Как изменится система эвакуации военных из зоны ООС с внедрением современных стандартов?

Как изменится система эвакуации военных из зоны ООС с внедрением современных стандартов?

О переформатировании всей системы медицинской эвакуации в армии под современные стандарты рассказал координатор по вопросам медицинской эвакуации из зоны ООС Илья Лысенко

О переформатировании всей системы медицинской эвакуации под современные стандарты рассказал координатор по вопросам медицинской эвакуации из зоны ООС Илья Лысенко.

«Медицинской эвакуацией мы привыкли заниматься как сопутствующим действием во время боевой задачи. Сейчас мы позиционируем это по-другому. Мы считаем, что медицинской эвакуацией должны заниматься специально подготовленные профессионалы, которые готовы бороться за человеческую жизнь в любых условиях».

– Вопрос эвакуации обсуждался давно, буквально на позапрошлой неделе во время пресс-конференции представили новую систему.

– Над этой системой мы как гражданские люди работали давно, делая свои предложения Вооруженным силам Украины. В конце концов наступило время, все созрели, чтобы перейти к воплощению мечты в реальность. С этой целью я и мой друг, наш начальник штаба ASAP (Общественная организация «ASAP Rescue» – ред.), подписали контракт с Вооруженными силами с одной целью: быть паровозом, хранителем идеи, отстаивать путь, который должны пройти в Минобороны, в Вооруженных силах, в Генштабе для того, чтобы у нас появилась эффективная медицинская эвакуация.

– Я так понимаю, в ВСУ будет создано экспериментальное подразделение. Почему экспериментальное?

– Потому что в Вооруженных силах все всегда планируется заблаговременно. То, что мы сейчас делаем, не планировалось заблаговременно. Как первый шаг мы убедили создать взвод на базе одного из полевых госпиталей в зоне ООС. Этот взвод пока будет существовать как экспериментальный.

По итогам этого эксперимента в марте мы проведем срез и работу над ошибками, после этого весной приступим к формированию постоянных подразделений на базе остальных госпиталей, далее – везде по Украине, где в этом есть необходимость.

– За эти полгода вы должны набрать штат. Кто это будет, как будут отбирать людей для подразделения?

– Я очень надеюсь, что к нам присоединятся те добровольцы-медики, которые имеют опыт оказания медицинской помощи и медицинской эвакуации в зоне АТО либо в зоне ООС. Я очень рассчитываю на этих людей.

Сейчас мы в спешном порядке формируем подразделение, в котором будет 53 человека. Также нам нужны офицеры, которые помогут создать центр медицинской координации Вооруженных сил в Киеве. Если говорить о количестве людей, которые сейчас будут привлечены и для создания координационного центра, и экспериментального подразделения, то это до семидесяти человек, которых мы уже сейчас готовы собеседовать.

Мы очень торопимся, у нас в планах уже в 20-х числах октября первые обучающие мероприятия на базе 205-го Учебного центра для первых экипажей, которые уже в ноябре должны полноценно приступить к выполнению своих задач в зоне ООС.

То, что мы сейчас строим, это централизованное управление со своей вертикалью, анализом происходящего, каждодневным внесением данных о состоянии экипажа, технической и медицинской готовности, готовности персонала и госпиталей принимать раненых либо пострадавших. Это очень глобально и масштабно. Это подразумевает, что теперь медицинская эвакуация будет проводиться не какими-то силами и средствами, а спланировано и с четким понимаем каждого этапа, с фиксацией действий на каждом этапе.

– Что значит: по стандартам НАТО?

– Я стараюсь не использовать термин «стандарты НАТО». Назовем это по-другому, как мне кажется, более правильно: по современным стандартам оказания медицинской помощи, заботы о человеке и уважения к человеку.

Есть целый комплекс STANAG в странах, которые входят в блок НАТО (и не только в этих странах), который подразумевает алгоритмы либо соответствия современным требованиям. Да, мы ориентируемся на это. Но когда общаемся с иностранными советниками, очень часто их удивляем. То, что мы затеяли и делаем, те идеи, которые мы проповедуем, технические задачи, которые параллельно пытаемся решать, удивляет их: это даже выше, чем то, что они привыкли видеть у себя.

– Что есть сейчас и что изменится после того, как вы начнете работу?

– Медицинской эвакуацией мы привыкли заниматься как сопутствующим действием во время боевой задачи. Сейчас мы позиционируем это по-другому. Мы считаем, что медицинской эвакуацией должны заниматься специально подготовленные профессионалы, которые готовы бороться за человеческую жизнь в любых условиях. Как все измениться? Глобально.

Теоретически медицинская эвакуация существовала и существует. Практически мы сейчас стоим на пороге, когда медицинская эвакуация станет элементом, от которого зависит комплексное состояние раненого, пострадавшего, которого мы передаем в руки врачей.

Мы стараемся превратить это в некий вид украинских войск. Человек, который служит в медэваке, будет подготовлен, чтобы бороться до конца за человеческую жизнь всеми подручными способами. А то, что мы заложили на сегодняшний день, – это высокотехнологичные современные устройства. Если мы технологически не готовы спасать человека, мы лишаем его определенного шанса.

– Есть ли волонтерские или другие организации, которые готовы предоставить часть необходимого оборудования?

– Возможно. Но я не считаю, что нужно полагаться на волонтерские организации, которые могут предоставить это оборудование. Оно должно быть комплексное, системное и стандартизированное.

У нас есть желание, чтобы в учебном центре экипажи обучались с тем оборудованием, на котором они 100%  будут работать. Которое будет принято на вооружение ВСУ, которое будет доступно и заменяемо и которое будет способно выдерживать все перегрузки. Его придется ронять, сумки будут летать по реанимобилю, возможно, их придется тащить за собой волоком. К этому оборудованию достаточно серьезные требования. Хотелось бы, чтобы Минобороны ввело его как системное и стандартное.

– Какие основные требования для всех желающих присоединиться?

– Я рассчитываю, что мы привлечем людей, которые в течение последних четырех лет оказывали медицинскую помощь в зоне ООС. К первому подразделению у нас более-менее лояльные требования. Мы зовем тех, кто чист душой, сердцем, помыслами, готов бороться за человеческую жизнь с тем уровнем знаний, который у него есть сейчас.

Весной, когда мы будем формировать остальные подразделения, требования будут жесточайшие. В первую очередь – по физическим возможностям людей. Медэвак – это колоссальные нагрузки. Нужно тащить на себе медицинское оборудование, кислородные баллоны, медицинскую сумку-укладку, может быть, даже бойца.

На сегодняшний день мы имеем абсолютное понимание, как это все будет. А дальше – надеемся победить тот самый пресловутый человеческий фактор, когда хорошие идеи разбиваются о камни человеческого недопонимая либо нежелания.

– Вы верите в то, что это можно победить?

– Я верю, что должен это попробовать.

– Куда обращаться тем, кто хочет себя попробовать?

– Сейчас мы будем пытаться донести информацию до всех военкоматов, чтобы они максимально начали нам помогать в этом вопросе. Можно позвонить – есть телефоны, я опубликую номера на своей странице; можно взять анкету на странице и заполнить ее – мы выйдем на связь.

Слушайте полную версию разговора в прикрепленном звуковом файле.

Последние новости