Пандемия коронавируса: как работает украинская судебная система в условиях карантина?

Пандемия коронавируса: как работает украинская судебная система в условиях карантина?

Во время карантина или даже в условиях чрезвычайного или военного положения в Украине будут продолжать работать суды — это нормы действующего законодательства. Однако пандемия коронавируса вносит свои коррективы в работу служителей Фемиды. С какими трудностями столкнулась судебная система и какие изменения пришлось внедрить — далее в материале.

«Мы развесили дезинфекторы для рук, ввели систему измерения температуры — для работников по желанию и для посетителей в обязательном порядке», — говорит руководитель отдела коммуникаций Высшего антикоррупционного суда Олеся Чемерис.

И это только часть нововведений, которые сейчас действуют в Высшем антикоррупционном суде. Кроме этого, временно остановили личный прием граждан руководством суда и ограничили доступ к слушаниям всем, кто не является участником судебного процесса.

«Тех, у кого повышенная температура или есть признаки респираторных заболеваний, мы просто не допускаем к слушаниям и не даем доступа в помещение суда вообще. Если это лицо, у которого обнаружили повышение температуры, является стороной процесса, то к нему применяют средства защиты, то есть маска выдается. Также секретарь заседания предупреждает о том, что присутствует лицо, которое имеет признаки респираторных заболеваний. Мы допускаем участников процесса в помещение не ранее чем за 10 минут до начала заседания. Это важно, это новшество. Раньше, когда пришел человек (любой: это свободный слушатель, или участник дела), он сразу заходил. Сейчас мы не допускаем», — говорит Чемерис.

Закупили маски и антисептики, регулярно проводят влажную уборку помещений, изменили порядок подписания документов, чтобы меньше контактировать с коллегами, обеспечили развозки работников и внедрили посменную работу для сотрудников канцелярии и охраны — таковы правила сейчас в Верховном суде. Нововведения есть и в работе судей.

«Мы сняли с рассмотрения дела, которые должны были слушаться на открытых заседаниях, то есть там, где имели право участвовать участники дела, приходить другие лица. В этих делах мы сейчас объявили перерыв. Относительно дел письменного производства — мы и дальше их рассматриваем. Здесь ничего не изменилось, единственное, что мы уменьшили продолжительность контакта судей между собой. То есть, например, мы обычно сидели 8-10 часов и обсуждали эти дела. Сейчас пытаемся все общие вопросы обсуждать письменно. У нас есть чат, есть внутренние каналы где можно пообщаться, задать вопрос или подать предложение», — говорит Елена Кибенко, судья Палаты Верховного суда Украины.

Сократили количество заседаний и в Высшем антикоррупционном суде.

«Как правило, заседание переносят по ходатайству или когда у кого-то из коллегии судей есть признаки болезни, или она или он оказывается на больничном уже сейчас. То есть, из-за невозможности провести заседание из-за отсутствия этого человека в коллегии. В среднем, за первую неделю у нас перенеслось от двух до шести дел на судью, не в коллегию, а на судью», – говорит Олеся Чемерис и добавляет, что часть заседаний также провели в формате видеоконференций.

Сейчас украинские суды рассматривают прежде всего неотложные дела — говорит Олег Ткачук, судья Палаты Верховного суда.

«Такие дела, которые нужно решить безотлагательно — это дела, связанные с контролем за досудебным следствием. То есть, следственные действия, меры, санкционирование оперативно-розыскных мероприятий в случаях, предусмотренных законом», — объясняет судья.

Именно такого решения ожидает сейчас один из подозреваемых по делу об убийстве журналиста Павла Шеремета Андрей Антоненко. 4 апреля его срок содержания под стражей заканчивается. Поэтому суд не позднее чем за 5 дней до этого должен избрать ему новую меру пресечения, или продлить старую. Если слушание до этого времени не состоится, то Антоненко сможет выйти на свободу.

«По закону, когда срок истекает и нет правовых оснований держать человека под стражей, то его должны просто отпустить», — говорит защитник Антоненко Святослав Кулик.

Хотя пока дату суда не назначили, адвокат убежден, что заседание таки состоится, но без слушателей и журналистов.

«Мы будем говорить о ситуации с коронавирусом, как об одном из оснований изменить меру пресечения. Сейчас ситуация следующая, что никто никого не проверяет (температурный скрининг и другие мероприятия по выявлению коронавируса — ред.), ничего не делает», – говорит Кулик.

Однако, по словам заместителя министра юстиции Елены Высоцкой, в местах несвободы ежедневно проводят осмотр и температурный скрининг осужденных, персонала и всех посетителей учреждений.

«Каждое утро медработник учреждения проводит осмотр и температуру измеряет. В случае выявления симптомов — не допускаем к работе», — сказала Высоцкая.

Возвращаясь к работе судов, Олег Ткачук говорит, что если по уголовным делам заседания однозначно будут происходить, то в других случаях можно будет внести коррективы.

«Ситуация, связанная с карантином, принадлежит к тем обстоятельствам, которые являются условием для отложения дела, для возобновления сроков, если они будут пропущены. Если для защиты прав граждан нужно отложить дело, чтобы заслушать сторону, или если сторона не может какие-то документы подать вовремя, нужно сроки продолжить и учесть те условия, в которых страна живет сегодня. Это не будет основанием для отказа в принятии документов, если срок сейчас будет пропущен, или для того, чтобы не восстановить срок этот», — говорит Ткачук.

Для тех, кто хочет подать документы в суд, но не может до него добраться из-за отсутствия транспорта или по другим причинам, Олег Ткачук советует высылать документы по почте или на электронный адрес суда.

«В других случаях, когда такой возможности нет, конечно, суды будут учитывать эти обстоятельства и я думаю, что они будут исходить из того, что это уважительная причина для пропуска срока», — говорит судья.

А вот Елена Кибенко говорит, что пандемия коронавируса вызвала юридические коллизии в работе судов.

«Сейчас, к сожалению, наше законодательство вообще не предусматривает таких случаев, что делать в случае эпидемии, в частности коронавируса. Например, мы могли бы приостановить производство по делам на период коронавируса — это значит, что течение сроков прекращается и затем они возобновляются с момента, когда уже отменяется карантин. А сейчас у нас процессуально такой возможности нет. Судьи без кодексов не могут самостоятельно принимать такие решения. И возникают проблемы, например, с исковой давностью. Сейчас коронавирус, человек не может добраться до суда, но суды работают. Будет ли это потом основанием, например, для обновления исковой давности? Будто суды и работают, они не закрыты, но для людей есть определенные препятствия: принять участие в заседании, добраться до суда, подать документы, подать иск. Все эти вопросы должны быть урегулированы в кодексах все же… Люди остаются в состоянии такой правовой неопределенности, потому что если бы были закрыты суды, для всех было бы очевидно, что это такое форс-мажор и это будет однозначно основанием, например, для возобновления сроков исковой давности. А сейчас, когда суды работают в нормальном режиме, но люди не могут добраться до судьи, это уже возникает такая дилемма, непонятно есть ли непреодолимая сила, или нет», —объясняет Елена Кибенко.

Кибенко отмечает, что сейчас в парламенте разрабатывают законопроект, который должен решить созданные коронавирусом коллизии в работе судебной системы.

Ирина Саевич, Громадське радио

Последние новости