Маурер: МККК не остановится, пока не получит полный доступ к заключенным на неподконтрольных территориях Донбасса

Маурер: МККК не остановится, пока не получит полный доступ к заключенным на неподконтрольных территориях Донбасса

Миссия в Украине — крупнейшая в Европе для Международного комитета Красного Креста. Здесь гуманитарная организация работает в усиленном режиме с 2013 года, со времен Революции Достоинства. На Донбассе волонтеры оказывают помощь людям по обе стороны линии разграничения. А в этом году добавился еще один вызов — пандемия коронавируса.

В начале недели в Киев приехал президент МККК Петер Маурер. После встречи с президентом Владимиром Зеленским и представителям Кабмина, господин Маурер рассказал в интервью Громадське радіо, как МККК может ускорить обмен удерживаемыми людьми и почему гуманитарные проблемы оккупированного Крыма не относятся к сфере деятельности Красного Креста.

Господин Маурер, каких договоренностей вы достигли на встрече с руководством Украины?

На встречах с президентом и премьер-министром мы подводили итоги нашей работы в Украине, в частности на востоке страны.

Обсудили основные направления деятельности, в том числе, дальнейшие действия касательно закона о пропавших без вести, и как МККК может способствовать в его реализации. Украина является одной из самых загрязненных стран мира поколичеству мин и неразорвавшихся устройств. Об этом говорили. Также о сложности с доступом гражданского населения к услугам через линию разграничения, как это упростить. И, конечно, обсуждали условия содержания людей. Ведь МККК уже долгое время работает с этим. И у нас еще есть нерешенные вопросы на территориях, неподконтрольных правительству. Обсудили и вопрос воды, особенно на линии соприкосновения. Украина и по сей день остается крупнейшей операцией МККК в Европе и восьмой по объему работы в мире с бюджетом примерно в 73 миллиона франков (почти 80,5 млн долларов США — ред.). В Украине около 600 работников МККК. Должен сказать, что на встрече мы действительно смогли увидеть, как МККК сблизился в сотрудничестве с президентом и премьер-министром.

В сентябре по итогам встречи советников лидеров Нормандской четверки руководитель Офиса президента Украины Андрей Ермак заявил, что до конца сентября у представителей Красного Креста будет доступ к заключенным на оккупированном Донбассе. Получили ли?

В каждом конфликте, в котором активно действует МККК, мы всегда прилагаем большие усилия к тому, чтобы получить доступ ко всем заключенным. В Украине мы имели достаточно времени для доступа к объектам, которые контролирует правительство. А что касается неподконтрольных территорий Донбасса, то все еще ждем полный доступ на условиях МККК. Это не значит, что ничего не произошло, у нас было несколько визитов в места содержания. Это были небольшие визиты летом. И мы благодарны уже за этот небольшой прогресс, но, конечно, мы не имеем сейчас такого доступа, как хотелось бы, но это необходимо.

Когда может быть полный доступ?

Я не буду гадать, когда это произойдет. Что я могу сказать, так это то, что МККК не остановится, пока не получит полный доступ. Мы никогда не сдаемся. Мы полны решимости. Нам нужен доступ к гражданскому населению, к заключенным, содержащимся в условиях вооруженных конфликтов. Наша задача, согласно конвенциям (Женевским — ред.), Обеспечить гуманное обращение с заключенными по нашим стандартам.

Господин Ермак также говорил, что Красный Крест сможет помочь ускорить обмен удерживаемыми. Как вы можете помочь?

Я разделяю мнение господина Ермака о том, что каждый раз, когда МККК имеет доступ к заключенным в регионах конфликта, это способствует переговорам между сторонами об обмене. Суть в том, что МККК всегда в первую очередь регистрирует задержанных, чтобы иметь четкое представление о тех, кто содержится под стражей. И вступает в конфиденциальный разговор с властью, удерживает их. Обычно все эти элементы способствуют, и ситуация улучшается.

Какая сейчас гуманитарная ситуация в тюрьмах на оккупированном Донбассе?

Это тот вопрос, по которому я попрошу вашего понимания — почему не могу ответить. Из нашего годового отчета вы можете знать, что мы посещаем почти миллион заключенных в ста странах мира. Одним из условий этих посещений является конфиденциальность МККК относительно условий содержания под стражей. Поэтому, если мы видим, что условия не соответствуют стандартам, или есть злоупотребления в отношении заключенных, мы сосредотачиваемся исключительно на конфиденциальном диалоге с ответственными органами власти, а не с другими сторонами конфликта.

Какова ситуация с коронавирусом на оккупированном Донбассе? Как местные жители могут получить помощь Красного Креста?

Будучи активными в секторе здравоохранения, мы, конечно, имеем некоторые статистические данные. Но МККК никогда не учитывает цифры, мы стараемся понять, когда мы можем доставить защитные материалы и как помочь власти справиться с пандемией. Мы, конечно, активно работаем в рамках своей программы по здравоохранению, поддерживаем медицинские учреждения, чтобы они могли реагировать на пандемию. На самом деле, мы так и не обеспечили поставку лекарств. Ведь, как вы знаете, международное сообщество и многие страны столкнулись с тремя сложными вопросами: когда будет вакцина, когда будет лечение и какие тесты быстрее обнаруживают COVID-19. Мы не знаем точно, какие лекарства работают. От США до Китая продолжаются дебаты относительно того, какие из лекарств лучшие и самые эффективные. Мы не участвуем в этих дебатах.

Петер Маурер Фото: Ярослава Жуковская/Громадське радіо

Лидер Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров недавно заявил о катастрофической ситуации с коронавирусом в оккупированном Крыму. Он призвал помочь международные организации, в частности, Красный Крест, с предоставлением медицинских услуг. Что вам известно об этой ситуации?

Красный Крест пока не присутствует в Крыму. Мы осуществляли там свою деятельность, но не смогли продолжить. Это не открытый конфликт, к которому, согласно Женевским конвенциям, мы могли бы иметь доступ. Мы должны полагаться на ответственные органы власти. Конечно, если этот вопрос дойдет до МККК, мы попробуем сделать все возможное, как движение Красного Креста и Красного Полумесяца вместе с Федерацией Красного Креста, но в последние несколько недель этот вопрос не поднимался. Конечно, у нас есть налаженный диалог с российским правительством, которое является важным глобальным государством со своими взглядами во всех конфликтах мира. Поэтому мы регулярно обмениваемся мнениями. И, очевидно, что разговор об Украине, ситуации на Донбассе, ситуации на территориях, находящихся под контролем России, сдержанная. МККК пытается сделать все возможное, чтобы вести переговоры о гуманитарных сферы, в которых мы можем действовать. Для МККК важным направлением деятельности останутся регионы войн, конфликтов и насилия. Именно поэтому в Украине мы сосредоточены на Донбассе, в частности, на территориях, не контролируемых правительством.

В то же время, касательно обеспечения водой в Крыму Россия сама говорит о гуманитарной катастрофе и пытается переложить ответственность на Украину. Известно ли вам о реальной ситуации?

Я считаю, что в конечном счете только независимая оценка ситуации с водой может все прояснить. Пока ни в МККК, ни у других международных органов нет политического мандата на такое техническое исследование.

Можно ли получить данные через российский Красный Крест?

Наши коллеги из российского Красного Креста не поднимали этот вопрос. Они вспоминали многое другое, но не это. Но мы, конечно, держим это в поле зрения. Впрочем, пока это не относится к сфере деятельности Международного комитета Красного Креста.

Автор интервью — Анжела Бубеляк/Громадське радіо

Последние новости