Нина Брановицкая: ЕСПЧ спрашивает, что в Украине сделано по расследованию убийства моего сына, а ответить им ничего

Нина Брановицкая: ЕСПЧ спрашивает, что в Украине сделано по расследованию убийства моего сына, а ответить им ничего

«Они выдержали, не выдержал бетон». Историю убийства «киборга» Игоря Брановицкого, вероятно, знают, все. При взятии в плен, после многочисленных пыток, 21 января 2015 года его застрелил на глазах у побратимов уже покойный боевик по прозвищу «Моторола» (россиянин Арсений Павлов). Однако в Украине это резонансное убийство расследуется уже пять лет и результатов пока нет.

Почему затормозилось это дело? Об этом и не только мы поговорили с мамой Народного Героя Украины Игоря Брановицкого — Ниной Брановицкой.

Андрей Куликов: Заместитель главы украинской делегации в Трехсторонней контактной группе в Минске Витольд Фокин в интервью одному из СМИ сказал следующее: «Чтобы прекратить войну, нужна общая амнистия и выборы». Как вы можете прокомментировать тезис о всеобщей амнистии?

Нина Брановицкая: Я бы хотела знать, чье мнение выражает Фокин. Если он участник ТКГ, значит, это мнение украинской стороны. Но Витольд Фокин не спросил меня, не спросил родителей, потерявших своих детей, а их замучили, расстреляли, убили в плену.

Андрей Куликов: Вы неоднократно говорили, что хотите доказать, что убийство вашего сына есть военным преступлением. Почему вы придаете этому такое значение?

Нина Брановицкая: Это не единственное такое преступление. Они были совершены на оккупированной территории. Людей убивали целенаправленно. Их убивали не во время военных операций или обстрелов, а уже после того, как был закончен бой. Убивали за то, что они были украинцами, за то, что они настаивали, что Донбасс — это Украина, за то, что утверждали, что в Украине продолжается российско-украинская война.
Слушательница: Сегодня слышала по радио о том, что амнистия была прописана в Минских договоренностях еще при Порошенко. Как такое можно было подписать?

Нина Брановицкая: Речь шла об амнистии тех, кто не был участниками преступлений, которые воевали, но которые не пытали и у них на руках нет крови наших военных. Это выборочная амнистия, не для всех.

Слушатель Юрий Долина из Полтавы: Пани Нина, Вы же понимаете, что с нашей стороны были такие добровольческие батальоны, в отношении которых имеются уголовные дела: и за изнасилование, и так далее. Если мы хотим прекратить войну, надо примиряться, потому что это будет продолжаться вечно. Вечно будем договариваться, а матери, которые еще не плачут, будут долго плакать. Надо идти на компромисс.

Нина Брановицкая: Компромиссы бывают разные. Вы согласились бы жить рядом с соседом, который пытал и убивал, для которого убить — раз плюнуть?

Если со стороны Украины были такие случаи, то они должны расследоваться. Преступления должны расследоваться с обеих сторон.

Вы говорите, что мы должны примириться и простить. А вы уверены, что это будет примирение? Вы уверены, что люди, которые убивали, смирятся?
Андрей Куликов: Вы передали материалы уголовного дела в Европейский суд по правам человека еще в 2016 году. Что за это время произошло там?

Нина Брановицкая: В ЕСПЧ сейчас идет рассмотрение этого дела. Каждый раз, когда они связываются с адвокатами, делают запросы о том, какие действия были проведены нашей судебной властью.

Андрей Куликов: И какие?

Нина Брановицкая: Никакие. Я делала запрос в Генеральную прокуратуру в этом году. Мне пришел ответ, что дело, которое рассматривалось в СБУ, приостановлено, так как они ищут Арсена Павлова («Моторолу»). Но он застрелил Игоря, который был уже без сознания, а до того его пытали очень много людей. Они менялись, били его по очереди. Здорового, спортивного мужчину 7 часов убивали. Просто, чтобы убить. Его не допрашивали, а просто убивали.

Андрей Куликов: Они ищут «Моторолу», но он же убит?

Нина Брановицкая: Дело в том, что у наших правоохранительных органов нет официального подтверждения его смерти. Пока его не будет, Павлов считается живым.
В Павлограде идет суд еще над одним убийцей Игоря — «Гиви» (тоже уже покойный — ред.). Среди других статей есть статья о «военном преступлении». Но этот суд продолжается с 2016 года, а дело еще ни разу не рассматривалось по существу.

Полную версию беседы можно прослушать в прилагаемом звуковом файле
Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:

если у вас Android

если у вас iOS

Нина Брановицкая: ЕСПЧ спрашивает, что в Украине сделано по расследованию убийства моего сына, а ответить им ничего
0:00
/
0:00

Последние новости