Права украинских трудовых мигрантов: как повлияла пандемия?

Права украинских трудовых мигрантов: как повлияла пандемия?

Коронавирус, который повлиял практически на все сферы общественной жизни, сказался и на миграционных процессах. Однако борьба с пандемией не должна нарушать права человека и должна вестись с соблюдением социальных и экономических прав граждан.

О проблемах с транспортным сообщением во время пандемии, видах миграций украинцев, ответственных за трудовую миграцию в государстве и о том, поможет ли риторика «Оставайтесь дома!», говорим с экспертом общественной организации «Европа без барьеров» Павлом Кравчуком.

Какой бывает миграция?

Если говорить об украинской миграции, в частности, трудовой, то одна из самых больших проблем заключается в отсутствии соответствующих методов и ресурсов в государственной политике, чтобы оценить, сколько людей участвует в миграционных процессах.

Такие данные позволили бы уже дальше обеспечить права этих людей, информировать их о чем-то. Например, о возможности вернуться в Украину, трудоустроиться дома.

  • Например, когда были выборы, украинское государство довольно плохо обеспечивало возможность участия в избирательном процессе для тех, кто находится за границей. В Польше было всего четыре избирательных участка на сотни тысяч людей, которые там находятся.

Вторая вещь, которую стоит знать о трудовой миграции — это то, что преимущественно граждане Украины выезжают заграницу периодами. То есть это циркулярная трудовая миграция с возвращением домой. Это может быть выезд на три месяца, особенно после того, как начался безвизовый режим, а Польша разрешила трудоустройства без визы. Или это может быть еще одна распространенная форма — с польской рабочей визой на шесть месяцев. Менее распространенная — выезды на год и долгосрочные выезды.

Чем дальше от границы, тем популярнее долгосрочная миграция. Если это Польша, то это преимущественно люди, которые выезжают на короткое время, хотя есть и те, которые надолго остаются. Например, в Италии 230 тысяч человек, которые являются долгосрочными мигрантами (с разрешениями на проживание свыше года). И еще неизвестно, сколько там находится человек нелегально.

Отсутствие транспортного сообщения как первая преграда

Когда началась пандемия, то началось ограничение с закрытием границ, с ограничением въезда иностранцев. Очень много украинцев от этого пострадало. Первыми пострадали туристы и те, кто планировал вернуться, потому что закончилась их краткосрочная и среднесрочная занятость.

Они столкнулись с тем, что, во-первых, не было транспорта. А во-вторых (особенно касается стран, которые не граничат непосредственно с Украиной), они столкнулись с необходимостью транзитного проезда через третьи страны, закрыли границы.

  • Были ситуации, когда сотни украинцев застревали на границе в Хорватии, выезжая из Италии.

Кроме того, те граждане Украины, которые из нашей страны планировали выехать работать на короткое или более длительное время, столкнулись тем, что закрыты пункты пропуска на границе, нет авиасообщения, первые два месяца с марта не работали консульства, где можно было получить визу.

Окончание срока пребывания за рубежом: спасает ли специальный штамп

Еще одна распространенная проблема, с которой столкнулись все мигранты во всех странах, пострадавших от пандемии — это люди, у которых заканчивался срок пребывания. У кого-то виза, у кого-то безвиз или вид на жительство. Люди стоят перед перспективой стать нелегалами по независящим от них причинам.

Но по крайней мере в Европе и Украине эту проблему более или менее решили. Ведь все правительства после введения картина как можно быстрее продлили срок пребывания всем иностранцам, которые находились в странах легально.

Хотя в этой ситуации почти не было проблем, но в индивидуальных случаях люди все же наталкивались на трудности. Например, проблемы были у тех, кто в ЕС превысил срок пребывания из-за этих ограничений. Когда они возвращались наземным путем в Украину, превысив этот срок (в Чехии и Италии), то венгерские пограничники при пересечении границы выписывали им штраф за превышение срока пребывания, а то и ставили депортации.

Во-первых, это около 100-200 евро штрафа. Во-вторых, занесение информации в информационную систему. Поэтому у людей появляется «плохая репутация» и возникает риск, что их могут не пропустить в следующий раз. Эту проблему пока решить никак не удается.
Хотя в Чехии ввели такую ​​классную вещь: они ставят специальные штампы в паспорт, удостоверяющие, что люди, которые были в Чехии и превысили срок пребывания из-за пандемии, находились в Чехии легально.

  • Это специальный штамп, где написано «COVID-19, чешская полиция». И венгры будто не штрафуют тех, кто с этим штампом. Но не все успевают его поставить, не все знают, как это сделать.

Риторика «Оставайтесь дома!»

Украинское государство вообще немножко странно вело себя в этом плане. Была такая риторика правительства, мол, «мы хотим, чтобы люди оставались здесь, поэтому мы их не будем выпускать». Это было воспринято обществом очень остро, потому что это задело глубинные вопросы возможности/невозможности выезда за границу.

  • Если посмотреть на опрос за последние два года, то трудовую миграцию считают самой большой или самой страшной проблемой наряду с войной или даже больше, чем война.

Но с другой стороны, это замкнутый круг: опросы показывают, что люди считают это проблемой, политики производят какую риторику на эту тему, нагнетается еще больше страха.

В то же время, боятся трудовой миграции преимущественно люди, которые с ней мало соприкасаются. А когда правительство начинает говорить, что «мы закроем границы и не будем выпускать никого», это затрагивает интересы конкретной группы людей, которые очень остро на это реагируют. Потом от этой риторики якобы отошли, к счастью.

Также из-за пандемии многие потеряли работу: где-то закрылась сфера обслуживания, где-то сократилось производство, где-то стали ненужными домашние работники, которые ухаживали за детьми, потому что люди, которые их нанимали, сами начали сидеть на карантине и ухаживать за детьми или пожилыми людьми.

Кто ответственен за трудовую миграцию в Украине?

Сейчас законодательство определило, что трудовой миграцией занимается Министерство экономики. Это поменяли буквально в декабре 2019 года, а до этого за трудовую миграцию отвечало Министерство социальной политики.

К сожалению, у государства нет какого-то единого подхода к решению проблем трудовых мигрантов. Например, у нас есть закон о внешней трудовой миграции, который определяет целый ряд хороших необходимых мер, которые нужно сделать, чтобы обеспечить связь государства с трудовыми мигрантами, защитить их права и поощрять молодежь к тому, чтобы она возвращалась обратно.

  • В частности, в законе предусмотрено создание информационного ресурса, который будет предоставлять информацию, в том числе, о возможности трудоустройства. Но такого ресурса как не было, так и нет.

В мировом опыте есть различные программы того, как побудить трудовых мигрантов инвестировать заработанные средства у себя в стране так, чтобы они работали на экономику, чтобы это был взаимовыгодный процесс. Опять же, у нас на эту тему практически ничего не делается вовсе.

  • Нам не хватает удобных, открытых и эффективных схем для того, чтобы трудовые мигранты могли даже просто переводить средства.

Вообще, в украинской политике не хватает координации, единого государственного органа, который бы систематически работал в этом направлении.

Вместо выводов

Пандемия коронавируса показала целый ряд системных проблем, связанных с миграцией. Если говорить об украинских реалиях, то это несистемный учет мигрантов, отсутствие четкой и понятной коммуникации относительно миграционных процессов, отсутствие единого подхода к решению проблем трудовых мигрантов, что делает преодоление последствий COVID-19 еще сложнее.

От того, насколько быстро уполномоченные центральные органы исполнительной власти смогут систематизировать свою политику, связанную с миграционными процессами, будет зависеть, как будет восстанавливаться украинская экономика.

Важным остается, во-первых, побудить трудовых мигрантов инвестировать заработанные средства в Украину, а во-вторых, обеспечить связь государства с трудовыми мигрантами, предоставлять им информацию о возможности трудоустроиться дома.

Материал подготовлен в рамках совместного проекта с партнерскими организациями Institute for Analysis and Policy Dialogue IfAP (Берлин), RUSMPI – Institute on Migration Policy (Берлин), GenderMediaCaucausus Journalists ‘Association (Грузия) при финансовой поддержке Министерства иностранных дел Германии.

Последние новости