Может быть интересно

Вереск через сезоны: поддержание цветения и здоровья

Вереск через сезоны: поддержание цветения и здоровья

Как бюджетно освежить интерьер

Как бюджетно освежить интерьер

Секреты успешной аренды автомобиля в Киеве: чего следует избегать

Секреты успешной аренды автомобиля в Киеве: чего следует избегать

Польза и применение масла ТОМ

Польза и применение масла ТОМ